RU
Все новости

Крови нам, скорее всего, не избежать: Эксперты о причинах и последствиях военного положения в Украине

Иллюстрация: «Крым.Реалии»
Иллюстрация: «Крым.Реалии»

Сегодня, 28 ноября, в 9 утра в 10-ти областях Украины, включая Донецкую и Луганскую, начинает действовать военное положение. Срок – 30 дней. Украинские эксперты прокомментировали «Донецким новостям» причины (не только явные, но и тайные) и последствия введения данного особого режима.

Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

– По причинам – надо быть реалистами. Если бы не было инцидента в Азовском море, где россияне 25 ноября обстреляли и захватили идущие из Одессы в Мариуполь украинские малые бронированные катера и буксир, не было бы и военного положения. Некоторые усматривают в этом предвыборные игры. В частности, говорят, что таким образом команда президента хотела сдвинуть дату выборов, чтобы Петр Порошенко успел нарастить рейтинг. Но вряд ли политтехнологи Порошенко могут отдавать приказы российскому ФСБ, военным и пограничникам. Это – абсурд.

Если бы президент не стал настаивать на введении военного положения, его бы критиковали за бездействие. Так что особого выбора у него не было.

И раньше ходили слухи, что у Банковой есть планы, используя механизм военного положения, отсрочить дату президентских выборов, назначенных на 31 марта 2019 года. Не исключаю, что планы такие могли быть. Но, опять же, подчеркну: не было бы повода (нападения россиян на украинских моряков), не было бы и военного положения.

К тому же, в понедельник, 26 ноября, мы видели яростное сопротивление значительной части Верховной Рады вводу военного положения на 60 дней, что позволяло бы перенести выборы на месяц (избирательная кампания у нас официально стартует в конце декабря). И президент, хоть и после сложных дискуссий, пошел на компромисс. То есть, для него принципиальным вопросом была не отсрочка выборов, а принятие закона о военном положении. В итоге, получилась боевая ничья: Порошенко добился утверждения закона о военном положении, а его оппоненты – подтверждения, что выборы состоятся, как и планировалось, 31 марта.

Что до последствий введения военного положения, то думаю, что для большинства жителей тех регионов, в которых оно вводится, абсолютно ничего не поменяется. В прифронтовой же зоне Донбасса, по сути, некоторые механизмы военного положения действуют уже давно. Согласно указу и закону, если произойдет обострение ситуации (прямая агрессия России), военное положение запустят в полном объеме. Но, будем надеяться, эти механизмы задействовать не придется.

Ближе к истечению срока, на который ввели военное положение (30 дней), власти придется решать политико-психологическую проблему. Продлевать военное положение? Отменять? И тот, и другой вариант – повод для критики. Чтобы продлевать, нужны веские основания. Да и выборы тогда точно придется передвигать. Отмена уже введенного военного положения также вызовет вопросы. Как так, война продолжается, а военное положение, которое, наконец, ввели, отменяют? Думаю, власть может пойти на компромиссный вариант – приостановку военного положения. В случае эскалации его можно опять ввести (в той или иной форме, на тот или иной срок).

Александр Кочетков, аналитик, политтехнолог, имиджмейкер:

– Формальные причины для введения военного положения – приграничный инцидент (именно так он трактуется в международной практике из-за разных трактовок прибрежной зоны, когда одна сторона конфликта считает, что нарушены ее территориальные воды), который произошел в воскресенье. По-хорошему, надо бы расследовать цели и задачи этого печально завершившегося морского похода. Каким образом наши суда оказались в том опасном районе? Почему на них были СБУшники? Почему при боестолкновении не велся ответный огонь? По уставу ведь должны защищаться. Почему не были уничтожены секретные средства связи?

Как бы то ни было, именно этот инцидент стал поводом для политического (!) решения о введении военного положения.

Поясняю. Последние рейтинги оставляют мало шансов всей правящей верхушке остаться у власти. А наши властьимущие становятся особенно договороспособы между собой, когда речь идет об их финансах и безопасности. Так что сейчас в ход идут различные схемы. Одна из них – Медведчук организовывает выход Бойко и Порошенко во второй тур. Далее – триумфальная победа действующего президента. А осенью он помогает Медведчуку стать премьером или спикером ВР. Схема реализуется в тесном контакте с Кремлем.

Запад, в отличие от украинских граждан, четко все фиксирует. И для него неоднократные консультации Порошенко и Медведчука, о которых писали наши СМИ, – однозначный политический сговор. Именно поэтому реакция Запада (канцлера Германии Ангелы Меркель, генсека НАТО Йенса Столтенберга, посла США в Украине Мари Йованович), хоть и не стала всеобщим достоянием, но возымела действие на Порошенко, говорившего с ними в промежутке между инцидентом в Азовском море и введением в части Украины военного положения. Думаю, они четко дали понять Порошенко, что видят сговор, а не реальную агрессию. И суть сговора – получить повод для введения военного положения с неизбежным сдвигом выборов и утаскиванием их далее на непонятный строк.

Зачем? Затем, что действующая власть получает «на выходе» ряд преимуществ. Будет расправляться руками силовиков с конкурентами, «замнет» неудобные для себя экономические темы (то же поднятие тарифов – кто о нем сейчас вспоминает?), станет пиариться на теме патриотизма.

Парламентарии это увидели – и получили полную поддержку Запада. А Банковая получила из своей затеи обратный эффект. Порошенко, который, по сути, огласил диктаторские претензии, вынужден был откатиться на более-менее приемлемые для всех позиции. И как «бонус» – фиксация постановления Верховной Рады, что выборы состоятся, как и планировалось, 31 марта 2019 года.

Порошенко получил вместо преимущества – проблему. Как ни крути, люди увидели, что его претензии на 60 дней по всей стране были необоснованны. Если бы были обоснованы – не сдал бы назад. Люди увидели и то, что в военном положении нет никаких военных действий против агрессора. Это все равно, что мы соберемся выпить и погулять, но без выпивки и закуски. Именно поэтому я считаю, что военное положение без действий против агрессора – чисто политическая авантюра для получения необъективных преимуществ в избирательной кампании.

Поднятый вокруг этой темы шум уже ударил по финансовой системе. Мы уже получили ухудшение экономической ситуации. И избиратели прекрасно понимают, благодаря кому…

Но самое страшное, что условием для введения полноценного военного положения названа сухопутная агрессия против Украины. И я не исключаю, что она состоится – на Донбассе или в районе Приднестровья. План по срыву выборов никто отменял. К сожалению, грядущие выборы вряд ли будут мирными. И крови нам, скорее всего, не избежать.

Виталий Кулик, политолог, директор Центра исследований проблем гражданского общества:

– На первый взгляд, повод вводить военное положение был. Агрессия на Азове была? Была. Россияне стреляли в украинцев? Стреляли. Чем не повод? Другое дело, что подобные поводы Россия постоянно дает нам с 2014 года. Почему же военным положением решили «выстрелить» именно сейчас? И почему никто толком не может объяснить, что именно можно сделать за 30 суток, чтобы не допустить впредь инцидентов, подобных тому, что случился в Азовском море в воскресенье?

Во всем происходящим просматривается политический фактор. Напомню, что согласно закону о военном положении, власти должны дать военнослужащим четкую инструкцию к дальнейшим действиям. При этом законодательство, в том числе и закон о введении военного положения на основании указа президента, оставляет «пространство для маневра».

Силовики и армия могут интерпретировать законодательство на уровне ведомственных приказов и инструкций – при выработке алгоритмов поведения для антитеррористических, контрразведывательных мероприятий, при обеспечении охраны общественного порядка, при определений процедур «допустимых активностей гражданских» на территориях, где военное положение введено. Это пространство создает возможность манипуляций и того самого «закручивания гаек», которого боятся гражданские. Особенно, как мне кажется, опасаться должны те, кто принимает участие в избирательной кампании оппонентов действующей власти.

Все кандидаты в президенты уже ведут «полевые работы», окучивая избирателя. При этом большинство оппонентов Порошенко сделали ставку на подогревание роста протестных настроений. А в качестве «топлива» используют критику существующей власти, благо поводов она дает предостаточно. И вот, когда оппоненты действующего главы государства заняты мобилизацией своей электоральной базы, им вдруг говорят: а мы вам не разрешим митинги устраивать до Нового года, не разрешим пикеты, и, условно говоря, «собираться больше трех». Да, на камеры Порошенко и его окружение говорят о том, что не намерены ограничивать конституционные права граждан. Но на камеру у нас и не такое говорят. На деле же местные отделения СБУ и МВД будут руководствоваться приказами вышестоящего начальника своего ведомства.

Таким образом, под видом усиления контртеррористической и контрразведывательной деятельности (хоть она на пятом году войны и так должна быть постоянно максимально усилена) мы можем получить усиление давления на оппозиционеров. В том числе – на активистов. Массовых арестов не будет, но те же обыски с пристрастием как бы случайно провести могут. Неоднократно. Тем самым на некоторое время парализовав оппозиционные структуры и штабы кандидатов.

Кстати, выборы в объединенных территориальных громадах (а это 133 ОТГ), которые должны были состояться 23 декабря, попадают под строк военного положения. И теперь отменяются.

Олег Стариков, эксперт по вопросам сектора обороны и безопасности, полковник СБУ (в отставке):

– Решение о передислокации кораблей из Одессы в Мариуполь принималось на высшем уровне. Командир получает боевое распоряжение: как он может поступить в той или иной ситуации. Когда шел на таран вооруженный корабль, почему наши не приняли никаких мер, хоть пулеметы у них были? Потому что, скорее всего, командир получил команду не открывать огонь. В итоге, РФ получила очередное пополнение «обменного банка пленных». А Украина – военное положение.

С моей точки зрения, военное положение ввели для того, чтобы показать Кремлю: в случае наземной операции Киев настроен решительно на немедленный и жесткий отпор. Это так называемая «стратегия сдерживания». С военной точки зрения, необходимо проверить мобилизационную готовность резервистов второй очереди. Посмотреть, сколько реально придет на призывные участки и в воинские части из 120 тысяч заявленных.

Кроме того, важно проверить готовность центральных органов исполнительной власти решать задачи по организации мобилизации страны в случае полномасштабной агрессии. Но если не будет принято решение о внесение в госбюджет Украины соответствующих изменений на это, то значит, власть и не планировала выполнять задачи по военной составляющей.

Для обычных граждан ничего не поменяется. Руководство облгосадминистраций, получив указания из Киева, уже выступают с соответствующими пояснениями. Понятно, что в прифронтовых Луганщине и Донетчине все будет чуть жестче, чем везде. Но вряд ли кардинально. Речи о том, что военные будут отбирать у гражданских авто, врываться в дома, что мирных людей направят рыть окопы, не идет. Такие страшилки мы слышали и тогда, когда принималось решение о переформатировании АТО в ООС. Попугали – и забыли…

С моей точки зрения, основные изменения в рамках военного положения будут касаться исполнительной власти и военных.

Алексей Минаков, политический обозреватель:

– Тяжело сказать, насколько было необходимо введение военного положения. В истории независимой Украины еще ни разу не применялся на практике этот особый правовой режим. То есть, как в реальности он помогает – никто не знает. Хотя идея понятна – в максимально сжатые сроки, без лишней бюрократии, принимать нужные решения.

В данном случае, формальным поводом для введения военного положения послужила атака наших кораблей пограничными кораблям под флагом РФ – таран и обстрел. До этого, как правило, Россия скрывала своих солдат под маской «ихтамнетов».

Однако, очевидна и политтехнологическая составляющая данного решения – это позволит Порошенко переключить внимание от «неудобных» тем тарифов и газа на проблему безопасности и угрозы со стороны РФ. То есть его значимость как Главнокомандующего сейчас возрастает. Что, безусловно, прибавит ему рейтинга перед президентскими выборами.

Если же вновь случится какое-то обострение, очевидно, будет подниматься вопрос о пролонгации военного положения, что приведет к переносу даты выборов. Будет множество спекуляций и криков о том, что эти обострения согласованы Кремлем с Порошенко, чтобы помочь ему переизбраться. Что в свою очередь, вместо консолидации вокруг президента, будет делигитимизировать власть Порошенко.

Мнения собирал Андрей Кривцун, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять