RU
Все новости

Как живет Мариуполь при военном положении: От полной безмятежности до «тревожного чемоданчика» (Фото)

Мариуполь. Фото «Донецких новостей»
Мариуполь. Фото «Донецких новостей»

Несмотря на то, что в Мариуполе уже неделю (с 28 ноября) официально действует военное положение, жизнь города практически не изменилась. Даже валютный ажиотаж, вспыхнувший сразу после голосования Верховной Радой за введение нового режима, спал, снизился и курс доллара и евро. А вот настроение у мариупольцев тревожное.

Доллары есть, а ажиотажа нет

Как рассказала «Донецким новостям» кассир одного из отделений ПриватБанка, в Мариуполе особенного долларового ажиотажа в настоящее время не наблюдается.

«Два дня было довольно большое столпотворение. И в кассах у нас очереди были, и в обменниках были очереди. В те дни подскочил и валютный курс. Сейчас все стабилизировалось. Евро и доллары покупают примерно столько же, сколько и покупали до введения военного положения. Курс тоже потихоньку снижается. Каждый день в 10 часов утра мы объявляем новый курс. Иногда он остается таким же, как и накануне, иногда – немного ниже. Вот, допустим, сегодня (4 декабря, – прим. ред.) доллар продается по 28,30 грн, а вчера был – по 28,40 грн. Евро немного дороже – 32,30 грн», – сказала сотрудница банка.

Свечи и крупы никто не «гребет»

«Скучают» на полках в магазинах крупы, тушенка, консервы. «Нет никакого ажиотажа. Все, как всегда. Берут люди к ужину, к завтраку. Никто никаких запасов не делает. Мне есть, с чем сравнивать. Я помню, как в сентябре 2014-го люди набирали товара полными тележками, а то и по две тележки вывозили. Вот тогда был ажиотаж! Я подобного никогда больше не видел. А сегодня ничего особенного не происходит», – поделился с корреспондентом охранник одного из супермаркетов города.

В хозяйственных магазинах спокойно лежат свечи. «Летом свечи вообще не покупали почти, а как холода начались, стали потихоньку покупать. Сейчас же какие погоды? Ураганы, наледь на проводах. То и дело отключается электричество то в одном районе, то в другом. Вот, к примеру, 3 декабря в Кальмиусском районе весь день света не было. У меня родственница работает там в хозяйственном отделе. Она говорит, что вот тогда буквально "вымели" все свечи – и большие, и маленькие, и даже сувенирные. Потому что темнеет сейчас рано, а свет людям дали только в 21 час. Вот все и кинулись свечки покупать. У нас, в Центральном районе, электричество отключают редко, поэтому свечки вот любые лежат, выбирайте на любой вкус. Так что свечи раскупаются, только если свет отключают, а военное положение никакой роли не играет», – рассказала продавец одного из хозяйственных магазинов Центрального района.

В аптеках – без изменений

Пустуют в столице Приазовья и аптеки – не только очередей не наблюдается, но даже и возросшего количества покупателей.

«Все, как обычно. Люди заходят, покупают лекарства от простуды, от ангины, витамины – как всегда в такое время года. Традиционно пользуются спросом сердечно-сосудистые препараты, препараты, снижающие давление. Но никто не берет впрок, "на запас". Никаких изменений за неделю у нас в аптеках не произошло», – отметила провизор одной из аптек.

Из нашей жизни словно выкачали радость

Корреспондент «Донецких новостей» пообщалась с мариупольцами на предмет – какое настроение у жителей Города-у-моря в это тревожное время.

Олег, преподаватель ПГТУ: «Что нам пугаться военного положения? Оно у нас пятый год продолжается – стрельба, блокпосты, военная техника на дорогах. Так что официальное введение военного положения в нашем регионе мало что изменит по факту. Ну, конечно, надеюсь, что дело не дойдет до того, что у людей будут забирать жилье или транспорт "для нужд армии". Потому что очень тонкая грань между "нуждами" и мародерством».

Ольга, домохозяйка: «Наша жизнь превратилась в кошмар. Мой муж в армии был танкистом, так что он является резервистом. По возрасту (ему 44 года) – резервист второй очереди. Каждый день со страхом ожидаем, что придет повестка на военные сборы. У нас двое маленьких детей, у мужа слабое здоровье, так что все это нас бесконечно пугает. Смотрю вокруг: у людей какие-то предновогодние дела, заботы, настроение. А из нашей жизни словно выкачали радость».

Андрей, электрик: «Какое военное положение? Перед всеми нами разыгрывается обычный спектакль. Сейчас объясню, почему так считаю. Военное положение было объявлено 28 ноября. Ровно за неделю до этого, когда еще не было никакого инцидента в Керченском проливе, в Мариуполь приехали сотни военных. Моя жена работает возле железнодорожного вокзала в магазине, и она говорит: никогда такого не видела. Военных было очень-очень много, вся площадь была заполнена. За ними приехали несколько автобусов, много машин. Они долго грузились, потом их развезли по базам. То есть, уже тогда началась подготовка к так называемому военному положению. Кому-то нужно было устроить этот спектакль, спровоцировать ситуацию с моряками».

Ирина, работник котельной: «Мы живем в микрорайоне Восточный (в январе 2015 года микрорайон был обстрелян со стороны "ДНР", – прим. ред.), на улице Киевской, и, наверное, не только в нашей семье, но у всех, кто живет в нашем микрорайоне, уже стоит полностью собранный "тревожный чемоданчик". Более того, я знаю такие семьи, где этот чемоданчик и не разбирался. Мы такой чемодан с самыми необходимыми вещами собрали летом 2014 года. Потом хотели разобрать, но, к счастью, не успели, потому что в январе 2015-го произошел тот страшный обстрел, о котором знает вся страна. Мы с мужем в то субботнее утро, когда все началось, быстро схватили куртки, стоящий за дверью в прихожей "тревожный чемоданчик", в котором всегда лежали и документы, и все имеющиеся в доме деньги, схватили за руки испуганных детей и – прочь. Благодарение Богу, машина ночевала во дворе, возле подъезда. Мы в нее кинулись, муж сразу на огромной скорости помчался вперед. Мы ехали, а за нашими спинами взрывались снаряды. И вокруг люди кричали, плакали, падали. Это был кошмар, который никогда не сможем забыть. Все было так же, как показывают в документальных кадрах, когда в Нью-Йорке были взорваны башни-близнецы. Мы месяц жили у родителей мужа в другом районе, боялись возвращаться домой. И после возвращения еще долго спали полуодетые, прислушивались по ночам к любому громкому звуку. А чемодан разобрали только в 2017-м. Но теперь вот опять его собрали. Очень и очень надеюсь, что он не пригодится. Потому что, если в нем возникнет необходимость, это будет страшно».

Марина Литвинова, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять