RU
Все новости

Церковь так же далека от Бога, как Верховная Рада от народа: Мнения переселенцев о независимой украинской церкви

Коллаж Regnum
Коллаж Regnum

«Заходят как-то мусульманин, католик, иудей, протестант, буддист, конфуцианец, кришнаит, атеист и агностик в бар, и давай праздновать создание независимой Православной церкви Украины». Вот такой анекдот уже несколько дней гуляет в интернете и веселит пользователей соцсетей.

Но далеко не все рады тому, что у нас будет православная церковь Украины. Например, в Белорусской православной церкви назвали Объединительный собор в Киеве, который прошел 15 декабря, расколом, равно как и создание Украинской поместной церкви. «Эта церковь для нас с формальной точки зрения является раскольнической, и о контактах не может идти речи», – цитирует различные интернет-издания председателя Синодального информационного отдела БПЦ, протоиерея Сергия Лепина.

Бурной истерикой после создания в Украине поместной Православной церкви разразился российский актер, в прошлом священник, в нынешнем – еще и «гражданин ДНР» Иван Охлобыстин. «Зачем с ними договариваться? Они твари продажные. Какая вера? Какой Томос? Душить предателей», – написал он в соцсетях.

«Донецкие новости» поинтересовались мнением переселенцев из Донбасса относительно создания Украинской поместной православной автокефальной церкви. Мы попросили их ответить на несколько вопросов, среди которых «Изменилось или изменится ваше отношение к вере после событий 15 декабря?», «Будете теперь игнорировать храмы Московского патриархата? Или все останется, как и прежде?».

Виктория Мороз, переселенка из Донецка, живет в Киеве, переводчик: Никак не повлияет. Пока. Позже, возможно, привыкну и буду ходить в КП (церковь Киевского патриархата, – прим.), у меня тут как раз под домом. Но я все равно сейчас редко хожу в церковь.

Тамара Ямпольская, переселенка из Дебальцево, живет в Ивано-Франковске, пенсионер: Храмы УПЦ МП для меня не существуют с момента начала войны! Их роль, прямое участие и пропагандистская светская деятельность обнажила лицо священников этой церкви.

Алиса Сопова, переселенка из Донецка, живет в США, журналистка: Я как избегала храмы всех патриархатов, так и дальше буду избегать. Вообще, мне кажется, украинское общество слишком светское, чтобы это событие имело какое-то реальное практическое значение.

Алина Башкина, переселенка из Донецка, живет в Киеве, певица: Крестили меня в церкви Московского патриархата. Верить начала, когда побывала на службах в католической, в Киеве чаще ходила во Владимирский собор – он мне просто нравился. Как оказалось, он является главным храмом Украинской православной церкви. Буду ходить туда, где морально будет приятная атмосфера. А на каком языке служба – не важно. Это больше раздел политической власти... Куда деньги идти будут...

Оксана Бучек, переселенка из Донецка, живет в Киеве, рекламщик: Если религия – опиум для народа, так пусть уж этот опиум будет местного производства. Чем дальше от Московии – тем лучше.

Евгений Францук, переселенец из Донецка, живет в Киеве, пенсионер: Для правильного и простого понимания скажу так: православная церковь, не зависимо от какого либо патриархата, в сущности своей является коммерческо-политической структурой под крышей имени Христа. Истинная Церковь Христа в полном объеме описана в самом Ново Заветном учении Христа и Его учеников и Апостолов! Читайте, вникайте, молитесь и Бог откроет!

Максим Рудской, переселенец из Донецка, живет в Ужгороде, музыкант: Мое отношение не изменилось, поскольку я – атеист. Да и само событие, по моему мнению, имеет скорее околополитический окрас, чем религиозный. Но люди, которые «в теме», говорят, что все это поможет уменьшить влияние Москвы на неокрепшие умы украинских верующих, которых, как я понимаю, достаточно много. С этой точки зрения я могу порадоваться. Если уж людям с их согласия промывают мозги, то лучше пусть промыватели будут наши, чем вражеские.

Евгений Петров, переселенец из Донецка, живет в Казани, сотрудник ивент-компании: Оселедец, шаровары, теперь еще и церковь Османская. Турецкоподанные, заграница нам поможет, кругом Бендеры... Попахивает произведением моего полного тезки «12 стульев». Там еще поп о своем заводике свечном мечтал, а в результате все потерял.

Саид Исмагилов, переселенец из Донецка, живет в Киеве, муфтий Духовного управления мусульман Украины «Умма»: Українська нація здобула один з найпотужніших чинників, що забезпечуватиме та охоронятиме справжню незалежність України – Помісну православну церкву. Цей день – 15 грудня 2018 року – війде в історію України, як день здійснення багатовікової мрії українців про створення єдиної Православної Церкви, та остаточного відділення від російського церковного впливу.

Все, що йде на користь національним інтересам України, захищає нашу свободу та незалежність, відповідає прагненням українців, посилює нашу спільну Батьківщину – вітається та підтримується мусульманами України. Маємо надію на подальше поглиблення міжрелігійного діалогу та плідної співпраці між християнами та мусульманами України.

Всевишній Господь у Священному Корані свідчить: «Воістину, ти впевнишся, що найближчими до віруючих (мусульман) є ті, що кажуть – Воістину, ми є християнами! Це через те, що серед них є священники та ченці, і вони не вивищують себе» (5:82). Слідуючи цим настановам, ми засвідчуємо духовну близкість християн та мусульман, нашу повагу й готовність до співпраці, задля щасливого майбутнього України!

Евгений Кошин, переселенец из Донецка, живет в Киеве, режиссер: Лично я – агностик, не крещен, не обрезан, шахаду не читал. Но, тем не менее, бешусь, когда первое лицо страны наглейшим образом влезает в дела религиозных организаций, нарушая – в очередной раз – многострадальную Конституцию. Более того, он и его пиарщики организовывают охоту на ведьм, науськивая одну часть страны против другой. Оказывается, теперь есть правильный украинский бог и неправильный русский. И те, кто веруют в неправильного «русского», должны или добровольно перейти в церковь, где молятся богу украинскому и на украинском языке – или собирать чемоданы. Я не утверждаю, что лично Порошенко что-то подобное произносит, но он управляет официальным нарративом, из которого вышеперечисленное следует напрямую, что, например, отражается в расистских человеконенавистнических комментариях «экспертов» и «пересичных громадян».

Сергей Удовкин, переселенец из Донецка, живет во Львове, ветеран АТО: В очередной раз убеждаюсь, что церковь – самый успешный политический проект в истории человечества... Церковь так же далека от Бога, как Верховная Рада от народа... С политической, геополитической и финансовой точки зрения – это победа Украины. Церковь создали люди для людей, своего рода сервис – доступ к Богу и самый мощный инструмент управления массами. Рим это показал. Для меня лично Московский патриархат неприятен из-за того, что ты начинал платить за «Бога» со входа в храм. В главном храме Донецка на Артема открыто весел прайс-лист, индульгенций не хватало. На востоке страны редко посещал данные заведения. С приходом войны церковь вступила в нее для защиты своих интересов и своих инвесторов, если говорить о Московском патриархате в этом контексте, то он часть ВС РФ для меня.

С приездом на западную Украину и знакомством с настоятелями менялось отношение к церкви, как к храму, сервису в лучшую сторону. Храм, куда хочется зайти всегда – Гарнизонный храм святых апостолов Петра и Павла во Львове. А так – человек сам по себе храм, если хочет поговорить с Богом. Побывав в Иерусалиме, окончательно понял, что Бога в церкви нет, святая земля (по плотности крови, насилия и ненависти) по 1 доллару поставили все точки над І.

Наталия Казеннова, переселенка из Донецка, живет в Ирпене, блогерка: Історія твориться тут і зараз. Живемо в страшні, але цікаві часи. Не можу сказати про себе, що я атеїстка, але точно людина, яка не любить обряди. В церкву ходжу до Бога, коли маю потребу. На мій погляд, подія 15 грудня – крок до модернізації церкви. В храми УПЦ МП не можна заходити в брюках або шортах. Треба закривати руки до ліктя та мати хустинку. В храми УПЦ КП можна заходити в брюках і шортах, але треба покривати голову хустиною. В храми УГКЦ можна заходити без хустини та з відкритими руками та ногами. Але все одно відчувається певний тиск канону.

В цьому сенсі католицька церква вже давно осучаснилася – люди в храмі поводяться вільно, взагалі є відчуття свободи та вибору, як себе поводити. Наприклад, ставати на коліна, чи ні. Або піти до кінця служби чи прийти пізніше. В Литві якось потрапила на службу, де співали в роковому стилі пані та пан у джинсах, що після роботи зайшли до храму. Це було років 10 тому! Так само є у протестантських течіях – дух лібералізму та розкутості, але з повагою до Бога.

Не хочу торкатися питання, що кожна церква має на меті залучити паству. Але західна релігійна культура трактує Бога як любов. Запорєбрікова версія християнства переважно лякає божою карою і нав'язує дикунські порядки, дивні в XXI столітті. Тому вітаю нас із тим, що ми зробили ще крок подалі від Москви.

Ще пригадала улюбленого Булгакова. У письменника є блискучий фейлетон «Киев-город», і одна глава присвячена церквам. Сто років тому церкви не змогли домовитися. Зараз вийшло – навіть "стара" церква мала представництво. Тому, гадаю, наша історія вийшла на інший рівень спиралі. Ми перестаємо йти колом, яке завжди приводило Україну в лещата імперії. Ми йдемо далі.

Мнения собирала Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять