RU
Все новости

Марина Курапцева: Украина, война и права человека

Марина Курапцева
Марина Курапцева

Странно представить, что необходимость соблюдения прав человека, гражданских прав может быть предметом спора. Но во время войны возможно все.

Время от времени читаю в ленте Facebook примерно такие посты: «Какие-то там права человека не могут быть важнее патриотизма…». В такие моменты думается – а разве вопрос кто-то ставил таким образом? И неужели патриотизм – весьма туманное понятие, не прописанное в законодательстве – может быть важнее прав человека?

Патриотизм или правозащита – надо выбирать?

Не надо. Никто не предлагает выбирать. Предлагается только немного охладить головы и вспомнить, что за время агрессии России против Украины в нашей стране обострились все «дремавшие» противостояния, а число дискриминируемых групп увеличилось. Среди них – жители оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей и Крыма, а также переселенцы.

Прежде чем пытаться объяснить аудитории, что правозащитники не являются вселенским злом, и не стремятся причинить вред украинскому государству, важно понять, откуда такие убеждения взялись, и кому они выгодны. А это, увы, довольно широкий круг, в которых входят отдельные представители практически всех украинских структур и нередко – общественных объединений.

  • Политикам, которым выгодно дальше нарушать права избирателей – переселенцев и граждан, проживающих на оккупированных территориях. Считается, что Донбасс и Крым не лояльны по отношению к действующей власти, и проголосуют «неправильно». Но часто наивная, по-детски трогательная и непоколебимая вера в Украину присуща больше жителям неподконтрольных правительству районов, чем мирных территорий, поскольку из неволи Украина представляется сияющим чертогом справедливости и верховенства права. На самом же деле убеждения человека не важны – избирательное право дано всем гражданам вне зависимости от мыслей и чувств, вероисповедания и цвета глаз, сексуальной ориентации и места проживания.
  • Правоохранителям, военным, силовикам, среди которых, увы, есть те, кому соблюдение прав человека по ряду причин невыгодно. К сожалению, коррупция запустила свои щупальца весьма глубоко, хотя ежедневно появляются новости об очищении рядов людей в погонах и шевронах.
  • Чиновникам, которые могут не рассматривать переселенцев как членов громады (ведь внутренне перемещенные лица не голосуют на местных выборах, а, значит, их якобы можно не рассматривать как граждан, не учитывать их интересы и никак не вовлекать их в жизнь громады).
  • Нечестным юристам, которые берутся «представлять интересы» переселенцев, жителей оккупированной территории, или пострадавших вследствие вооруженного конфликта, якобы желая добра. А потом вдруг выясняется, что юрист, например, занимается подделкой документов, а то и вовсе – не является юристом.
  • Популистам, делающим себе имя «лидеров мнений» на распространении и укреплении стереотипов относительно украинцев в оккупированной зоне и переселенцев.

Список можно продолжать.

Ужас ситуации в том, что, чем больше проходит времени, тем большее количество населения мирной Украины начинает думать, что нынешнее положение вещей является нормальным, что права человека не так уж важны, да и вообще – люди забывают, что когда-то было по-другому, что не было войны, а мысль о том, что какую-то часть населения следует лишить части гражданских прав, показалась бы дикой даже ребенку. Между тем, с самого начала оккупации Крыма и войны на Донбассе сначала российские, а потом и украинские медиа внушали украинцам мысль о том, что ограничение прав якобы является обоснованным и даже справедливым. А если изо дня в день, из года в год повторять месседж, к нему сначала привыкнут, а потом в него поверят.

Вот так просто, да. Людьми вообще очень просто манипулировать, активировать включать определенные раздражители, маркеры, если воздействовать на болевые точки, поощрять стереотипы. И вот уже вчерашние сограждане не воспринимаются как таковые, а считаются людьми, «виновными в войне». Именно поэтому пропагандисты не жалели красок, чтобы расписать «предательство» жителей Донбасса и Крыма, якобы виновных в войне и оккупации, – стыдливо помалкивая о том, а чем же в то время (когда ни о каких вооруженных боевиках, российской армии и иже с ними не было речи) занимались власть и силовики.

Чем опасно несоблюдение прав человека?

Тем, что, привыкнув, условно говоря, «бить неправых», украинцы рискуют так никогда и не дождаться жизни в новой, европейской Украине. Тем, что торжество права может не состояться в нашей стране. Тем, что те мэмы о России, над которыми мы дружны смеемся, могут создавать в других странах уже об Украине. Это возможно. И начинается этот скорбный путь, на мой взгляд, с фразы: «У нас война, а они о каких-то там правах человека говорят».

Да, у нас война. Страдают, гибнут наши люди, украинцы. Мирное население прифронтовых, освобожденных, оккупированных территорий. Военные. У них одинаково красная кровь, все они испытывают одну и ту же боль, чувствуют страх, растерянность и неуверенность в завтрашнем дне. И всем даны равные права – всем гражданам Украины. Говорить о соблюдении прав человека, об их защите очень важно именно в то время, когда количество случаев нарушения прав человека возрастает в сотни раз. И увеличивается с каждым днем.

Опасность в том, что одним из нарушителей прав граждан Украины из Крыма, Донецкой и Луганской областей стало государство – а ведь именно на него возложена обязанность по их соблюдению, по обеспечению безопасности граждан. Лишение переселенцев избирательного права; прикрепление к «справке ВПЛ»; невозможность отказаться от статуса внутренне перемещенного лица, даже приобретя жилье на мирной территории и зарегистрировавшись в нем, – все это нарушение прав человека, нарушение гарантированных Конституцией прав граждан Украины.

Популисты могут традиционно возразить, что, дескать, «государство нам должно, а мы ему?». Что означает эта фраза на практике. Не совсем понятно, но определенная часть украинцев ей активно рукоплещет, – по крайней мере, во время острых перепалок в социальных сетях. Да, мы должны. Мы должны быть законопослушными гражданами. Что еще граждан может быть должен своему государству? Что, например, государству задолжали граждане Украины, оказавшиеся в оккупации, и в один момент лишенные государственной поддержки, как будто вычеркнутые из списков Украины? Как и когда им начнут возвращать долги по заработной плате, пенсиям, социальным выплатам?

Есть границы, нарушать которые просто нельзя, потому что последствия будут плачевными. Например, избить на улице, связать и привести в полицию человека, который принимал участие в боевых действиях (или подозревается в этом) на стороне незаконных вооруженных формирований, и встретить благодарные овации, еще пару лет назад показалось бы дикостью. Но теперь это происходит. И это неправильно. Не потому, что наемника надо защитить. А потому, что законодательство гарантирует равные права всем, и есть законные процедуры, которые следует выполнять правоохранителям, а не «активистам». И это только один из примеров.

Гарантия соблюдения прав человека, гражданских прав, – основа развития цивилизованной страны. Очень хочется верить, что в Украине прекратятся преследования и нападения на активистов, журналистов и общественников, – людей, которые отваживаются в воюющей и раздираемой противоречиями стране иметь собственную точку зрения, оспаривать правомерность действий определенных структур, чиновников, и пытаются помочь Украине стать развитой европейской страной, где права человек и гражданина – не пустой звук.

Марина Курапцева, независимая журналистка, переселенка из Енакиево
для РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять