RU
Все новости

Литургия в подвале: В единственной украинской церкви Бахмута служит бывший узник «ДНР»

Отец Павел
Отец Павел

В середине октября прошлого года в Бахмуте (до переименования – Артемовск, Донецкая обл.) открылся единственный здесь храм Украинской православной церкви Киевского патриархата. Об этом стало известно из небольшого сюжета, прошедшего вскользь на одном из всеукраинских каналов. Внимание привлек тот факт, что священником небольшого храма на цокольном этаже пятиэтажки в спальном районе стал бывший пленник «ДНР».

Простенькие иконы, несколько лампадок. Пока это все атрибуты нового храма, размещенного в подвальном помещении недалеко от Нового рынка. Уроженец Донецка отец Павел (в миру – Петр Минков) боле четырех лет обивал пороги городской администрации в просьбе посодействовать в выделении земли для строительства церкви УПЦ КП. Но все время получал всякие отписки и отговорки. Помочь священнику-переселенцу взялись активисты общественной организации «Бахмут Український» – они отдали храму часть своего арендуемого помещения.

А мог быть поваром…

Когда Петру исполнилось 14 лет, его семья вынуждена была уехать в Мелитополь. В этом городе Запорожской области наш герой окончил школу и поступил в училище, чтобы освоить поварское искусство. Но по специальности не пришлось работать – как только Петр получил документ об окончании ПТУ, то сразу, в 1994 году, уехал в Одесскую духовную семинарию.

«С Богом я был всегда. У меня семья верующая, полностью одуховленная. Мы постоянно ходили в храм, я посещал воскресно-приходскую школу, помогал священнику в алтаре, пономарил. Просто не было возможности сразу поехать на учебу в Одессу. Поэтому, чтобы не терять время, пошел в училище. Там надо было учиться 4 года на дневном отделении. Я лишь два года на стационаре, и столько же на заочном отделении. Перевелся, потому что уже принял сан священника и стал служить в приходе. Много самообразовывался. Как бы хорошо ни преподавали в семинарии, но все же живое общение предоставляет священнику возможность расширить свой кругозор, опробовать теорию на практике», – объяснил собеседник.

По распределению отец Павел попал обратно в Запорожскую область. Первый самостоятельный приход он получил в селе Вознесеновка, недалеко от Мелитополя. «В 2004 году мама захотела вернуться на родину, в Донецк, поближе к родственникам. Мама сильно болела, и я был вынужден через два года переехать к ней. Никак не мог оставить ее одну. В те годы приходов Киевского патриархата в городе было очень мало, и мест свободных не было. Поэтому некоторое время служил при Епархиальном управлении церкви Филарета Милостивого. Позже появилась возможность организовать новый приход УПЦ КП. При содействии патриарха Филарета приобрели землю на поселке Чулковка Пролетарского района. Скажу так, нам вставляли палки в колеса, с трудом удалось открыть храм. Ни для кого не секрет, что донецкая власть всячески поддерживала Московский патриархат. Мы установили на крыше церкви золоченый купол. Помню историю, связанную с ним. Однажды к нам пришла заместитель главы Пролетарского района и требовала, чтобы мы убрали купол. Мотивируя эту ультимативную просьбу тем, что только русская церковь имеет право устанавливать купола, мы – раскольники, а значит – никто и зовут нас никак. Но мы отстаивали свой приход, как могли», – вспоминает отец Павел.

«Бандеровский поп»

Он всего лишь два года отслужил в храме на Чулковке. А потом началась война. Осенью 2013 года, как только стало известно об избиении студентов на Майдане, вся громада, организовавшая приход во главе со старостой Владимиром Деркачом, уехала в Киев, а отец Павел остался служить. Весной по возможности приходил поддержать дончан на Евромайдане, участвовал в молитвенных марафонах, молебнах за сохранение мира. В середине августа за отцом Павлом пришли автоматчики из батальона «Восток». В это время он был в храме.

«И это не удивительно, ведь я был против "русской весны", против сепаратистов, как мог, защищал целостность страны. Меня миновала участь сидеть в подвале – три месяца я провел в "обезьяннике" в военной части в районе Мотеля. Кормили, в принципе, тем же, что они и сами ели. Лишь однажды во время сильной бомбежки отвели в подвал. Собственно, там и сами боевики прятались. Будучи непродолжительное время в подвале, я увидел, в каких условиях находятся пленные. Это ужасно!», – уверяет собеседник.

О пытках даже спустя более четырех лет отец Павел вспоминать не желает. «Когда стало известно, что меня в скором времени ждет расстрел, я отказался от еды. Боевики мне  говорили, что я – "бандеровский поп". Раз Филарет благословляет украинскую армию, значит я враг республики и русского мира. Вы только представьте себе: моей смерти хотел священник Московского патриархата, который являлся духовным наставником батальона "Восток". Просить моего освобождения ходили двое парней, которых я когда-то крестил. У них был разговор с осетинами, которые на тот момент имели влияние на батальон. Парни просили отпустить меня, я же – священник, а не воин. На что эти осетины ответили: "Нам все равно, можем и отпустить. Но наш священник с позывным «Старец» сказал, что мы должны держать до полной нашей победы либо расстрелять"», – вспоминает бывший пленник.

В ноябре, когда весь состав «Востока» выехал на боевые задания, эти двое парней смогли освободить священника – под шумок выпустили с группой пленных. «Знаю точно, если бы остался, то меня уже точно не было в живых. Меня вырвали фактически из рук смерти. На нашей стороне были Высшие силы. Ничего без воли Божией в этом мире не происходит. В святом писании сказано: ни один волос не упадет с человека без воли Божией. Эти трудности и лишения, психологический и физический прессинг были даны, чтобы испытать мою веру в Бога. Несмотря на все то напряжение, на все те страхи, я не отрекся от Бога, выстоял», – рассказал отец Павел.

Другие добрые люди помогли священнику выехать за пределы «ДНР». «Я натерпелся столько страха, что хотелось уехать куда-то подальше от Донбасса, вглубь Украины. Но остыв, подумал, что останусь на родине – где родился, там и пригодился. Связался с архиепископом Сергием и попросил распределить меня в один из прифронтовых городов. И таким вот образом я оказался в Бахмуте. Здесь, несмотря на то, что много храмов, все они подчиненны Московскому патриархату. Поэтому начал заниматься капелланской деятельностью: четыре года ездил в подразделения, в батальоны, проводил службы для военных, очень часто выезжал на "передок"», – перечислил он.

В тоже время священник общался с местной властью, просил выделить помещение для храма. Но все попытки достучаться до бахмутских чиновников были тщетны. Отцу Павлу предлагали арендовать по какой-то космической цене, которая была не по карману даже состоятельному человеку, не говоря уже о священнике-переселенце без кола и двора.

Приход на два десятка прихожан

В середине осени дело сдвинулось с мертвой точки. Активисты общественной организации «Бахмут Український» отдали часть своего арендуемого помещения на цокольном этаже. Отец Павел стал первым священником, представляющим Украинский патриархат на бахмутской земле. Небольшой приход, названный в честь Святого Великомученика Феодора Стратилата, был открыт 15 октября недалеко от Нового рынка.

«Прихожан хватает, слава Богу. Конечно же, многие еще не знают о нас. К нам не приезжало на открытие телевидение, о нас не пишут в коммунальной прессе. Другое дело, если бы открылась русская церковь… У нас нет ресурсов платить журналистам, чтобы они о нас писали, да это нам и не нужно. С каждой неделей число прихожан увеличивается, срабатывает "сарафанное радио". Люди приходят, спрашивают, чем могу быть полезными, говорят, что на следующую службу придут со своими родными и близкими. Одновременно мы можем провести службу для нескольких десятков человек, помещение маленькое», – рассказал 40-летний священник.

Церковная жизнь в храме бьет ключом – совершаются все таинства и обряды, предусмотренные уставом Православной церкви. Еще одна хорошая новость – Бахмутский горсовет наконец-то готов принять решение о выделении земли для строительства храма Украинской церкви. «Ждать этого пришлось долгих четыре года. Буду уповать на волю Божию, что наш вопрос на ближайшей сессии горсовета будет рассмотрен», – не теряет оптимизма отец Павел.

Фото из личного архива отца Павла

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять