RU
Все новости

Переселенцы: Что сделано для них в 2018-м и чего ждать в 2019-м

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Согласно последним оценкам, в Украине официально зарегистрировано более 1,5 млн внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) из Донбасса и Крыма. К сожалению, бороться им приходится не только с житейскими проблемами, вызванными вынужденным переселением, но и с чиновничьим произволом на всех уровнях. Проверки, задержки или замораживание выплат, трудности с получением документов, нехватка жилья – далеко не полный перечень переселенческих бед. «Донецкие новости» опросили экспертов, насколько, с их точки зрения, изменилось положение переселенцев в 2018 году. И есть ли перспективы, что положение ВПЛ улучшится в 2019-м, когда нас ждут двойные выборы – президентские и парламентские.

Руслан Калинин, руководитель Всеукраинской ассоциации переселенцев (ВАП):

– Не могу сказать, что 2018 год был невероятно прорывным в смысле улучшения отношения к переселенцам со стороны государства.

Из позитива:

  • Минсоцполитики увеличило размер выплат для пенсионеров;
  • действующий при Минсоц Украинский фонд социальных инвестиций получил второй грант (9 млн евро) от немецкого банка KfW (более 300 ВПЛ могут получить временно жилье по первому гранту, теперь вот и второй подоспел);
  • все больше ВПЛ интегрируются в громады на новом месте обитания (но это – не столько из-за активных действий государства в данном направлении, сколько благодаря своим усилиям);
  • программа «Доступное жилье», позволяющая приобретать жилье за половину цены (в том числе переселенцам), была профинансирована на 100 млн грн, а не на 30 млн, как в 2017-м.

Впрочем, даже в позитиве есть немалые ложки дегтя. На ту же программу «Доступное жилье» мы просили выделить 1 млрд грн. Но нас не услышали ни при составлении бюджета-2018, ни при утверждении бюджета-2019 (в нем, как и в прошлом году, выделили 100 млн грн).

К тому же, программа «ДЖ» заработала в минувшем году лишь в ноябре. В итоге, в Донецкой, Луганской и Кировоградской областях по ряду причин не израсходовали около 12 млн грн. А так как в правительственном постановлении отсутствует механизм перераспределения средств, деньги не были перенаправлены в другие регионы, а просто вернулись в бюджет. И около 30 семей не смогли получить квартиры. Мы настаиваем, чтобы был принят механизм, предусматривающий возможность перераспределения неизрасходованных средств из одних областей – в другие. Также требуем, чтобы ипотека по программе «ДЖ» предоставлялась не под 18% годовых, как сейчас, а под 7%. Но нас пока не слышат.

Игнорирует действующая власть и призывы облегчить пенсионерам-ВПЛ доступ к пенсиям. Соответствующие механизмы украинские общественные организации, а также международные партнеры предлагали неоднократно. Но все отметается. Более того – в прошлом году было принято постановление, которое заморозило выплату долгов по пенсиям ВПЛ.

Среди прочих проблем, которые перекочевывают из года в год, – лишение переселенцев права голоса на местных выборах, а также запрет им голосовать за кандидатов-мажоритарщиков на парламентских выборах. Скоро почти два года как законопроект, возвращающий ВПЛ возможность принимать участие в этих голосованиях, лежит в парламенте. (17 января Комитет ВР по правовой политике разрешил законопроекту № 6240 о праве ВПЛ голосовать на местных выборах попасть в сессионный зал Верховной Рады, – прим. ред.).

Так и не разработаны механизмы компенсации за разрушенное жилье, потерянное имущество.

К сожалению, все названные проблемы перетекли в 2019-й. И, скорее всего, не будут решены. Была надежда, что год выборов подтолкнет политиков и чиновников к решению наболевших переселенческих вопросов. Но никаких подвижек в этом направлении нет. Возможно, дело в том, что опросы показали: почти 90% ВПЛ не доверяют ни одному из находящихся у власти политиков. Поэтому последние как «своего» избирателя переселенцев не рассматривают. И ничего особо для них делать не хотят.

Принятый минувшей осенью на правительственном уровне План действий по концепции решения проблем ВПЛ больше напоминает формальность – набор умных фраз, которые на практике ничего не дают.

Впрочем, лучи надежды все же есть. В конце прошлого года была создана рабочая группа при Минсоце (возглавляет ее замминистра Александра Чуркина), куда вошли активисты, общественники, нардепы, Уполномоченный по правам человека. В рамках первого заседания мы набросали проблемные вопросы, связанные с ВПЛ. Надеемся получить обратную связь от профильных министерств (Минсоц, МинВОТ) с конкретными решениями.

Не знаю, как правительство, а ВАП продолжит активно работать над решением проблем переселенцев. Будем инициировать запуск новых жилищных программ и контролировать существующие; договариваться с международными партнерами о новых грантах для ВПЛ; лоббировать открепление выплат гражданам Украины от справки переселенца; информировать переселенцев о том, как голосовать на выборах президента и парламента. В ближайшее время нами будет представлена концепция «7 шагов навстречу переселенцам», которая составлена в сотрудничестве с другими общественными организациями. Главное – не опускать руки, верить в себя и в лучшее будущее, которое мы сможем построить только все вместе.

Андрей Золотарев, политолог:

– Экономическое положение страны таково, что 40% бюджета идет на обслуживание и выплату внешних долгов. Оборонные расходы и расходы на силовиков составляют более 50%. На социалку остается мизер. Наш бюджет – это консервация бедности. Именно поэтому не приходится надеяться, что положение тех же переселенцев как-то изменится в 2019 году. Рост ВВП в 3% (о котором нам говорят, вероятно, приукрашивая картину) – это бег на месте. Чтобы почувствовать какие-то улучшения, рост экономики должен составлять 6-7%. Перспектив для этого пока нет.

Пытаясь экономить на всех и вся, власти беззастенчиво нарушают нормы Конституции. А после того, как государство открыто стало вмешиваться в дела церкви (которая у нас, согласно Основному Закону, отделена от государства), можно ожидать усиления давления на переселенцев, которых и так лишают выплат, ссылаясь на некие подзаконные акты. А ведь те же правительственные постановления, бьющие по ВПЛ, не могут быть «сильнее» Конституции, где прописаны все те гарантии, которых переселенцев лишают.

Такая тактика, очевидно, не прекратится, пока не произойдет смена власти и не начнется продуманная экономическая политика, а не набивание карманов под видом реформ. Пока же идет тихое обрезание социальных льгот и гарантий, которые не подкреплены экономически. Открыто власть имущие об этом объявить не могут, но путем подзаконных актов демонитруют социальное государство.

Алексей Кущ, финансовый эксперт:

– В 2018-м году переселенцы пребывали в состоянии выживания: денег, выделяемых на аренду жилья, уже не хватало, а программа по строительству нового жилья не дала системных результатов.

В 2019-м году все будет значительно хуже, ведь бюджет будет направлен на выплату долгов и в условиях бюджетного дефицита, статьи, связанные с переселенцами могут секвестировать. Так, на 10% в нынешнем году сокращена дотация на аренду жилья (по сравнению с 2018-м), хотя ставки аренды выросли в среднем на 20%, то есть в крупных городах, переселенцы будут дотировать аренду на 30-40%.

Программа «Доступное жилье» финансируется на 4-5% от реальных потребностей и вместо тысяч нуждающихся семей, жильем могут быть обеспечены сотни или даже десятки.

Экономический мизер, выделяемый переселенцам, является прямой проекцией их политической разобщенности, нет координационного центра по озвучиванию их требований. Это происходит и вследствие политической сегрегации – невозможности участия в местных выборах и проблемах, которые могут возникнуть на президентских и парламентских выборах в этом году.

Дмитрий Снегирев, сопредседатель Общественной инициативы «Права Справа», историк:

– Прежде всего, отмечу, что у нас до сих пор так и не заработал реальный реестр переселенцев. А ведь вопрос ВПЛ тесно связан с различными «черными схемами». В том числе – «мертвыми душами», на которых выделятся деньги, активно «распиливаемые» нашими чиновниками. Те же 30 млн долл., выделенных зарубежными партнерами на создание единой базы ВПЛ, были фактически украдены. Иначе как объяснить, что база так толком и не заработала?

Так, например, по состоянию на начало 2016 года в Харьковской области было зарегистрировано 191 тыс. переселенцев или 144,2 тыс. семей. 17 июня 2016 года я, как сопредседатель ОИ «Права Справа» обратился к председателю Службы безопасности Украины Василию Грицаку и генпрокурору Юрию Луценко с заявлением о проведении в Харьковской области проверок по выявлению незаконных схем социальных выплат почти 28 тысячам фиктивных переселенцев на сумму более один миллиард гривен в год. Наша организация выяснила, что в одном из домов в Изюме (Харьковская обл.) зарегистрировано одновременно 3,5 тысячи переселенцев! Проверка показала, что этот дом существует лишь по документам, в реальности его нет. Соответственно, нет там и жильцов.

Ежемесячно пенсии и другие социальные начисления, предназначенные для выплат переселенцам, поступали на украинские банковские карточки, которые затем снимались наличными. Эта наличность переправлялась на неподконтрольную Украины территорию, в том числе и для финансирования террористической деятельности. Было возбуждено уголовное дело, которое так ничем и не закончилось. Некоторое время с этой схемой боролись. По состоянию на сентябрь 2016 года на Харьковщине осталось 103 тыс. переселенцев. За неподтверждение места жительства с учета было снято 42,2 тыс. человек, в том числе, по спискам СБУ – 27,1 тыс. чел. В их числе – так называемые «пенсионные туристы»: они приезжали за пенсией в Харьков с территорий, неподконтрольных Украине, и возвращались назад. А потом все началось снова.

Так что создание реального реестра переселенцев и реально работающего механизма их верификации – та самая проблема, которую нужно решить в первую очередь. Чтобы понимать действительную численность ВПЛ. И это я говорю как человек, сам вынужденно покинувший Луганск, но считающий себя, прежде всего, не переселенцем, а гражданином Украины.

Наши чиновники дерибанят средства на мифических переселенцах, а махинаторы по ту сторону линии разграничения – на «пенсионном туризме». У людей собирают заявления и едут оформлять (получать) пенсии без них. Курьеров с наборами банковских карточек периодически отлавливают. Но, цитируя классика, «если звезды зажигают, значит это кому-то нужно». А потому все схемы на переселенцах работают. А сами ВПЛ (и реально проживающие на подконтрольной территории, и вынужденно остающиеся на неподконтрольной) страдают больше всех. И это – одна из самых главных проблем, которую и раньше не решали, и сейчас, насколько я понимаю, решать не собираются.

Не сдвинулись с мертвой точки в прошлом году и вопросы доступа к пенсиям, создания новых программ по доступному жилью. Много вопросов к действующему механизму верификации ВПЛ. Переселенцам выдвигаются дополнительные требования при получении документов, при начислении помощи. Учитывая нехватку денег в бюджете, искусственно создаются дополнительные препоны для получения ВПЛ не только различных видов помощи, но и кровно заработанных ими средств – тех же пенсий.

2019 – избирательный год. Будет (да и уже есть) много обещаний, в том числе касающихся ВПЛ. Чего не будет, так это реальных шагов по улучшению их положения.

Подготовил Андрей Кривцун, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять