RU
Все новости

Жизнеспособен ли «план Сайдика»: Мнения экспертов о новом мирном плане для Донбасса

Мартин Сайдик во время интервью. Фото: Kleine Zeitung
Мартин Сайдик во время интервью. Фото: Kleine Zeitung

Специальный представитель председателя ОБСЕ в Украине и в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) Мартин Сайдик представил новый план мирного урегулирования ситуации на Донбассе.

И само представление «плана Сайдика» (озвученного в интервью австрийской газете Kleine Zeitung), и высказанные в нем предложения вызвали по большей части негативную реакцию у официальных Киева и Москвы.

«Донецкие новости» поинтересовались мнением украинских экспертов о «плане Сайдика», в котором речь, в частности, идет о привлечении ООН в помощь ОБСЕ для контроля за ситуацией на Донбассе, о создании Агентства по реконструкции, а также – о временной администрации и амнистии на неподконтрольных территориях.

Мария Кучеренко, руководитель проектов в Центре исследований проблем гражданского общества, аналитик:

– Примечательно, что так называемый «план Сайдика» был представлен широкой общественности через интервью в австрийском издании. Глава украинского МИД Павел Климкин, комментируя данный текст, упоминал: план был представлен еще в конце прошлого года. Это подтверждает и Мартин Сайдик в интервью. И все же – это несколько странный подход к продвижению новой миротворческой инициативы.

Значительным недостатком «Минска» в своем интервью Сайдик назвал тот факт, что Минские соглашения так никогда и не были ратифицированы «ни российским, ни украинским парламентами». По его словам, необходимо добиваться, чтобы новый рамочный договор, призванный заместить «Минск», был ратифицирован парламентами двух государств.

Однако «Минск-2» не может в принципе претендовать на то, чтобы быть ратифицированным, ведь стороны конфликта в нем названы некорректно: в качестве второй стороны фигурируют «формирования отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины», а не РФ. Тем любопытнее выглядит оговорка Сайдика о ратификации соглашений со стороны России. Правда, спецпредставитель поспешил исправиться и добавить, что «представители отдельных районов должны участвовать в диалоге», что сводит разницу между «Минском-2» и предполагаемым новым планом на нет.

Проблема в том, что нет никакой ОБСЕ, которая просто «не до конца понимает ситуацию» – представители данной организации прекрасно понимают, кто является стороной конфликта. И есть стремление удерживаться в рамках мнимой «политкорректности» – очевидно, чтобы «не разозлить РФ еще сильнее», как это любят называть отдельные еврочиновники и представители общественных организаций.

При таком обозначении сторон конфликта не имеет значения ни ввод миротворцев ООН, ни их параллельная деятельность с ОБСЕ под общим командованием.

Сайдик также предположил, что будет создано Европейское агентство по реконструкции, аналогичное балканскому. Но отверг в качестве модели другой балканский опыт, активно продвигаемый в Украине как некая идеальная модель – реинтеграцию Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема. По мнению спецпредставителя ОБСЕ, исходные ситуации являются слишком разными (что и без того было очевидно любому, кто не подходит к анализу русско-украинской войны сквозь призму штампов, предлагаемых сейчас различными «приближенными источниками»).

Кроме того, предложенный Сайдиком подход предполагает, что центральным элементом урегулирования будут местные выборы. Но каким именно образом можно проводить местные выборы, пока нет реально работающих механизмов прекращения огня – спецпредставитель ОБСЕ не уточняет. Слова о прекращении огня фигурируют в интервью лишь единожды – и то, в предисловии издания, а не в репликах представителя ОБСЕ.

Впоследствии концепция Сайдика была пересмотрена им самим во время встречи в ТКГ: «Минск» снова был назван «безальтернативной основой для урегулирования», а свой план, изложенный в интервью, спецпредставитель комментировать прессе отказался. Позднее, и спецпредставители Госдепа США по вопросам Украины Курт Волкер заявил, что план Сайдика – это механизм имплементации «Минска», а не попытка предложить поиск новой модели урегулирования. Хотя текст интервью представителя ОБСЕ противоречит этим словам, и в этом легко убедиться.

В любом случае, какой бы то ни было «мирный план», в котором не говорится, как достичь основной цели – прекращения огня, вряд ли может претендовать на такое наименование. Скорее, это не план, а пожелание.

Владимир Фесенко, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента»:

– План Мартина Сайдика – это попытка прагматичной модернизации Минских соглашений и их соединения с предложениями по миротворческой миссии ООН. Этот план мне представляется более практичным и реалистичным, чем вторые Минские соглашения. Но, как и в случае с Минскими соглашениями, его реализация будет зависеть, прежде всего, от согласия России, от готовности Путина уйти из Донбасса и пойти на конструктивный компромисс. Пока в этом нет уверенности. Надо также учитывать, что план Сайдика – это только предложения, проект для обсуждения, согласования и поиска нового компромисса. В любом случае, практическое обсуждение этого плана начнется только после президентских выборов в Украине.

Олег Стариков, эксперт по вопросам сектора обороны и безопасности, полковник СБУ (в отставке):

– Нужно понимать, что Сайдик просто так, «от себя», ничего говорить не будет. ОБСЕ – это орган, где все решения принимаются консенсусом. Ранее озвучивалась информация, что в декабре этот план обговаривался среди глав МИД стран, входящих в ОБСЕ, в том числе Украины и России. Все могли высказать свои замечания и предложения. Сейчас этот план вынесен на всеобщее обозрение и обсуждение.

По методологии, которой всегда придерживается ООН, планируемая операция по поддержанию мира на Донбассе, состоит из:

  • первоначальных консультаций,
  • технической оценки на местности,
  • резолюции Совбеза ООН по мандату,
  • резолюции Генассамблеи ООН по бюджету,
  • назначении старших должностных лиц (главы Миссии, командующего силами операции, комиссара полиции и старший гражданский персонал),
  • планирования и развертывания операции.

Операция начинается после выполнения всех вышеперечисленных требований с выдвижением передовой группы для организации штаб-квартиры миссии и выполнения заданий в соответствии с полученным мандатом СБ ООН.

Основные задачи операции по поддержанию мира:

  • стабилизация конфликтной ситуации после прекращения огня, создания условий для установления прочного мира;
  • обеспечение выполнение мирных соглашений;
  • оказание помощи конфликтующим сторонам в преодолении переходного периода, создании стабильной власти.

Миссия выполняет задачи по разоружению, демобилизации и реинтеграции на территории, разминирование, реформирование сектора безопасности и установление правосудия, защите прав человека, проведении выборов, содействии в социально-экономическом восстановлении территорий и их развитии.

«План Сайдика» вполне реален, он имеет право на жизнь, о чем уже высказались многие на Западе, включая спецпреда Госдепа США по вопросам Украины Курта Волкера. И план этот, как подчеркнул Волкер, не отменяет Минские соглашения, а их дополняет.

Все понимают, что никаких действий касательно урегулирования ситуации на Донбассе до выборов в Украине (президентских и парламентских) не будет. А новой власти, скорее всего, придется принимать непопулярные решения, связанные с амнистией и другими политическими пунктами, прописанными в Минских соглашениях. Причем есть вариант, что будут учитываться даже мнения «властей» со стороны ОРДЛО. И в этом смысле вряд ли случайны недавние заявления Порошенко о важности хотя бы «холодного мира» с Россией.

Нужно быть готовыми к тому, что выборы на временно неподконтрольном Донбассе будет проводить гражданский персонал ООН, а контролировать – члены СММ ОБСЕ.

Я уверен, что мировое сообщество уже приняло решение об урегулировании конфликта на Донбассе. И в этом году какие-то подвижки вполне реальны. Причем кто бы ни пришел к власти, ему придется идти на непопулярные меры под лозунгом не «все для победы», а – реально выполняя Минские соглашения.

Процесс операции по поддержанию мира будет длительным. После его окончания начнется процесс по постконфликтному мироустройству, в котором также будут принимать участие сотрудники миссии по поддержанию мира. Вряд ли получится управиться за два года, как в Восточной Славонии (Хорватия). Но если обновленная украинская власть будет действовать разумно, рационально и не пороть горячку, а прислушиваться к мнению Запада (от которого мы очень зависим, т. к. жестко сидим на заграничных кредитах), все может пойти быстрее.

Денис Попович, военный обозреватель:

– План Сайдика говорит о том, что в Европе понимают – «Минск» мертв и не подлежит реанимации. Поэтому необходимо искать какие-то новые решения украинского вопроса. Однако история, предложенная Сайдиком, в нынешней политической реальности невыполнима.

«Минск» мертв не потому, что его не ратифицировали парламенты двух стран, а потому, что его последствия не устраивают главных действующих лиц процесса. Нынешний формат «Минска-2» создает условия, при которых часть Украины будет находиться под политическим и военным влиянием РФ – это не устраивает Киев. Украинская же позиция не устраивает РФ, которая настаивает именно на той последовательности выполнения Минских соглашений, прописанной в самом документе: амнистия, выборы, перекрытие границы, широкая автономия с конституционными изменениями, и т. д. Она вполне устраивает Кремль. Это и есть самое главное противоречие, решить которое можно либо продавив позицию РФ, либо приняв условия Москвы.

Не хочу говорить, что Сайдик – пророссийский политик, но он, видимо сам того не желая, предложил план, возможный лишь в том случае, если в Украине победит пророссийское крыло. Вот тогда и возможна обоюдная ратификация парламентами каких-то новых соглашений, диалог с представителями ОРДЛО (кто вообще эти люди?!), и т. д.

Собственно, гарантированных вариантов решения проблемы всего два.

Первый – это уничтожение «Л-ДНР» военной силой. В таком случае возможна даже амнистия, например, по американскому варианту. В конце Гражданской войны в США, когда полный военный разгром южной Конфедерации являлся вопросом ближайшего времени, северяне раздавали населению Юга документы, в которых гарантировалась полная амнистия и признание гражданских прав для солдат Конфедерации, если они добровольно сложат оружие. В подавляющем большинстве случаев условия были выполнены обеими сторонами – и реинтеграция прошла достаточно мирно. Но в случае с Украиной нужно очень внимательно оглядываться на российский фактор, в виде армий, сосредоточенных вдоль периметра украинско-российской границы. Вступят ли они в игру, когда и в каком количестве – важнейший вопрос.

Второй вариант – это полностью отказываться от оккупированных территорий и фиксировать государство с новыми границами, предварительно обусловив возможность для оккупированных территорий добровольно вернуться в состав Украины, если ситуация изменится. Такой вариант действовал для Германии, разделенной по итогам Второй мировой войны. Но в нашем случае для реализации такого варианта условный президент Украины должен иметь поистине титановую волю.

Поэтому пока мы имеем стратегический тупик. Возможно ситуация изменится после всех выборов в Украине, но никак не при условии имплементации новых планов европейских политических деятелей.

Дмитрий Снегирев, сопредседатель Общественной инициативы «Права Справа», историк, юрист:

– «План Сайдика» – это попытка Европы найти альтернативу неработающим Минскому и Нормандскому форматам. Обращаю внимание, что этот план появился вскоре после того, как США аннулировали санкции против части компаний российского олигарха Дерипаски – по просьбе европейских партнеров. В Европе периодически возмущаются позицией Украины, которая жалуется, что страдает от российской агрессии, а сама торгует со страной-оккупантом, при этом требуя от других усиливать санкционное давление на РФ. И подмасленные Кремлем европейские политики (а таких хватает в Венгрии, Чехии, Италии, Германии, Австрии, где действует мощное пророссийское лобби) всеми силами работают над тем, чтобы санкции с России были если не сняты, то уж точно не усилены. А лучше – ослаблены. Чтобы спокойно достроить и запустить «Северный поток-2», реанимировать другие совместные с РФ проекты. Чтобы и дальше получать солидные «чаевые» из Москвы.

Но без разрешения ситуации на Донбассе санкции снять сложно. Вот и пытаются наши западные «партнеры» придумать хоть что-то. Очередным таким «чем-то» и стал «план Сайдика». Его появление – это так называемый контролируемый вброс информации. Это было не официальное заявление, а мнение, высказанное в интервью австрийской газете Kleine Zeitung. Но такие мнения не высказывают случайно. Такой шаг – попытка посмотреть на реакцию сторон конфликта. И отыграть назад, если такая реакция окажется негативной. Что мы и увидели после критических заявлений о «плане Сайдика» со стороны Украины и России.

И вот уже сам Сайдик толком не комментирует свой же план. А представитель генсека ООН Стефан Дюжаррик заявляет, что не располагает данными о возможной коммуникацию между ОБСЕ и ООН по внедрению нового плана по урегулированию конфликта на Донбассе. Мол, видел информацию об этом плане в прессе. А больше сказать нечего, кроме общих слов о поддержке усилий руководства Нормандской четверки, Трехсторонней контактной группы минских переговорщиков в целом и ОБСЕ в частности, касательно решения «украинского вопроса».

В этом русле можно вспомнить, как Сайдик недавно опровергал информацию главы украинского МИД Павла Климкина о том, что в Минске представители ОБСЕ якобы говорили о совместной миссии ОБСЕ-ООН на Донбассе. А потом в «плане Сайдика» появляется та самая информация. И это не просто нестыковки. Речь о явном зондировании почвы в попытке хоть как-то сдвинуть с мертвой точки переговорный процесс. Не особо учитывая при этом интересы Украины. Впрочем, Россия от «плана Сайдика» тоже не в восторге.

Украину не удовлетворяют те же моменты, которые не нравятся и в Минском формате – вопросы выборов и амнистии на оккупированных территориях. К тому же, в «плане Сайдика» нет ничего о деоккупации Крыма. А нам важно обязательно увязывать вопросы Донбасса и Крыма, потому что вопрос территориальной целостности – это не только изгнание агрессора с оккупированных территорий Луганщины и Донетчины, но и возвращение полуострова.

Россия не принимает идею о том, что она как подписант нового документа (что задумано в «плане Сайдика») фактически опровергает свою липовую версию о том, что на востоке Украины – внутренний конфликт, по сути – гражданская война. Кремль мечтает посадить за стол переговоров Киев и марионеточных главарей «Л-ДНР», а себе оставить роль «миротворца». А дальше – федерация, конфедерация и прочие раскалывающие Украину моменты. Любой план, который позволит сделать это, Москва примет. А остальные будет саботировать, как делает это с Минскими соглашениями.

Так что «план Сайдика» – мертворожденный во многом из-за позиции Кремля. Который уже четко дал понять, что до конца выборного процесса в Украине (президентского и парламентского) никаких подвижек в разрешении конфликта на Донбассе не будет. Путин надеется, что ему удастся привести к власти в Украине пророссийские силы, которые помогут ему выйти из войны на востоке нашей страны с минимальными потерями для себя и максимальными – для унитарной Украины.

Кирилл Молчанов, политический эксперт:

– План Сайдика – это своего рода прелюдия перед Минскими соглашениями, «дорожная карта» по их реализации. Там детализирован механизм действий, который вносит ясность как в политическую составляющую, так и в вопросы безопасности. Самое интересное в нем даже не содержание, ведь уже давно неформально обсуждаются и миротворцы, и переходная администрация, и выборы под патронатом ООН и наблюдением ОБСЕ, и даже Агентство по реконструкции. Самое интересное это то, что сказал Сайдик: план презентовали в декабре в Милане, где были представители Украины и РФ. Но от них публично мы не слышали, что идут какие-то обсуждения подобного рода (Климкин что-то говорил, но очень скупо и туманно). То есть, подобный мирный план явно готовится уже для имплементации следующей властью в Украине – после цикла выборов.

Тарас Загородний, политический эксперт:

– Все предложения Сайдика исходят из гипотезы, что РФ готова идти на разрядку на Донбассе. Перспектива этого туманна, потому и написано все туманно. В какой-то мере – двояко, как и в Минских соглашениях. Неудивительно, что этот план вызвал негативную реакцию в Украине. Европейцы продолжают делать вид, будто не понимают, что именно происходит на неподконтрольных территориях, и кто стоит за идущей с 2014 года гибридной войной.

Обтекаемые фразы в «плане Сайдика» очень напоминают российскую позицию. Де-факто – это не решение конфликта, который не разрешить без реальных миротворцев. А Россия как член Совбеза ООН будет ветировать их ввод.

Не то чтобы план – пустышка. Но реальным решением ситуации на Донбассе он не является. Скорее, это попытка создать видимость поиска такого решения.

Подготовил Андрей Кривцун, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять