«Ни войны, ни мира»: Минские соглашения четыре года спустя