RU
Все новости

Синяк под глазом за Украину: Переселенка Ирина Пасека первой на Львовщине получила жилье от государства

Ирина Пасека (слева)
Ирина Пасека (слева)

27 июня 2014 года. Этот день Ирина Пасека помнит в мельчайших деталях. Рано утром Ирина и ее муж Александр повесили на дверь своего дома замок в селе Придорожное Луганской области и уехали с одной сумкой в неизвестность. Супругов, открыто поддерживающих Украину, предупредили о неминуемой расправе…

Четыре года они скитались по стране, а недавно обзавелись собственным домом в селе Воютичи. Во Львовской области Ирина и Александр стали одной из первых семей на Львовщине из числа категории участников АТО и внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), отстоявшей свое право на получение жилья от государства по Постановлению Кабмина № 280 (предусматривает выделение финансирования из госбюджета категории граждан АТО-ВПЛ).

Жили в достатке и ни в чем себе не отказывали

Ирина родилась на Львовщине. После окончания третьего класса с мамой переехала на Донбасс. В Луганской области прошла большая часть жизни: тут Ирина окончила школу, отучилась в училище, вышла замуж, родилась дочка, дождалась внука.

«С начала мы жили в Молодогвардейске, а в 2009 году продали квартиру и купили добротный дом в селе Придорожное, что по трассе Луганск-Изварино. Двор был 25 соток и 80 соток огорода. Занимались сельским хозяйством: выращивали клубнику, малину, виноград, фруктовый сад на четыре десятка плодоносящих деревьев. Еще была корова, коза, выращивали бройлеров и кроликов. Все, что вырастили, то и продавали. Возле дома выставляли ведра с фруктами и овощами. Самое меньшее, что можно было заработать за день – это 500 грн. По тем временам это был отличный заработок. Моя семья ни в чем себе не отказывала. Жили хорошо, всего было в достатке», – рассказала 48-летняя женщина.

Бандеровцев сегодня не обслуживаем!

Когда в Киеве начался Майдан, Ирина и ее родные от телевизора практически не отходили. Следили за событиями, очень переживали. «Я очень хотела поехать в Киев, но у меня столько живности, а смотреть за ними некому. А вот пропустить народное вече в Луганске уже не могла. Первый раз сама ездила, несколько раз с мужем, потом и дочка присоединилась. Купила желтую и синюю ленточки, сделала бант, который прикрепила к сумке. Так и ходила. А в это время поклонники "русского мира" уже щеголяли с георгиевскими лентами», – вспоминает собеседница.

Так до майского «референдума», так и после семья патриотов пытались образумить односельчан, своих знакомых и друзей. Естественно, их никто не слышал. «Мы часто мотались в Молодогвардейск, там жила дочка с внуком. В этом городе и я с мужем жила до того, как переехали в село. Много лет торговала на местном рынке. Обзавелась знакомыми и друзьями. И каждый раз приезжая туда, пыталась с ними поговорить, просила их открыть глаза, проанализировать события и не верить обещаниям будущих руководителей "республики". Но все тщетно. Однажды после такого разговора приехала с синяком под глазом, другой раз меня оплевали», – поделилась Пасека.

А потом был флешмоб, суть которого заключалась в том, что жители восточной Украины разговаривают на украинском языке, а западной – на русском. «Я поддержала флешмоб. Как-то в марте 2014 года прихожу к своим некогда подругам на рынок в Молодогвардейске и на украинском с ними здороваюсь, хочу что-то купить. А они мне в ответ: бандеровцев сегодня не обслуживаем! Раньше с одной тарелки ели и с одной рюмки пили, а тут такое…», – вспоминает женщина.

И тут он подставляет дуло автомата к моей щеке…

Ирина признается, что тогда в ее гардеробе не было вышиванки. Купив черно-красную ленту, этакую имитацию под орнамент, пришила ее на обычную футболку белого цвета. В один из дней из Молодогвардейска она приехала в порванной одежде.

«Еще вспоминаю случай, произошедший в средине июня. Собрала фрукты и ягоды, поставила сумки в багажник, и мы поехали из Придорожного в Молодогвардейск. Муж за рулем, я рядом, а сзади дочка с внуком. На блокпосту за Самсоновским мостом для досмотра остановили нас "защитники" – местные наркоманы и чеченцы. На мне футболка с вышивкой, на плече – сумка с сине-желтой лентой. Автоматчики просят выйти и открыть багажник. Стою возле них, они все сумки открывают, роются в них. Я и не сдержалась и говорю им: "Що ви там шукаєте? Можна трохи акуратніше?". Они оторопели и спрашивают, мол, почему я разговариваю на украинском языке. Я в ответ: "Тому що я українка і живу в Україні. Донбас – це Україна, Молодогвардійськ теж Україна!". Еще несколько минут пообщались, и я села в машину. На дворе лето, жарко, окно открыто. И тут подходит один из них, перещелкивает затвор автомата и подставляет дуло к моей щеке. Да так сильно надавил, что я легла на руку мужа. Дочка на заднем сиденье кричит, внук умоляет не трогать меня, муж просит замолчать…», – патриотка вспоминает ужас пережитого.

Ирина Пасека

Уезжайте, иначе ждет участь Рыбака

Женщина все еще теплила надежду, что со дня на день зайдут украинские войска и освободят захваченные города Донбасса. Она даже купила с десяток матрасов, чтобы в случае необходимости парни могли переночевать в ее доме.

Выразить свой протест против оккупации Ирина и Александр решили неординарно. В ближайших магазинах скупили все атласные ленты в бобинах. Исключительно желтого и голубого цветов. «Порезали их по 50 см и ночью по трассе Луганск-Изварино завязывали их на деревьях, на столбах, чтобы все было сине-желтое, чтобы показать, что это территория Украины. Каким-то образом стало известно, что это сделали мы. Приехал знакомый, муж раньше с ним работал на шахте, и предупредил: забирай Ирку, и уезжайте, иначе вас ждет участь Рыбака. (17 апреля 2014 года депутат Горловского горсовета Владимир Рыбак открыто выступал против захвативших город пророссийских сил, после чего его похитили, вывезли в захваченный Славянск; спустя 4 дня тело депутата было найдено в одном из водоемов возле Славянска, – ред.). Он был на той стороне, но по старой дружбе предупредил нас», – поделилась собеседница.

Супруги купили в Суходольске билеты на поезд «Луганск – Киев» (тогда еще действовало железнодорожное сообщение). «Поезд отправлялся из Луганска около двух часов дня, а мы на вокзале уже были с самого утра. Ехали специально, когда в автобусе было много людей. Это чтобы затеряться в толпе. И до поезда сидели тихонько в углу здания, не привлекая к себе внимания. В столице нас встречали дочка с внуком, они раньше уехали. Из Киева двинулись во Львовскую область, в то село, в котором я родилась. Там добрые люди дали нам хату и даже не взяли ни копейки», – продолжает Ирина.

Александр ушел на войну, а Ирина стала волонтером

С июля Александр оббивал пороги  военкомата с требованием взять его на фронт, но мужчине отказывали. Говорили, что по возрасту не годится для войны. Александру на тот момент было 53 года. Через некоторое время он пришел еще раз, и в ультимативной форме пообещал, что все равно найдет лазейку. Сказал, что хочет защищать страну, а не прятаться за юбкой жены. И его все-таки призвали. Сан Саныч был водителем-механиком танка в 1-й отдельной танковой роте, бойцов которой потом прикомандировали к Национальной гвардии. Самым «жарким» периодом на войне были январь-февраль 2015 года: Александр тогда стоял под Мариуполем, а в это время незаконные вооруженные формирования «ДНР» обстреливали микрорайон «Восточный». А Ирина собирала вокруг себя неравнодушных граждан и помогала армии, как могла.

«Осенью 2015 года муж демобилизовался, и мы со Львовской области переехали в Полтавскую. Там нам предоставили временное жилье. Закончилась зима и надо снова искать, где жить. Помогли знакомые из числа АТОшников и волонтеров, которые кинули клич, что Сан Саныч и Ира остались без жилья. Вот так и нашли на Самборщине дом, в котором прожили еще два года. Знаете, за 4 года скитаний по стране нам встречались только хорошие люди. Мы жили в трех разных селах и ни в одном с нас не брали за аренду. Но я понимала, что мы уже в возрасте, и на свое жилье, даже самый дешевый домик в деревне, уже вряд ли заработаем. Здоровье уже не то, а ютиться на съемном не хотелось. Поэтому я решила заняться квартирным вопросом», – рассказала Ирина.

Ирина Пасека

Все крутили пальцем у виска, пока я обивала пороги

Переселенка стала писать письма народным депутатам, ездила в Киев на одиночный пикет возле Верховной Рады. Ирина хотела донести депутатам, что в нашей стране есть такая категория людей, как АТОшники-переселенцы, которые, не задумываясь, оставили все на Донбассе и пошли защищать Украину. «Во Львовской области очень хороший губернатор. В 2016 году, когда Постановление КМУ № 280 еще и в проекте даже не было, Олег Синютка направлял обращения в  Кабмин, что есть такая категория, как участники АТО из числа ВПЛ, и им очень нужна помощь в решении жилищного вопроса», – отметила Пасека.

Одиночный пикет Ирины Пасеки

Во Львовской области семья Ирины стала одной из первой, кто получил жилье согласно постановлению № 280. Осенью 2018 года Ирина и Александр въехали в собственный дом в селе Воютычи в Самборском районе. «Государство выделило субвенцию в размере около 700 тыс. грн, и мы на эту сумму нашли дом. Руководство и жители села нас очень хорошо приняли. Муж как от участника АТО подал заявление на выделение земли под ведение сельского хозяйства. В нашем селе живут три семьи погибших воинов, много демобилизовавшихся, есть те, кто еще продолжает защищать страну. И сельский голова, чтобы все было по-честному, решил всем раздать по гектару. Он даже выделил помещение, это типа склада, в котором я собираю волонтерскую помощь для бойцов», – поделилась переселенка.

Ирина вспоминает, как все смеялись и крутили пальцем у виска, когда она бегала с кипой документов по учреждениям. «Знакомые АТОшники-переселенцы говорили: "Ирка, ты что дура?! Ну, кто нам даст деньги?". Что и говорить, если даже муж не верил в успех. А я ездила во Львов и Киев, ночевала на вокзалах, потому что на хостел не было денег. Рассказывала чиновникам о нас, об АТОшниках-переселенцах, о том, что нам негде жить. Я верю, что жилищный вопрос может решить каждый переселенец и каждый АТОшник. Только надо, чтобы люди не сидели и не ждали, когда им упадет манна небесная, а объединялись и добивались справедливости. Наша сила в единстве. Тому подтверждение митинг, который прошел в начале февраля под стенами Администрации президента. Сюда съехались АТОшники-переселенцы с разных городов страны. Организатором выступил Николай Греков и Комитет Верховной Рады по делам ветеранов и инвалидов в лице Третьякова, Бурбаки, Шухевича. Они борются за наши права, помогают нам добиваться справедливости. Благодаря им постановление № 280 работает», – сказала переселенка.

В госбюджете 2019 года заложено всего 25 млн грн на решение квартирного вопроса для АТОшников-переселенцев. Конечно, этого недостаточно, ведь в очереди на приобретение жилья сейчас стоят 1 700 человек. «У меня хоть и есть крыша над головой, но я продолжаю борьбу за наши права. И успокоюсь, когда последний АТОшник-переселенец, живущий во Львовской области, будет иметь собственное жилье», – уверила Ирина Пасека.

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять