RU
Все новости

Пункт ОБСЕ, шакалы и Володя: Пенсионер показал, как живет близ Донецкого аэропорта (Фото, видео)

Фото: скриншот видео YouTube
Фото: скриншот видео YouTube

Житель Москвы Руслан Реутовский в конце января во время приезда в неподконтрольный украинской власти Донецк приехал на улицу Взлетную. Расстояние от этой части поселка до Донецкого аэропорта – около километра.

Он отмечает, что ехал в сопровождении двух «военнослужащих армии ДНР».

«Сейчас все изменилось. Теперь нельзя брать интервью у военнослужащих, а им тем более показываться в кадре. Поэтому я их лица показывать не буду», – анонсировал россиянин в начале пути. Но когда увидел ужасы поселка, забыл об ограничениях и сопровождающие то и дело оказывались в кадре.

Двигались на Взлетную от «тыльной» части железнодорожного вокзала, где к Евро-2012 построили новый терминал. Сопровождающий утверждал, что в начале вооруженного конфликта один из наблюдательных пунктов ОБСЕ находился на здании железнодорожного вокзала, в секции со стороны аэропорта. «Вот, прям, на крыше здесь и сидели. Но сейчас их уже здесь нет», – говорит он.

По пути зашел разговор о взорванном Путиловском мосте:

– А его кто взорвал?

– Наши, чтобы Украина не прошла.

Ул. Взлетная из-за близости к аэропорту особенно пострадала в 2014-2015 гг. Перестрелки в аэропорту продолжаются, поэтому люди не возвращаются – кто-то выехал из региона, кто-то перебрался в более тихие районы Донецка и периодически проведывает свои дома. Сейчас здесь постоянно живут буквально несколько человек.

Один из таких жильцов – 62-летний пенсионер Николай Васильевич. Он построил свой дом в 1974 году, и все время прожил на Взлетной. В 2014 году в дом было прямое попадание снаряда. «Крыши вообще не было – танк лупанул... Но здесь столько прилетало! Ко мне на участок 14 снарядов залетело. Испанцы, бразильцы приезжали снимать», – комментирует мужчина.

Сейчас дом восстановили, со стройматериалами и стеклопакетами помог Красный крест.

В помещении – минусовая температура, отопления нет. Но уже подвели электричество, так что пенсионер «топит» спальню электронагревателями. «Свет дали. Когда спать ложусь, в одной комнате около кровати включаю два обогревателя. А что делать? И за электроэнергию я плачу, плачу четко», – отмечает дончанин.

Россиянин замечает в доме бюст Ленина. «Володя – то святое. Я Володю берегу», – говорит Николай Васильевич.

Во время обстрелов пострадал не только дом. «Голубятню разнесло. Восстановил. Корм для голубей запасаю. Сам голодный, но корм голубям запасаю», – комментирует пенсионер.

В прошлом Николай Васильевич – шахтер, поэтому, говорит, пенсия «повышенная» – 8 тыс. руб. (3 280 грн по местному курсу валют).

Городской транспорт не ходит (раньше здесь была троллейбусная линия, но троллеи срезали еще в начале войны). Магазинов в поселке нет, за продуктами нужно идти до железнодорожного вокзала. Николая Васильевича спасает, что есть автомобиль.

«Люди, которые живут в центре города, они не понимают, что происходит. У нас на улице ни одного целого дома нет. Но я отсюда не уйду, это мой дом. Пусть стреляют, пусть убьют. Но как я уйду?», – говорит он.

Он проводит «экскурсию» по своей улице. Показывает разрушения. При этом тут же подмечает, что в 2014-м здесь дислоцировались незаконные вооруженные формирования «ДНР». «Здесь "Пятнашка" стояла, от меня гаубица стреляла», – говорит вскользь пенсионер. Также рассказывает, что на соседнем доме (который полуразрушен от обстрелов), сидел «боец», «ему еще руку оторвало».

При этом, он не видит связи массовых разрушений на улице с тем, что НВФ находились в жилых домах и вели от них обстрелы украинских позиций. Во всем винит Украину. Николай Васильевич не скрывает, что помогал «ополченцам». Но отмечает, что «ополченцы» были разные. «"Гиви" едет, там дальше бабушки живут, он остановится – денег даст. И шакалы были. Меня же грабили тоже. На мне четыре дома тут – тещин, бати… И вот пришли. Между прочим, один – москвич. С пистолетом, к голове…Потом один енакиевец грабил, его поймали. С хаты выносили все, даже самогонный аппарат из тещиного дома унесли. А москвич, когда голубей увидел, говорит – о голуби, у нас в Москве за одного такого голубя машину "Москвич" отдадут», – вспоминает пенсионер.

Идя по улице, говорит, что за последние годы некоторые его соседи-старики умерли: «Не выдерживали, морально…».

После выхода на пенсию Николай Васильевич занимался ремонтами. «Многим здесь на поселке делал, и заборы клал. И вот в этом доме я до войны ремонт делал»,– указывает на двор, в котором от здания – лишь останки нескольких стен.

– А здесь дом был?

– Конечно!

– Как будто его и не было.

– Да ты что, я здесь такой ремонт им сделал! Потолки, стены, плитка в ванной…

По соседству в нескольких домах вставлены окна, отремонтированы крыши. Николай Васильевич поясняет, что эти соседи зимой живут в тихих районах Донецка, но в летнее время постоянно здесь находятся. «А где хозяева появляются, Красный Крест помогает с восстановлением», – уточняет мужчина.

«Впечатления не очень, я вам скажу. Печаль, конкретная печаль. Нет людей, вообще ничего нет. Проехали километров пять. И вот – совсем другой мир. Там, в центре, у них все хорошо, они ходят все такие счастливые. А здесь – никого. Вообще никого нет», – резюмирует увиденное москвич Руслан Реутовский.

Текстовая версия подготовлена РПД «Донецкие новости» по видеоматериалам YouTube

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять