RU
Все новости

Без жилья и без возмещения: История семьи из Золотого, пострадавшей от войны

Фото: Facebook / Евгений Каплин
Фото: Facebook / Евгений Каплин

В Донецкой и Луганской областях по данным мониторинговой миссии ООН больше 40 тысяч объектов частной собственности были разрушены или повреждены. За сухими цифрами стоят истории реальных людей, оставшихся без крыши над головой, вынужденных скитаться по чужим домам и снимать жилье. Один из примеров – история семьи пенсионеров из Золотого-4. Об этом сегодня, 13 марта, рассказали в Общественной организации «Донбасс-SOS».

Так, город Золотое (Попаснянский р-н, Луганская обл.) по Минским соглашениям поделен на части – украинскую и «ЛНР». Поселок состоит из 5 частей: Золотое-1, Золотое-2 и так далее. Семья пенсионеров, историю которых рассказали общественники, проживала в Золотом-4 прямо на линии соприкосновения. «Мы с мужем – жители Золотого. У нас был сильно разрушен обстрелами один дом, в других взрывами снесло крыши, выбило окна, кое-где повредило фундаменты зданий. Все это люди должны восстанавливать своими силами. В 2014-2015 годах, когда у нас в квартире обстрелами выбило окна, сами покупали стекла и меняли их. Никакой помощи от государства не было. Мы, как и другие жильцы поселка, латали повреждения, заделывали пробоины, чтобы как-то жить», – рассказала героиня.

По словам женщины, в 2015 году во время обстрела мужа накрыло взрывной волной, ударило о бетонную плиту. Его контузило, а осколком снаряда зацепило руку. В следующем году он снова попал под обстрел, тогда сильно повредило плечо. «Когда муж немного восстановился, летом 2017 года мы с ним и внуками уехали отдыхать в Бердянск. А когда вернулись, попасть домой не смогли. У нас небольшой четырехэтажный дом, и наш подъезд оказался запертым. В соседних подъездах живут люди, а в нашем – выехали в мирную зону, заселенной квартирой оставалась только наша. Мы дергали двери, стучали. На шум вышла соседка из другого подъезда и рассказала, что несколько дней назад здесь поселились военные. Наконец мы достучались, показали свои паспорта с пропиской, но попасть в квартиру так и не смогли: нам объяснили, что здесь теперь военный объект», – продолжила рассказ женщина.

Так, уже почти два года супруги живут, где удается пристроиться. «Два месяца снимали квартиру в Лисичанске, потом знакомые предложили присмотреть за их домом и пожить там. Не бесплатно, конечно. Сейчас снимаем уже третий дом. Спасибо добрым людям: кто вилочку дал, кто ложечку, чашки уже сами купили. Пенсия у меня маленькая – 1 500 грн, у мужа – 1 800 грн. Пенсию мужа отдаем за жилье, а на мою живем», – делится жительница Золотого.

По ее словам, они обращались в Золотовский горсовет. Там им ответили: «Жилья для вас нет. Хотите – становитесь на очередь, будете 150-ми, лет через десять, может быть, и получите». «Так мы остались и без жилья, и без какого-то возмещения от государства. Даже писали заявление в суд, чтобы он заставил военную прокуратуру разобраться в нашей ситуации. Никакие гуманитарные фонды нам не помогли, хотя мы обращались в разные. От государства тоже ничего не смогли добиться. Ездили на прием к заместителю главы Луганской обладминистрации, там нам тоже не смогли помочь», – сказала она.

Как отмечают правозащитники, даже судебная процедура для получения компенсации за разрушенное имущество не гарантирует, что средств пострадавшим все-таки выплатят. Процесс – дело долгое, и заявителю придется потратить на судебную процедуру значительные средства: судебный сбор по делам имущественного характера значителен, и не все пострадавшие могут его оплатить. Но главное – до сих пор не известен ни один случай, когда истец получил бы реальную компенсацию за разрушенное или поврежденное имущество. «Вот и приходится людям выживать и приспосабливаться к страшным обстоятельствам в надежде, что решение все-таки будет найдено, государственные механизмы поддержки этой категории пострадавших от военного конфликта на востоке Украины заработают», – отмечают в общественной организации.

«В августе 2018 года соседи рассказали, что сильными обстрелами у нас в квартире снова выбило окна. Муж съездил, посмотрел. После этого мы обратились в управление соцзащиты в Попасной, чтобы они зафиксировали разрушения и выдали нам акт. С представителями этой службы мы приехали в Золотое-4. Тогда мы смогли попасть в квартиру, забрать кое-какие вещи и документы. В декабре 2018 года в наш дом попал снаряд, в квартире выгорело все имущество. Сразу после этого подали заявление на получение материальной помощи в Попаснянский горсовет, ждем уже два месяца, но так ничего и не получили. Несмотря на обстрелы, люди продолжают жить в нашем доме, а куда им деваться? В поселке выехали единицы, большинство осталось жить, где жили. Самое ужасное, что мы не видим никакой помощи со стороны государства, до нас никому нет дела. Может, на бумаге все и гладко, законы разные приняли. Но на деле для нас ничего не меняется, мы никому не нужны и не знаем, что нас ждет завтра», – рассказала жительница Золотого.

По словам правозащитников, на законодательном уровне ситуация также неоднозначная и неопределенная. Законом Украины «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях» было признано, что на востоке Украины имеет место вооруженная агрессия Российской Федерации и что соответственно на ней и лежит весь долг по возмещению причиненного вреда, в особенности имуществу граждан. Данное утверждение не отменяет того, что гражданское население страдает от более насущных и обыденных проблем, как описано в этой истории. И эти проблемы должны решаться уже здесь и сейчас, а не в перспективе.

«Мы поинтересовались в Луганской областной военно-гражданской администрации: что предпринимается на местном уровне для решения этой проблемы? Нам ответили: на территории области при каждом городском, сельском совете созданы комиссии обследования объектов жилого фонда, которые пострадали во время проведения АТО/ООС. На основании актов обследования, местные органы власти и местного самоуправления ведут реестры поврежденного (разрушенного) жилого фонда, владельцы которых нуждаются в компенсации. (Известный факт, что единого реестра поврежденного или разрушенного имущества в Украине на данный момент – не существует, – ред.) И отметили, что в Украине не приняты необходимые законы и другие нормативно-правовые акты, которые устанавливали бы четкий механизм получения компенсации за утраченное жилье вследствие проведения АТО, ООС и которые регулировали бы порядок, критерии и размер возмещения  гражданам (физическим лицам) убытка, причиненного боевыми действиями», – подытожили в «Донбасс-SOS».

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять