RU
Все новости

Марина Курапцева: Когда закончится война…

Марина Курапцева
Марина Курапцева

«Когда закончится война»… Сколько фраз начинаются с этих слов? Наверное, и не сосчитаешь. Все наши надежды на европейское будущее сильной, процветающей Украины связаны с восстановлением мира на территории нашей страны. Но что такое мир, и когда он действительно наступит?

Восстановление мира

Сейчас не хочется развивать теории о том, каким образом и когда замолкнут выстрелы и взрывы на Донбассе, о том, как именно прекратится российско-украинская война. Восстановление мира – кропотливая работа, которая включает в себя несколько важнейших этапов, среди которых построение и поддержание мира. В настоящее время украинское общество, на мой взгляд, проходит этап подготовки к построению мира. Та социальная агрессия, которая происходит вокруг, является результатом несовместимости двух вселенных, существующих в Украине одновременно: в одной из них мир, в другой – война. Эти вселенные существуют не параллельно, они знают друг о друге, и ни одну из них не устраивает сосуществование с другой в одном пространстве.

Но ведь взаимные обвинения, язык вражды и ненависти, неприятие иной точки зрения, – все это провоцируется тем, что на самом деле мира в Украине нет. Нигде. Ни в уютном суши-баре, ни на крымском пляже в разгар сезона, ни в живописных лесах под Киевом. От войны нельзя спрятаться нигде, и, если вам кажется, что вы не испытали последствий вооруженного конфликта на себе, вам это только кажется. К мысли о необходимости построения мира можно прийти двумя путями. Первый – очнуться, стоя на руинах, и тогда построение мира – это жизненная необходимость, продиктованная настоящим временем. Второй путь – продумать наперед, что мы можем очнуться на руинах, но тогда и мир придется строить из обломков на обломках. А это уже труднее, и мотивация, наверное, сильнее, когда еще есть то, что можно спасти.

Восстановление мира – это о гражданской сознательности и личной ответственности за все процессы, происходящие в государстве Украина, как и за их последствия. Это трудоемкий процесс, результаты которого вряд ли увидят те, кому сегодня больше 30 лет. Но те, кому сегодня два-три года, ничем не заслужили того, чтобы им оставили в наследство руины. Так всегда бывает – ученые совершают открытия, зная, что вряд ли успеют застать все масштабные преобразования, которые катализировали. Нам тоже предстоит открыть в себе скрытые ресурсы, которых понадобится очень много для построения мира в нашей стране. Это трудоемкий процесс, частями которого являются и ненасильственная коммуникация, и инклюзия, и способы взаимодействия в общественном секторе, в бизнесе, в политике, и умение слышать еще кого-то, кроме себя. Это обучение с нуля, если хотите.

«Начни с себя»

Не люблю эту избитую шаблонную фразу, но здесь, кажется, она вполне себе к месту. Действительно, если начать с себя, и задуматься о собственных потребностях, то, вероятно, первой будет потребность в безопасности и мире. В условиях конфликта, даже если вы не слышите взрывов каждый день, существовать, работать, строить планы некомфортно и неэффективно. Так вот, если выясняется, что все мы хотим мира, то, возможно, стоит подумать и над тем, каким образом можно попытаться его приблизить? На самом деле, речь идет не о малопродуктивных вздохах на скамейке: «Да, надо беречь мир…», а о вполне конкретных инструментах. Общественники, преподаватели, психологи уже довольно давно посещают специализированные тренинг-курсы по управлению конфликтами, по построению мира.

Конфликт иногда начинается со столкновения мировоззрений. Я думаю так, сосед – по-другому. И с этим можно было бы жить, поскольку плюрализм мнений является одним из обязательных условий развития демократического государства, активного гражданского общества, где свобода слова – не пустой звук. Но в условиях искусственно спровоцированного идеологического противостояния все сложнее. В течение пяти лет жителям мирной территории внушают мысль о том, что в Донецкой и Луганской областях проживают некие «неправильные» украинцы, которые «позвали войну». И вот тут уже общение между жителями неподконтрольных территорий, прифронтовых районов, и нетронутых войной областей нередко происходит на повышенных тонах. В большинстве случаев такое общение весьма травматично для всех. Особенно это заметно по перепалкам в социальных сетях – на протяжении пяти лет это единственная открытая площадка для общения «этой» территории с «той».

Начать с себя – означает поставить себя на место другого человека, и попробовать понять, что им движет, как он живет, в каких условиях. Это не так сложно, если хотя бы на короткое время отрешиться от эмоций, которые сейчас в нас могут загореться уже из-за любого поста в Фейсбуке. Мы граждане одной страны, пусть сейчас часть территории осталась за линией разграничения, но там – наши люди. Давайте попробуем вспомнить, с чего началась взаимная неприязнь, почему случилось так, что люди из Донбасса воспринимаются, как минимум, настороженно? Возможно. Дело в пропаганде? Ведь именно российская пропаганда услужливо подсунула украинскому потребителю информации образ врага, и надела его на тех, кому война принесла больше страданий, чем остальным украинцам? И, возможно, не стоило принимать на веру «новости» бай «раша-тудей»?

Если начать с себя, то можно вспомнить, что никаких языковых, религиозных, региональных конфликтов до 2014 года в Украине не было. Мы все замечательно уживались в одной стране. И, самое главное: после завершения войны нам всем жить здесь же, в Украине. Собственно, мы и сейчас живем вместе так или иначе взаимодействуем, вот только война изуродовала это общение, нанесла всем нам раны, боль от которых мешает воспринимать ситуацию адекватно. Травма войны – то, что нам принес «русский мир». Не донецкая пенсионерка, а российская армия, оккупационные войска, и лично Путин. У нас общий враг, что наводит на логичную мысль об объединении украинского народа.

Диалог

Пожалуй, самое сложное. Но как, не разговаривая, можно решить проблему? Ежедневно медиа (увы, и украинские не в последнюю очередь) заставляют нас забывать о том, что все мы – равноценные для государства граждане. Но это так, и пока украинское государство исповедует принципы свободы и демократии, это будет так. Следовательно, вполне логично утверждать, что все граждане имеют право голоса и право принять участие в определении и судьбы страны, и собственной судьбы.

Слова «диалог» и «примирение» донельзя извращены истеричными возгласами: «Нельзя мириться с Россией!». Меня всегда удивляют подобные комментарии под моими текстами о соблюдении прав украинцев на оккупированных территориях. А кто предлагает мириться с Россией? Лично я говорю конкретно о диалоге между украинцами, потому что без диалога и примирения украинцев, разрозненных и расколотых подлыми механизмами пропагандистской машины, не будет мира в Украине. Ну не бывает так, чтобы серьезная проблема отступила перед стеной молчания и языком вражды. А российско-украинская война и внутренние противоречия между украинцами – это очень серьезные проблемы.

Диалог ценен не сам по себе (наиболее на начальном этапе ценна готовность к диалогу, но это как нажать на кнопку, которая не поддается, и запустить сложный трудоемкий процесс, где мы все – взаимодействующие детали), это инструмент, эффективность которого повышают знания, теоретическая база, и, главное, – понимание сути проблемы, и, соответственно, необходимость ее решения.

Диалог – это громадная работа, а не перепалка в стиле «сам дурак». Да, в нем участвуют компетентные люди, специалисты, подготовленные к работе с конфликтами. Однако без участия народа, без воли народа к позитивным изменениям результата диалог не принесет – можно будет только поставить галочку о попытке наладить взаимодействие. А диалога не будет.

А самой большой ценностью диалога для меня является то, что он поможет сохранить Украину. Нашу общую страну. Пусть я потеряла дом, но не хочу потерять еще и страну. А чтобы сохранить Украину, нам всем придется послушать друг друга. Не кого-то одного, не две области, не Львов или Киев, не Одессу или Донецк, не Луганск или Севастополь. Всем – послушать – всех. У нас накопилось многое, о чем было бы важно сказать.

Мир

Периодически посещая публичные и закрытые мероприятия, целью которых является обсуждение последствий войны и построение мира, я заметила, что о наступлении мира после окончания вооруженного конфликта часто говорят, как о чем-то само собой разумеющемся. Но разве это так? В идеале, окончание войны означает только вывод оккупационных войск из Украины. Но означает ли оно наступление мира в стране? Что такое мир? Отсутствие конфликта, наверное. Но разве конфликт бывает только вооруженным?

На мой взгляд, после окончания войны наступит как раз самое взрывоопасное во всех отношениях время. Демилитаризация, возможно, продлится годы. И все же, разминировать территорию и ликвидировать военные сооружения гораздо проще, чем «разминировать» социальное напряжение. Гибридная война, в условиях которой мы все живем долгие пять лет, отличается не только жестокостью, но и подлостью. Если сейчас пропаганда отравляет сознание украинцев, то после окончания войны пропагандисты вполне могут совершенно сорваться с цепи. И тогда придется беречь и сохранять мир в мирных условиях. Каким образом?

На мой взгляд, важно понимать, что уже сегодня, сейчас стоит вырабатывать конкретные механизмы, которые облегчат этот процесс. Потом, когда война окончится, придет время их применять на практике, сразу, а не разрабатывать. Времени на раскачку и подготовку не будет. Что делать с коммунальной сферой, с уровнем безработицы? Как реабилитировать загубленные предприятия? Как не допустить экологической катастрофы/как побороть ее последствия?

И вот это самое построение мира, «розбудова миру» – именно тот процесс, который важен именно сейчас, и который должен выйти наконец за рамки узких экспертных обсуждений, а стать массовым. Можно сказать, что наэлектризованное общество не готово к такому травматичному процессу, но на самом деле общество никогда не будет к нему вполне подготовленным, уровень напряжения в условиях бездействия не снизится, а будет только расти, а менее травматичным построение мира не станет. Но он может быть принят обществом как естественный процесс, если каждый и каждая из нас осознает, что диалог, примирение, построение и поддержание мира в Украине – это условия для обеспечения безопасного пространства для всех украинцев, и что только так мы можем сохранить страну и выстоять в этой войне.

Марина Курапцева, независимая журналистка, для РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять