RU
Все новости

Компенсация от России за вооруженную агрессию: Переселенка хочет обратиться в ЕСПЧ

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

В Днепре бывшая жительница Донбасса пошла в суд, чтобы доказать связь между своим вынужденным переселением и российской агрессией на востоке Украины, передает «Радио Свобода». 

Женщина, которая вместе со своим мужем отстаивала проукраинскую позицию и помогала украинским военным, была вынуждена покинуть родной поселок 2014 года. На неподконтрольной украинскому правительству территории у нее осталось жилье, где уже «похозяйничали» незваные гости, вынесли, что могли.

В днепровском суде дело переселенки уже более полугода, но, как говорят юристы, это пока единственный путь доказать факт того, что вынужденное перемещение человека состоялось из-за оккупации части территории Донбасса Россией. Затем можно будет подать заявление в Европейский суд по правам человека – чтобы требовать от страны-агрессора компенсации утраченного имущества.

Лето 2014 для семьи Здоровцевых из Амвросиевки, что в 20 километрах от границы с Россией, было тревожным. Населенные пункты в этом районе были под обстрелами, слышались отдаленные взрывы. В полукилометре от поселка стояли украинские военные. Супруги были в числе тех немногих людей, которые отстаивали проукраинскую позицию и помогали армии.

Муж Татьяны Здоровцевой благодаря своей работе, связанной с землеустройством, имел доступ к подробным картам местности и передавал эту информацию бойцам ВСУ, за что и попал в «расстрельные» списки незаконных вооруженных формирований. Семья также помогала украинским воинам едой, одеждой, работала на строительстве блиндажей.

«Россия бомбила наши населенные пункты, даже не переходя границу. Страдали населенные пункты вдоль границы. В 30 километрах от нас – Саур-Могила, там также шли бои. Было слышно. У нас как таковых боев не было, но у нас стояла Нацгвардия. Ребята сказали, что отвоеванные территории не отдадут, но обстановка была очень напряженной. У мужа был доступ к координатам, была возможность распечатывать карты и он этим помогал солдатам. Строили с ними блиндажи, носили мешки с землей», – рассказала Здоровцова.

Оставаться в Амвросиевке становилось все опаснее: проукраинским жителям угрожали расправой. Здоровцевым попытались сжечь дом. 14 августа супруги, оставив все, выехали из Донбасса вместе с украинскими военными.

«Мы выехали вместе с военными, которые к нам пришли и сказали: "Мы вас не сможем защитить". Я пришла домой, слезы душат, уже слышались взрывы... Мы выехали с ними в Днепр, потому что эти военные были из Днепра», – рассказывает она.

Осев в Днепре, супруги не теряли оптимизма и даже пытались помогать другим: муж Татьяны, который увлекался живописью, на волонтерских началах взялся вести занятия в художественной студии для детей-переселенцев. Позже он умер от тяжелой болезни.

Сейчас Татьяна через суд в Днепре пытается установить факт того, что стала переселенкой не по своей воле, а вследствие вооруженной агрессии России против Украины и оккупации Донбасса. 

«Мне надо, чтобы государство официально признало меня переселенкой, чтобы дальше я могла подать в Европейский суд по правам человека и требовать компенсации от Российской Федерации. Я понимаю, что это может растянуться на годы, но что же делать», – говорит Татьяна.

В днепровском суде дело переселенки находится уже более полугода. Юристы говорят: судиться – это пока единственный способ доказать, что вынужденное перемещение произошло в результате вооруженной агрессии России против Украины и оккупации части территорий Донбасса. После установления этого факта в украинском суде, объясняет юрист правозащитной группы «Сич» Марина Киптила, можно будет подать заявление в Европейский суд по правам человека и требовать от России компенсации утраченного имущества. Таким путем, как Татьяна Здоровцова, могут последовать и другие переселенцы.

«Есть решение Верховного суда, в частности, от 14 марта 2018 года, где четко указано, что переселенцы имеют право обращаться в суд для установления причины вынужденного переселения. Поскольку в самих справках о переселении не указана причина такого переселения, надо установить факт, чтобы впоследствии подавать иски в Российской Федерации или иным образом пытаться добиться компенсации за утраченные права», – отмечает юрист.

Впрочем, она замечает: единого алгоритма действий для переселенцев, которые из-за войны потеряли свое имущество, в Украине нет. Теоретически – эти люди могут обращаться не только в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), но и в украинские суды, чтобы добиваться компенсаций от России. Но такие иски Марина Киптила считает бесперспективными.

«Мы не планируем обращаться в суд с иском о возмещении, так как такое решение будет сложно выполнить в Украине по ответчику – Российской Федерации»,– объясняет Марина Киптила.

Между тем рассмотрение дела Татьяны Здоровцевой, которое Октябрьский суд Днепра должен был слушать 23 мая, из-за командировки судьи перенесли на 8 августа. Но и эта дата не окончательная. За два месяца все судебные документы должны быть переведены на русский язык, а повестка о вызове в суд должна быть надлежащим образом вручена одной из заинтересованных сторон процесса – Российской Федерации в лице посольства России в Украине.

За пять лет войны на Донбассе в Украине пока не появилось реестра физических и юридических лиц, пострадавших от вооруженной агрессии России, нет и единой базы данных доказательств совершения актов такой агрессии.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять