RU
Все новости

Каннабис уменьшил бы мою боль: Переселенка из Луганска борется с раком, принимая контрабандный препарат

Юлия Зеленова
Юлия Зеленова

В минувшую субботу в Киеве, возле здания Верховной Рады прошел «Конопляный марш свободы». Участники акции уже не впервые требуют легализации марихуаны: как и осенью прошлого года, они призывают депутатов принять законопроект № 10313 «Об обеспечении фундаментального права человека на жизнь», который должен установить правовые рамки для использования каннабиса в медицине и научных целях. Стоит отметить, что активисты борются за свободный доступ к конопле именно тех людей, которые в ней нуждаются: при лечении хронической боли, эпилепсии, анорексии, посттравматического синдрома, заболеваний иммунной системы, артрита и ревматизма, астмы, болезни Альцгеймера, болезни Паркинсона, хореи Гетингтона, герпеса, язв, потери веса при СПИДе, диабетической нейропатии, различных формах склероза.

На определенном этапе лечения медицинский каннабис был необходим и Юлии Зеленовой. Переселенка из Луганска уже 4,5 года борется с раком. По заверениям ее лечащего врача, болезнь близка к ремиссии. Ежедневно 40-летняя женщина вынуждена пить по 13 таблеток сильнодействующих препаратов, один из которых в нашей стране продают нелегально, и стоит он бешеных денег. Если пропустить пару дней, то все лечение – насмарку.

В доме заживо сгорела семья

19 мая 2014 года Юлия и ее супруг стали родителями – на свет появился долгожданный и любимый сыночек Владимир. А через два месяца семья в спешке уехала из Луганска.

«Мы жили в частном в секторе в Камброде, недалеко от поселка Металлист. Буквально в начале июня мы переехали в свой дом, только что отремонтированный. Но наше счастье было недолгим, уже 30 июня в последний день так называемого перемирия, муж поливал малину, я рядом стояла, держа на руках сыночка. И тут началась бомбежка. Мы быстро спрятались в подвал. Наш дом уцелел, а вот в соседний попал снаряд, и заживо сгорела семья из четырех человек. Когда все утихло, сели в машину и поехали к моим родителям на Ольховский. Там было более спокойно, но до определенного момента. 14 июля был сильный обстрел, погиб парень, накрыв собой коляску с новорожденным сыном. Это было вечером, как раз в этот момент мы должны были выходить на прогулку. Но я решила еще раз покормить малыша... Снаряды попали в рыночные павильоны и в многоэтажку, и по сегодняшний день этот дом стоит выгоревший. А вечером 22 июля мы уже сидели в плацкартном вагоне поезда "Луганск-Харьков". Каким-то чудом отец супруга смог достать эти два заветных билета», – Юлия детально воспоминает события 5-летней давности.

Вот так молодая семья оказалась в первой столице Украины. Юлия была в декретном отпуске, а муж числится сотрудником банка, в котором работал до начала войны. Поселили их в комнате в общежитие Национального аэрокосмического университета имени Жуковского, в крыле, где живут сотрудники вуза. В конце октября женщина почувствовала уплотнение в левой груди.

«Сначала мне казалось, что под кожей бегают маленькие жучки. Периодически это место чесалось. А потом нашла уплотнение. Я была уверена, что защищена, я же кормящая мама, все время под наблюдением у опытных специалистов была. Беременность прошла хорошо, несмотря на то, что по нашим устоям я числилась как "старородящая", ведь я родила в 35 лет. В день выписки из роддома меня полностью обследовали, сделали рентген, УЗИ органов, в том числе и молочных желез», – перечислила она.

Агрессивная форма рака молочной железы

Юлия не стала медлить и сдала нужные анализы. Диагноз – рак. Женщина была шокирована, ведь никто из родственников по линии отца и матери никогда не болел онкологическими заболеваниями.

«Оказалось, что недалеко от общежития находится Харьковской областной онкоцентр. Сдала анализы, результат был неутешительным – у меня оказался рак на 99%. Я, конечно, сначала не поверила, поэтому сделала биопсию, и диагноз подтвердился. У меня четвертая, последняя стадия. В моем случае выяснилась амплификация белка HER2. Это агрессивная форма рака молочной железы. Тем более что это гормон-независимая форма, раковые клетки не подпитываются моими женскими гормонами, которые можно заблокировать, чтобы хоть как-то остановить рак. Почему все так быстро произошло? Возможно, потому что я кормила грудью. Врачи говорят, что если рак появляется у беременных или у кормящих, то болезнь очень быстро прогрессирует. В моем случае опухоль буквально за полтора месяца от горошинки выросла до крупного абрикоса», – рассказала Зеленова.

Буквально за месяц Юлия похудела на 5 кг. В первую очередь, как она сама утверждает, это из-за страха и переживания. Вмиг ухудшились показатели крови, гемоглобин упал ниже допустимой нормы, тоже самое было и с лейкоцитами. Женщину направили в стационар, там ей провели циклические исследования.

«Я получала лечение якобы бесплатно, но каждую неделю вливания мне обходились в 800 гривен. Потому что надо было принести, катетеры, физраствор, препараты, снижающие негативное воздействие побочных эффектов химиотерапии. Премедикация также за свой счет. Единственное, что только основной препарат, который я получала, оплачивал спонсор. Но потом выяснилось, что спонсор оплачивал абсолютно все и даже поездки в Киев на обследование», – говорит переселенка.

Метастазы пошли еще и в кости. «12-й грудной позвонок у меня был полностью разрушен, поражены ребра. И чтобы определить степень поражения костной системы организма, нужно было делать сцинтиграфию, а проводят ее только в Киеве в Институте нейрохирургии им. Ромоданова. Была там на обследовании, хотя эта поездка далась с большим трудом, ведь я тогда была практически не ходячая, т. к. нарушены функции позвоночника. Элементарно не могла нагнуться, идти, была адская нетерпимая боль», – вспоминает она.

Юлия отмечает, что вот в тот момент очень были необходимы лекарства на основе медицинского каннабиса. «Но мне кололи разные препараты, среди которых очень мощные обезболивающие, но меня ничего не брало. Вся левая сторона грудной клетки, там, где в 2016 году была сделана операция по удалению молочной железы, пекла так, будто бы паяльником прижигали. Особенно боль усиливалась к вечеру. Если бы на тот момент были каннабиоиды, то моя боль была бы в разы меньше. Знаю девушек, у которых тоже рак груди и у них есть опыт применения каннабиса в лечении. Только положительные отзывы», – рассказала переселенка.

Четыре рецидива из-за врачебных ошибок

После того, как диагноз был подтвержден не только украинскими специалистами, но и немецкими, Юлии была назначена химиотерапия. Сначала вливания были каждую неделю, затем перевели в моно-режиме, то есть оставили один препарат. И опухоль уменьшилась. Лимфоузлы, которые были поражены раком, Юлии удалили, а другие удачно «убиты» лучевой терапией.

«В прошлом году случайно мне удалось побывать на приеме у врача в Киевской городской клинической онкологической больнице. Он предложил пройти тест на персонализированную терапию, а результаты биопсии были отправлены в США. Тамошние специалисты подобрали мне препараты, которые на данный момент мне лучше всего подойдут и быстрее всего помогут. Принимаю два вида таблеток, а сейчас уже только один препарат. У меня не задет мозг, у меня все чисто, у меня рецидивирующий рак, т.е. стадия не меняется. Но могло быть и лучше, потому как выяснилось, что в моем лечении врачи неоднократно допускали ошибки. Именно поэтому у меня подряд случилось четыре рецидива», – заметила Зеленова.

На данный момент лечащий врач Юлии уверяет, что болезнь уже близка в ремиссии. Потому что терапия действует. Правда, препараты, которые женщина сейчас принимает, – таблетированная химия, очень токсична, влияет на сердце и печень.

«Курс рассчитан до октября, но уже сейчас компьютерная томография показывает, что таблетки работают, у меня все чисто. Но если прекратить терапию, возле послеоперационного рубца начинается покраснение, потом появляются незаживающие раны… Ремиссии я еще не достигла. До сих пор каждые три недели капаюсь. Благо, что в онкоцентре появилась бесплатные противопухолевые препараты, которые восстанавливают костную ткань. У меня компрессионный перелом позвоночника. Если какое-то перенапряжение или подниму что-то тяжелое, в любой момент позвоночник может сломаться, и уже тогда буду прикована к постели», – призналась собеседница.

Когда муж ушел, родители стали поддержкой и опорой

Но сидеть на одном месте Юлия не может – у нее 5-летний сын, который очень любит маму и хочет как можно больше времени проводить с ней. Пока Юлия находится в больнице, за малышом присматривают бабушка и дедушка. Они зимой 2015 года приехали к дочери в Харьков, где и живут до сих пор.

«Я очень благодарная своим родителям за поддержку. 23 января 2015 года я узнала о своем диагнозе, а через месяц меня ждал очередной удар – ушел муж. И не просто ушел, забрал все сбережения. Родители сразу же приехали ко мне. Несмотря на то, что в Луганске очень сильно стреляли и мост в Станице Луганской был взорван, поэтому добраться до Харькова можно было только через российский Белгород. В тот момент я поняла, что мне надо с удвоенной силой бороться за свою жизнь, чтобы сын не остался сиротой. Хотя до сих пор вспоминаю слова одного из врачей, что мне "я даю вам от силы полгода, не более". Я все сделала, чтобы болезнь остановилась. Это все ради любимого и долгожданного сыночка», – разоткровенничалась переселенка. «Я еще воцерковленный человек, так что справиться со всеми проблемами мне помогают не только врачи и лекарства, но и вера в Бога», – добавила она.

Юлии назначена вторая группа инвалидности, за которую она получает пенсию. Сумма смешная – 1 778 гривен. Есть еще адресная переселенческая помощь. Плюс еще пенсия ее родителей. Два года назад у отца случился инсульт, благо, что быстро восстановился. Но последствием инсульта стала гангрена стопы, и половину пришлось ампутировать. Так что теперь и у отца Юлии вторая группа инвалидности.

«Конечно, все этих выплат не достаточно, чтобы жить и лечиться, поэтому я регулярно прошу о помощи в соцсетях. Препарат, который мне жизненно необходим, и его необходимо принимать каждый день по 5 таблеток, не закупается государством, приобретать его нужно самостоятельно. Раньше, до января текущего года, он был в аптеках в свободной продаже и стоил 10 тыс. грн за упаковку, в которой 70 таблеток. Легко подсчитать, что упаковки мне хватало на 14 дней. А с конца января препарат исчезает из аптек, потому что его якобы забрали на перерегистрацию. Она должна была длиться максимум две недели, в аптеках обещали, что в начале марта препарат должен появиться. Но его до сих пор нет. Я не скрываю, что эти таблетки покупаю у контрабандистов. Понятное дело, и цена на порядок выше – бывало и 15 тысяч за упаковку. Последний раз покупала за 12 600. Привозят препарат из Турции, он сертифицированный. Я уже знаю, как проверить, подделка или нет. Взять и отменить лечение нельзя, пару дней допускается перерыв, а если дольше, то все годы лечения коту под хвост. Этот препарат очень токсичный. Из побочных эффектов – гниение пальцев на ногах. От второго препарата трескается кожа на руках. Знающие люди подсказали, какие мази и порошки помогают минимизировать последствия таблеток», – рассказала женщина.

Юлия неоднократно искала работу, как только потенциальные работодатели узнают о ее диагнозе, сразу отказывают. «Кому нужен такой работник, который каждые 20 дней должен уходить на госпитализацию? Мне сначала нужно пройти врачей, потом капаюсь, а потом отхожу от химиотерапии. Всего этот процесс занимает 3-4 дня. Потом я снова в строю. Единственная возможность – это работать дежурной в нашем общежитии и то, когда освободится место. Хочется верить, что задуманное воплотиться в ближайшее время», – не теряет оптимизма переселенка из Луганска Юлия Зеленова.

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Материал подготовлен при поддержке Сообщество взаимопомощи онкопациенток «Афина.Женщины против рака»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять