Политолог пояснил, насколько по-разному Россия и Украина трактуют Минские соглашения