RU
Все новости

Ад донбасских пунктов пропуска: Эксперты пояснили – реально ли решить проблему

Очередь на КПП «ДНР». Фото: соцсети
Очередь на КПП «ДНР». Фото: соцсети

В пунктах пропуска на линии разграничения на Донбассе продолжаются проблемы. Со стороны «ДНР» искусственно создаются огромные очереди, люди опять ночуют в буферной зоне, и проезжают лишь на следующий день. К скорости пропуска украинских пограничников у пересекающих линию разграничения претензий нет. Но иногда жалуются на излишне придирчивое отношение к багажу, что лишнюю пачку чая сверяют с нормами разрешенного объема вывоза с подконтрольной территории.

Что может сделать украинская власть для улучшения ситуации – в целом, и реально ли повлиять на «ДНР» для уменьшения очередей, «Донецким новостям» рассказали эксперты.

Павел Лисянский, представитель уполномоченного Верховной Рады по правам человека в Донецкой и Луганской областях:

– На боевиков мы можем повлиять только международным давлением. Люди с неподконтрольной территории тоже не должны молчать. Я знаю, что были случаи, когда они возмущались, писали петиции, взывали к международным организациям и местным «властям». И добивались справедливости. Но это скорее – исключение, чем правило.

Нужно понимать, что люди на неподконтрольной территории напуганы, рост гражданского сознания там очень упал. Жители неподконтрольных частей Донетчины и Луганщины просто боятся возмущаться, а боевики этим пользуются.

Я вижу, что проблема пересечения линии разграничения в целом лежит на представителях неподконтрольной территории. Там нет реконструкции территорий контрольно-пропускных пунктов (КПП), зато есть искусственно создаваемые очереди, а также провокации с пропуском людей в «серую зону» уже после закрытия работы наших пунктов пропуска.

Представители т.н. «ДНР» и «ЛНР» не заинтересованы в создании комфортных условий пересечения линии разграничения. Они не хотят, чтобы люди ездили на подконтрольную территорию, сравнивая уровень жизни и свобод. Достаточно вспомнить недавний случай, когда детей, которые ехали на сдачу ВНО, не пропустили.

Что касается украинских контрольных пунктов въезда-выезда (КПВВ), то после недавнего посещения пунктов пропуска «Марьинка» и «Майорск» я выяснил, что медпомощь там оказывают исключительно международные организации. Которые могут в любой момент уйти, как это сделали недавно «Врачи без границ». Бюджет таких организаций не безразмерный, в мире есть и другие конфликты… Уйдут они завтра с КПВВ – и что? Я уже доложил уполномоченной Верховной Рады по правам человека об этой ситуации. Сегодня (20 июня) намерен выступить с этим вопросом на коллегии Донецкой ОГА. Необходимо создавать на КПВВ полноценные пункты «скорой помощи», чтобы там постоянно дежурили украинские врачи.

По сравнению с прошлым годом, украинские КПВВ разительно изменились в лучшую сторону. Есть кондиционеры, большие навесы. Правда, в палатках ГСЧС охлаждения нет – и это проблема, которую тоже нужно решать. Равно как установить биотуалеты, которые либо отсутствуют в нужном количестве, либо вовсе отсутствуют. Потому что запах там – ужасный.

Что касается задержания людей с «лишним» товаром, тот тут Госпогранслужба действует в рамках закона. Другое дело, что правозащитники давно настаивают, чтобы появился перечень продуктов, не разрешенных, а именно запрещенных к ввозу. Тогда станет легче всем. Так что тут проблема не локальная, а системная.

В целом же на нашей территории нет проблем с открытостью. Если человека на КПВВ незаконно задержали, он может в любой момент набрать меня или других правозащитников. Я в любое время могу беспрепятственно попасть на КПВВ, полностью промониторить ситуацию и в Фейсбуке публично высказать критику. И это в целом влияет.

Алексей Кущ, финансовый эксперт:

– У нас соревнуются две крайности. С одной стороны, идет достаточно жесткая политика по контролю за пересечением линии разграничения. Что логично, учитывая ситуацию на Донбассе. С другой – разрабатываются варианты по строительству глобальных торговых терминалов, центров, где можно продавать товары у линии разграничения (речь идет о гуманитарных логистических центрах на КПВВ, – ред.). Такие вот противоположенные концепции: жесткого военного контроля и попытки коммерциализировать систему пересечения линии соприкосновения путем создания сервисных услуг.

Ни тот, ни другой подход не приводит к нужному результату. Система пересечения линии разграничения, существующая сейчас, неэффективна, т.к. приносит неудобство, прежде всего, обычным людям, нежели способствует контролю за незаконным оборотом товаров, оружия и т.д.

Достаточно вспомнить ту же машину с оружием, задержание которой привело к последующим арестам Савченко и Рубана (суд так и не дал ответ, что это было на самом деле), чтобы понять: все далеко не так жестко для некоторых при пересечении линии разграничения. Об этом же говорит и майский «заезд» на неподконтрольную территорию грузовика с украинскими военнослужащими в районе Новотроицкого на Донетчине. Т.е., военный грузовик с почему-то ехавшими без оружия представителями Объединенных сил легко и просто может пересечь линию разграничения. Что уж говорить об обороте наркотиков и контрабанде товаров.

А вот для простых людей, тех самых мирных, которых мы пытаемся реинтегрировать, пересечение пунктов пропуска превращается в пытку.

Улучшить процесс пересечения можно исключив причины, по которым люди вынуждены массово преодолевать КПВВ. Как правило, делая это, чтобы выполнить административные процедуры, позволяющие им получать ту же пенсию. Если разработать на государственном уровне правильный алгоритм (правозащитники давно говорят о необходимости открепить получение пенсии от справки ВПЛ), то пересечение линии разграничения уменьшиться примерно в 10 раз. Людям не нужно будет каждые 60 дней совершать «акт пересечения», чтобы подтвердить свою регистрацию в качестве переселенцев, позволяющую получать социальные выплаты. Проезжать через КПВВ будут исключительно по семейным или иным обстоятельствам. Давно нужно отбросить неэффективные админпроцедуры, созданные государственном бюрократическим монстром и приведшие к неудобствам для сотен тысяч людей.

Энрике Менендес, глава аналитического центра «Институт региональной политики»:

– Проблема КПВВ на Донбассе может решиться только при наличии политической воли с обеих сторон. Ситуация на украинских КПВВ за последний год значительно улучшилась. Но улучшения эти произошли не с помощью украинского правительства, а благодаря поддержке со стороны международных гуманитарных и украинских правозащитных общественных организаций.

Туалеты на КПВВ с подконтрольной территории оборудованы при помощи «Врачей без границ». При их же помощи, а также при помощи Международного комитета Красного Креста были оборудованы палатки мобильной медпомощи. Расширение количества кабинок, которые увеличили пропускную способность КПВВ, было сделано за счет структур ООН.

Проблемы с очередями, недавно в очередной раз возникшие со стороны «ДНР» и «ЛНР», выглядят искусственно. Возможно, в самопровозглашенных «республиках», как и в Украине, нет средств, чтобы оборудовать КПВВ с нормальными условиями. И, возможно, это, опять же, потребует помощи международных организаций. Но захотят ли «власти» в «республиках» улучшить ситуацию на своих КПП? Сейчас складывается впечатление, что они не заинтересованы в большом пассажиропотоке между подконтрольной и неподконтрольной территориями.

Хочется надеяться, что международное давление и участие ОБСЕ (а на прошлой неделе я принимал участие в нескольких встречах с высокопоставленными сотрудниками ОБСЕ и мы поднимали тему сложностей на КПВВ) на «власти» «республик» помогут облегчить гражданам пересечение линии разграничения.

Дмитрий Снегирев, сопредседатель Общественной инициативы «Права Справа»:

– Нужно честно признать, что ситуация устраивает обе стороны. На подконтрольной правительству территориях Донецкой и Луганской областей пункты пропуска были использованы как одна из составляющих коррупционных схем т.н. «восстановления инфраструктуры Донбасса». К примеру, т.н. «логистические центры» превратились в перевалочные базы для контрабанды, не выполнив своей изначальной роли – стать местом, где жители неподконтрольных территорий могут приобрести более дешевые продукты.

А пропускные пункты в районе Золотое-4 и Новотошковка, в которые были вложены миллионы государственных средств, ни дня не работали! Изюминка ситуации в том, что открытие этих дополнительных КПВВ согласовываются в рамках Минской подгруппы. Одобрить это должны не только представители ТКГ (Украина, Россия и ОБСЕ), но и кремлевские марионетки из «Л-ДНР», заседающие в подгруппах. Без соглашения с «гибридами» нельзя было создавать дополнительные пункты пропуска. А те своего согласия не давали. Так что речь идет о превышении служебных полномочий и нецелевом использовании государственных средств бывшими главами Донецкой и Луганской ОГА – Жебривским и Тукой соответственно. Они прекрасно знали, что боевики не согласятся на открытие КПВВ без всяких условий, так что, получается, просто «пилили деньги». А потом обвинили оккупационные власти в нежелании одобрить запуск дополнительных пунктов пропуска.

Загвоздка Луганщины, где действует лишь один КПВВ («Станица Луганская», да и тот пешеходный) в том, что представители «ЛНР» настаивают на восстановлении у Станицы разрушенного моста и на открытии КПВВ в районе Счастья. Но ни то, ни другое украинская сторона сделать не может. В Минске мы как бы киваем и соглашаемся, что и мост надо ремонтировать, и у Счастья пункт пропуска открыть. Но на деле – никаких подвижек. И дело тут в военной составляющей. Географически берег Северского Донца, находящийся с временно оккупированной территории, выше, чем тот, на котором стоят Объединенные силы в районе Станицы Луганской. Если построить полноценный мост, то оккупанты под прикрытием орудий, расположенных на господствующей высоте, могут обеспечить практически беспрепятственный проход своей техники по мосту. В течение получаса они могут оказаться уже на нашем берегу, закрепив плацдарм и захватив Станицу. Похожая ситуация и в районе Счастья. А у Золотого – иная ситуация. Там уже наши военные могут хорошо рвануть вперед, если представится возможность. Потому оккупанты активно минируют там местность и сосредотачивают бронетехнику, а не обустраивают КПВВ со своей стороны.

При этом украинские власти обвиняют оккупационные, а те – украинские. Обе стороны зарабатывают политические дивиденды и деньги. И все довольны, кроме тех, кто мучается при пересечении линии разграничения.

Ну, а сотрудники КПВВ по обе стороны также зарабатывают. Не так много, как те, кто при власти. Но им, похоже, и это – в радость. Искусственно создаются не только очереди (хочешь проехать быстрее – выложи определенную сумму), но и дефицит продуктов. В доле – многие игроки. И пока на наших КПВВ, условно говоря, вытряхивают «лишнюю» пачку чая, различными путями (в том числе согласованными обеими сторонами) ходят контрабандные караваны с сигаретами, спиртным, продуктами и даже оружием.

Все это в комплексе доказывает – мы имеем дело с искусственно создаваемыми препонами, которые выгодны обеим сторонам. Это инструмент для заработка денег.

Между тем, наши западные партнеры продолжают задаваться вопросами: «О какой войне может идти речь, если у вас ежедневно пункты пропуска пересекают десятки тысяч человек? Странная какая-то война получается, если можно спокойно кататься туда-сюда через условную линию фронта».

Я не вижу, как можно решить проблему, учитывая огромную коррупционную составляющую всех сторон. Скорее всего, это станет возможным лишь после завершения конфликта.

Подготовил Андрей Кривцун, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять