RU
Все новости

Светлана Проскурня: Юбилейное, или Об одном-единственном «Всегда» и новом опыте.

Иллюстрация из открытых источников
Иллюстрация из открытых источников

Сортируя в очередной раз довольно многочисленные игрушки дочек, я задержала взгляд на видавшем виды детском столике. Пять лет назад с пеной у рта муж доказывал мне глупость и нецелесообразность его покупки, а я, поглощенная эффектом «гнездования» перед третьими родами, не дала ему шанса себя разубедить.

Мы поехали за этим столиком через весь Киев, в полуденное июльское пекло, и долго тыкались носом машины в штабеля неразобранных укреплений из черных шин на Майдане. Делая очередной круг по брусчатке прилегающих к улице дворов, мы безнадежно искали проезд, и я не на шутку испугалась, что начну рожать от тряски.

Думаю, тогда, жарким летом 2014-го, покупка этого столика стала моим своеобразным пророчеством. Во что бы то ни стало, я хотела, чтобы в нашем временном съемном жилье, у моей старшей дочери был свой угол, свое место для жизни и творчества. Покупка дешевого, бывшего в употреблении столика, не грозила нам разорением.

Да, собственно, и самого бюджета у нас тогда не было – в те золотые и благословенные времена жили мы, преимущественно, одним днем – благо ремесло мужа давало ему уверенность в том, что на кусок хлеба, и даже с маслом, он всегда заработает. Мы уезжали в отпуск и возвращались совершенно пустые и счастливые.

Когда еще в Донецке в одночасье практически все клиенты мужа «отозвали» свои заказы и уехали из города, а в полусотне метров от нашего дома, возле Киевского военкомата, соорудили настоящие боевые укрепления из мешков с песком и бетоном, мы, как и подавляющее большинство земляков, приняли решение уехать из города на пару недель…

Сколько раз в своих рассказах и воспоминаниях я прокручивала в памяти те памятные и тяжелые события? Сколько раз возвращалась мыслями в те дни? Сколько раз я мысленно переносилась на улицу, ведущую к дому, заходила в калитку, отворяла знакомую, поцарапанную собакой дверь и тихо прохаживалась уютными комнатами?

Мысленно присаживаясь у камина, я брала в руки и обнимала забытую в спешке старшей дочкой игрушку, молча рассматривала наши фотографии, так и оставшиеся висеть на стенах. Мне мечталось, что наша младшая дочь, рожденная в Киеве, свои первые шаги сделает в родном доме – надежда вернуться долго не покидала меня.

Эта надежда трудно и медленно, по капле, вместе со слезами уходила из моего сердца, оставляя израненной и опустошенной душу, забирая последние силы. Мне казалось, что мое бедное сердце до краев переполнено горячей кровью, сочащейся из свежих ран, когда рвут больно, по живому, навсегда оставляя глубокий след.

Так сильно и остро болело не всегда, раны стали затягиваться, а боль притупилась, все реже напоминая о себе. Там, в душе, осталась дыра размером с целый город, но жизнь продолжалась. Совершенно новая, непредсказуемо-неопределенная жизнь. В этой, полной непостоянства новой жизни, самым постоянным стал детский столик б/у.

****

Глупая и не практичная покупка этого старого столика ознаменовала тогда начало чего-то, совершенно нового в нашей жизни, абсолютно отличного от всего, что было раньше. Этот столик стал моим протестом  всем, свалившимся на нас испытаниями. Символом несогласия с резкими и безжалостными переменами в нашей жизни.

Мне было важно не потерять свое, самое сокровенное, самую свою суть. И столик этот был не про дурь, блажь или лишнее расточительство. Он был про оставленный дом, мою заботу о дочери и попытку создать уют в чужом доме. За ним дочь нарисовала сотни рисунков. Она рисовала запоями в счастливом неведении и ожидании сестрички.

Потом готовилась за ним к школе. Это был ее мир, ее территория в любом месте, где бы мы не жили. Он был ее вотчиной, ее местом силы. Сейчас, спустя пять лет, этот, видавший виды стол, полностью в распоряжении новой маленькой хозяйки. И та упоенно строит на нем из игрушек свой собственный яркий и загадочный мир.  

Старшей мы давно купили новый старый стол, который потом, если что, не жалко будет оставить или выбросить. А этот, затертый и разрисованный, густо облепленный наклейками, так и кочует с нами по всему Киеву на протяжении пяти военных лет. Он оказался самым верным и постоянным предметом нашего киевского интерьера.

Иногда я страстно мечтаю от него избавиться, вспоминая сколько копий сломали мы с мужем прежде, чем за ним поехали. Иногда удивляюсь, поражаясь живучести этого стола, несмотря на его разваливающийся вид. А недавно даже  разозлилась, поймав себя на полном согласии с тем, что и младшая пойдет за этим столом в первый класс.

Я резко одергиваю себя: неужели ты смирилась? С такой жизнью, со старым расшатанным столом, временными покупками, ставшими постоянными? С тем, что у твоих детей и у тебя почти все вещи – бывшие в употреблении? С тем, что твоя жизнь за эти годы упростилась и «подешевела», став на два, а то и три порядка ниже?

И, как нет предела совершенству, точно также трудно разобраться где же оно, дно, от которого можно оттолкнуться, чтобы всплыть на поверхность. Где предел терпения и согласия с происходящим, где здоровое чувство гордости и собственного достоинства?

Смирилась, опустила планку, сдалась, разуверилась, перестала барахтаться…

Все чаще я задумываюсь – что здесь про меня? Недавно я выяснила – как помочь маленькому ребенку справиться с сильной тревогой. Надо сделать так, чтобы хотя бы об одной вещи в нашей, полной неопределенности жизни, можно было бы сказать «Всегда». Получается, наш столик именно про это – про островок стабильности «Всегда».

Потому что пока, все пять лет подряд, с июля 2014 по июль 2019, он ВСЕГДА, с нами. Он всегда, в любом съемном жилье есть у моих детей, а это значит, что у них всегда есть свой мир и свое место в нашем непредсказуемом мире. И пусть это место – всего лишь маленький, видавший виды стол, я смогла его дать своим детям. И сохранить.

****

А мы, взрослые, ведь точно также нуждаемся в своем, хотя бы одном-единственном «Всегда». Пусть одна, но постоянная в нашей непредсказуемой жизни вещь, будет путеводной по ней нитью. Надо только выбрать это свое одно «всегда» и упорно ему следовать. А когда придут очередные испытания и сомнения, просто об этом помнить.

Смирилась ли я со своей б/ушной жизнью? Готова ли еще опускать планку? Принимать то, что предлагает жизнь? Потеряла ли веру в лучшее и надежду на другую, не переселенческую жизнь? На эти вопросы в разное время у меня бывают совершенно разные ответы. Иногда «да». Иногда «нет». Это, по большому счету, и есть моя жизнь.

Вдох – выдох. Спад – подъем. Ночь – день. Когда начинаешь слышать себя, учишься быть с собой откровенным, не носишь розовых очков и не закрываешь глаза на происходящее, а честно видишь свою жизнь, свои возможности, свою боль и радость, свои взлеты и падения, свою силу и свою слабость и… становишься настоящим.

А от твоей настоящести сама жизнь становится настоящей, и вот тогда-то и возникает чувство, что я ЖИВУ, живу вопреки всему. Живу смело и открыто, каждый день встречаясь с неизвестностью и новыми вызовами. Большинство из нас не знает – что будет дальше. Как сложится наша жизнь, и где мы окончательно останемся жить.

В этом наша боль и наша и слабость. И в этом наша огромная, невероятная сила и свобода. Нам не страшно быть свободными. Нам уже легко принять очередное решение о новых переменах в жизни. В последнее время я заметила, что то, что раньше было для меня катастрофой, сейчас, в основном, просто очередная задача.

Главное, чтобы все были живы и здоровы. И еще – чувствовали в себе силы пережить все испытания, посланные жизнью. Все. Мой набор жизненных ценностей сведен к прожиточному минимуму. Бог. Дети. Мир. Здоровье. Семья. Близкие. Друзья. Дом. Дело. Для кого-то этого мало. Для меня – самые важные составляющие счастья.

Киев – город, ориентированный на успех и успешных. Но меня за эти пять лет он переплавил в живого человека – не слишком успешного, с самыми разными живыми чувствами, глубокими шрамами и трещинками. Со своим, уникальным опытом, своими трудностями и умением с ними справляться, со своей уникальной жизнью.

И это – дорогого стоит. Мы дорого заплатили за неожиданную и нежеланную возможность начать жизнь с чистого листа. Но зато большинство из нас теперь знает себе и другим цену и осознает свою и чужую ценность. В этот Новый год муж уговорил меня посмотреть сумасшедший, по моим меркам, фильм «Стражи галактики».

И совершенно неожиданно для себя самой, фильм захватил меня и увлек, а речь главного героя перед решающей битвой пополнила мою копилку жизненной стойкости.

«Каждый из нас что-то в жизни потерял, чего-то лишился: родного дома, своих близких, нормальной жизни», – сказал он, предлагая принять последний, решающий, бой.

«Обычно жизнь больше берет, чем дает, но не сегодня. Сегодня она делает нам подарок. Да, она дает нам шанс – сделать хоть что-нибудь. Хоть раз идти до конца…»

К нам, переселенцам, жизнь более благосклонна – она дала нам шанс узнать себя, настоящих, научила выбирать самое ценное и делать только самое важное и стоящее.

Если задуматься, то как это – идти до конца? Неужели всем надо умереть? Нет! Для меня идти до конца – значит по-настоящему быть там, где по воле Бога оказался. Всем сердцем и душею, всем своим существом быть. Делать то, к чему призван, к чему стремится твоя душа. Делать вопреки всему и верить в себя и в то, что делаешь.

Каждый раз принимая решение, идти до конца – до результата. До успеха, ведь Киев – город успешных. Или до поражения. Но это будет твое, настоящее поражение, урок жизни для того, чтобы найти силы снова идти в бой. Потому что мы из города сильных духом людей. Святые отцы говорили: «Делай все, что возможно и будь что будет».

Это и есть свобода – делать то, что должно и, вопреки всему, смело идти вперед. До конца. До победы или до поражения. Настоящий Человек начинается там, где он наткнулся на предел, который ему поставили. И, чтобы сбыться, нужно выйти за предел и преодолеть его. Можно жить проще – без борьбы, побед и поражений.

Но пять лет назад мы выбрали выйти за поставленный нам предел и шагнуть в неизвестность. Мы, конечно, надеялись, что все вернется на круги своя и, по большому счету, никто не ждал вот такой, совершенно другой жизни. Но ведь и гарантий нам никто не давал. Мы выбрали идти до конца, не зная, чем наш выбор окончится...

Мы выбрали нашу привычную жизнь потерять. Но при этом выбрали другую, трудную жизнь, благодаря которой обрели, узнали, укрепили, взрастили, изменили и сохранили себя. Из-за которой мы теперь поздравляем друг друга с днем беженца, но чего стоят эти поздравления! Просто невероятные, одна за одной – истории успеха!

Но не того, призрачного и фейкового, который сейчас пользуется большим спросом и популярностью. А того – сокровенного, уникального, настоящего. Того  успеха, который с годами становится лучшими качествами Личности. Крепким и сильнейшим стержнем, служащим внутренним компасом и путеводной звездой в бушующем океане жизни.  

Что нам остается сейчас? Только жизнь. Жизнь, как она есть – с трудностями, радостями, болью, дождями и встречами, приобретениями и потерями. И мы – такие, какие есть – прожившие за эти пять лет целую  историю и ставшие подлинными, без необходимости носить маски и казаться теми, кем на самом деле не являемся.

В нашей жизни теперь есть одно, постоянное ВСЕГДА – наш собственный уникальный опыт. Опыт преодоления. Теперь, чтобы ни случилось, мы знаем настоящую цену и своим победам и своим поражениям. И еще мы знаем – что свободны. Свободны в своих решениях выбирать идти до конца и выходить за свои пределы.

***

В одном советском фильме, внучка шутя сообщила деду, который все время ждал льгот от правительства, что теперь пенсионерам разрешили переходить улицу на красный свет и заплывать за буйки. Все чаще я шучу так про себя, наблюдая как все стремительнее про нас забывают, время от времени властно требуя: хватит ныть!

Шучу и чувствую в себе эту смелость, этот азарт – заплывать за буйки условностей и социально одобряемых правил, выходить за пределы своих возможностей, переходить на красный свет ограничений и оставаться при этом живым человеком – со своими мечтами, чаяниями и желаниями, в любимом платье, которое ношу пятый сезон.

По меркам Киева – я почти лузер – без гелевых ногтей и возможности каждый день бежать в потоке людей со своим бумажным стаканом латте в руках. Я безнадежно, на пять лет, отстала от модных тенденций и течений и предпочту прогулку по лесу любой модной тусовке. Я выбыла из игры, где тебя принимают по количеству достижений.

По количеству денег, лайков, клиентов, подписчиков, комментариев, возможностей… По количеству успеха в успешном, больше всего ориентированном на успех городе. Киев – город возможностей! Стоит только захотеть! Наверное, и правда, надо очень хотеть, чтобы тебя считали успешным, чтобы ориентировались на тебя и твое мнение.

Наверное, моя жизнь сейчас про другое. Про поиск и попытки обрести и не потерять, не предать себя. Про то, как из тысячи мелких осколков собраться в целое. Кому интересна склеенная ваза? Какой дизайнерский интерьер она сможет украсить?

Моя ваза – для моего дома, а ее трещинки – про мои победы и преодоления.

У японцев есть целое искусство – кинцуги. Это реставрация разбитых керамических изделий, которая учит важной способности – ценить изъяны и с пользой воспринимать свои неудачи, проблемы и тревоги. Разбитую посуду склеивают снова, но трещины не маскируют, а, наоборот, каждую подчеркивают, скрепляя осколки лаком с золотом.

Смысл этого в том, что разбитая посуда не должна отправляться на свалку, конечно, если она представляла собой ценность. Ее можно восстановить, если ее история не заслуживает забвения. Кропотливо склеенную вазу бережно хранят, как свидетельство пережитых бурь и невзгод, как свидетельство собственной силы и стойкости.

Мы можем стремиться к успеху и совершенству, но гораздо важнее – стремиться к своей сути, своей настоящести. Когда мы живем по-настоящему, это не всегда легко. Это, скорее наоборот, всегда трудно. Это про то, что ты не можешь не делать, не говорить, не отстаивать вопреки всему, даже опасности снова разбиться на осколки.

Принять свои изъяны и ошибки, увидеть красоту в несовершенстве… Шрамы украшают не только мужчин. Глубокие шрамы очищают и женские сердца и души. Главное, эти шрамы не прятать от себя самих, шлифуя и полируя вожделенным успехом. Счастливые не всегда успешны, успешные не всегда счастливы.

Но живут и сбываются по-настоящему только те, кто встретился с собой. Кто выбрал свою жизнь, а не придуманную или воспетую современными стандартами. Мы живем во времена высоких стандартов, но важно помнить о высшем нашем предназначении – быть Человеком, взращивать в себе Человечность и сбываться, как Личность.

Я верю, что мы все сбудемся. Замажем свои трещины золотым клеем и станем главным украшением своей гостиной. Я верю, что все, произошедшее с нами имеет особенный, высший смысл. Что каждый из нас найдет свое истинное предназначение и начнет жить свою, возможно, далекую от понимания успеха, настоящую жизнь.

Главное, чтобы в наших новых жизнях сохранился этот уникальный новый опыт – всегда смотреть жизни и ее вызовам в лицо и, преодолев очередной поставленный жизнью предел, пережив боль или очередное поражение, снова возрождаться для любви и радости, идти за новые горизонты и верить в правильность своего пути.

Светлана Проскурня, переселенка из Донецка, для РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять