RU
Все новости

Принуждение к миру: Что происходит вокруг Донбасса

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

В последнее время разговоры о мире на Донбассе переросли в ряд конкретных шагов в этом направлении. Но так ли хороши эти шаги для Украины, как их пытаются преподнести некоторые отечественные политики и «озабоченный» Запад? И не станет ли мирный план, напоминающий сейчас кота в мешке, детонатором для еще большей дестабилизации?

Первый месяц лета был насыщен визитами, встречами и заявлениями на высшем уровне так или иначе связанными с ситуацией на востоке Украины. В плотный клубок сплелись внутриполитическая ситуация в нашей стране, где, как и в 2014-м, власть оказалась ослаблена (смена президента Порошенко на президента Зеленского, не имеющего поддержки ни в правительстве, ни в парламенте, а также битва за досрочные выборы Верховной Рады), и внешнеполитическая, где сильные мира сего пытаются «порешать» свои проблемы, в том числе за счет Украины.

Попытки Зеленского «кавалерийским наскоком» сдвинуть с мертвой точки ситуацию вокруг переговоров по Донбассу (были фактически заморожены несколько лет) не привела к сколь-нибудь значимым результатам. И по причине уже отмеченных слабых позиций нового президента (плюс – парламентская кампания накладывает свой отпечаток, и «помиротворить» хотят многие), и вследствие игр, которые ведут Россия и Запад.

Если аккумулировать основные дипломатические битвы за Донбасс июня, можно выделить три – на минском, западном и российском направлениях.

Июньские подвижки в Минске

Возвращение второго президента Украины Леонида Кучмы на пост представителя Украины в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) было воспринято в целом позитивно. Равно как то, что прибыл он 5 июня на встречу с представителями РФ, ОБСЕ и «Л-ДНР» (в подгруппах) не с пустыми руками. Презентовал некую «дорожную карту» (последовательность шагов для урегулирования конфликта) «от Зеленского».

Если вкратце, то было предложено:

  • начать разведения сил в районе Станицы Луганской (и оно таки началось – спустя 2,5 года после того, как соответствующие договоренности были достигнуты в Минске);
  • подписать документ о прекращении огня (с дополнительными – действенными! – мерами контроля за соблюдением перемирия; в июне это так и не удалось);
  • проработать вопрос восстановления экономических связей с неподконтрольной территорией – в случае принятия Киевом решения о снятии экономической блокады Донбасса (позже Кучма уточнил, что это станет возможным лишь после того, как будет отменена псевдонационализация предприятий и рублевая зона в «Л-ДНР»);
  • начать решать вопрос обмена пленными, включая освобождение украинских моряков, захваченных россиянами в Керченском проливе осенью прошлого года (тема очень заполитизирована, на ней сейчас с помощью Кремля «набирает очки» один из политических лидеров, так что вопрос обмена «всех на всех» пока «завис». Хотя «Л-ДНР» на днях в одностороннем порядке передали 4-х украинцев).

Вторая встреча, 19 июня, прошла без особых подвижек. А через неделю после нее довольно неожиданно, без всяких анонсов, началось разведение сил и средств в районе Станицы Луганской. Возможно, более кардинальный прорыв в Минске произойдет в июле, хоть фактор выборов в Украине, опять же, притормаживает процесс (Кремль не хочет идти на уступки, которые могут способствовать усилению позиций пропрезидентской партии «Слуга народа»).

Игры Запада

На международной арене в первый месяц лета было доказано, что никакой «антироссийский коалиции» (о чем любили заявлять Порошенко и его окружение) нет и в помине. Визиты Зеленского в Брюссель, Францию, Германию, где звучали слова поддержки мирным инициативам по Донбассу, оказались перечеркнуты действиями европейцев в Парламентской ассамблее Совета Европы в Страсбурге. В ночь на 25 июня большинство депутатов ПАСЕ проголосовали за резолюцию об изменении санкционного механизма, что позволяет делегации РФ вернуться в ассамблею. При этом Россия, наказанная лишением голоса в ПАСЕ за аннексии Крыма и оккупацию части Донбасса, не выполнила ни одной рекомендации, которые могли бы способствовать возвращению. И все же вернулась. По мнению большинства экспертов, депутаты ПАСЕ продемонстрировали готовность ради денег (а РФ в 2017-м остановила уплату взносов в бюджет Совета Европы, речь идет о более 30 млн евро в год) презреть свои принципы.

Впрочем, высказывалась конспирологическая мысль, что за это возвращение РФ обещала начать подвижки в разрешении конфликта на Донбассе. Но их (по крайней мере, видимых) с ее стороны нет. Зато есть резкое увеличение обстрелов.

Еще одним ударом для верующих в «антироссийскую коалицию» и «санкции животворящие» стали встречи Путина с Меркель, Макроном и Трампом в рамках «Большой двадцатки» 28-29 июня в японской Осаке. Во время обсуждений поднимали тему урегулирования конфликта на Донбассе. Но без конкретики. Зато факт подобных встреч говорит о потеплении отношений между коллективным Западом и РФ. И это явно не на пользу Украине.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков отметил по итогам саммита G20: «В целом, действительно все говорят, что, учитывая факт нового президента в Украине, следует говорить о реанимации "нормандского формата"». Путин также отметил, что для урегулирования ситуации на Донбассе нужно использовать все инструменты, «а там их не так и много, один из действующих – это "нормандский формат"»

Вот только формат этот (в котором кроме Украины находятся Россия, Германия и Франция) в последнее время напоминает капкан для нашей страны. Потому что Путин, Меркель и Макрон все более явно играют на одной стороне. При этом именно Франция и Германия лоббировали возвращение российской делегации в ПАСЕ. Именно французский президент сделал «оговорку» во время встречи с Зеленским, приписав тому готовность прямых переговоров с Донецком и Луганском. И именно канцлер Германии максимально способствует строительству «Северного потока-2» в обход Украины, что может привести к тому, что Украина утратит статус газового транзитера.

Украина vs Россия

В июне Зеленский неоднократно заочно обращался к российским властям. Не то чтобы пытался начать отношения «с чистого листа» (что после 2014 года нереально), но демонстрировал готовность совместно искать выход из донбасского тупика.

4 июня, накануне первой летней встречи в Минске, отмечался Международный день невинных детей – жертв агрессии. Президент Украины призвал Россию прекратить войну ради сохранения детских жизней. Он напомнил, что по данным ООН, на 1 июня этого года на Донбассе погибло 98 мальчиков, 49 девочек, ранены 363 ребенка, около 200 тысяч детей стали переселенцами. «Верю, что вместе мы найдем решение. Пусть не сегодня, но обязательно найдем. Обязаны найти – ради детей», – отметил президент Украины.

Он также признался: «Мы готовы к переговорам с Россией, мы готовы выполнять Минские соглашения, но мы должны, в первую очередь быть способными защитить себя, стать сильнее экономически, политически и в военном смысле».

Зеленский подчеркивал, что освобождение Донбасса будет проходить исключительно политико-дипломатическими средствами.

5 июня, когда в ответ на мирные призывы ситуация на Донбассе накалилась (в результате обстрелов три защитника Украины погибли, еще трое были ранены), Зеленский выступил с очередным обращением к российским властям, подчеркнув, что обострение конфликта – не лучший фон для возобновления переговоров в Минске.

В ответ из уст российских чиновников разного калибра, упорно продвигающих тему «ихтамнет», прозвучали очередные призывы к Киеву начать прямой диалог с Донецком и Луганском (даже Путин заявил: «В современной истории нет ни одного примера, когда конфликты такого рода решались без прямого диалога между конфликтующими сторонами»). А на Донбассе из стволов минометов и артиллерии – полетели мины и снаряды. Впервые за долгое время – в таком количестве, и столь откровенно.

Новый призыв Зеленского удивил многих. По его мнению, применение артиллерии свидетельствует о частичной потере россиянами «управления и контроля над наемниками».

«Мы надеемся, что российская сторона возобновит контроль над этими подразделениями», – заявил президент Украины, попав под шквал критики за подобную трактовку ситуации (когда РФ выглядит как бы не контролирующей 1 и 2 армейские корпуса «Л-ДНР», которые, как известно, являются частью 8-й армии Южного военного округа РФ и частично укомплектованы кадровыми российскими военными).

На фоне звуков обстрелов, заявлений о необходимости прямого диалога украинских властей с «властями» неподконтрольных территорий, а также внезапной проверки боеготовности трех военных округов (в том числе того самого Южного, примыкающего к границе Украины) из РФ неслись другие меседжи.

Так, Путин в июне заявил, что «неизбежно» восстановление отношений между «частями одного народа», между Украиной и Россией. Также РФ приняла решение о снятии транзитных ограничений на перевозку украинских товаров в третьи страны – при условии установки на транспортные средства пломб ГЛОНАСС и при наличии учетных талонов, обеспечивающих их прослеживаемость.

«Это важно для восстановления торговых связей между Украиной и странами Центральной Азии. Экспорт украинских товаров в эти страны упал в период с 2016 года более чем в два раза», – отмечал военный эксперт, координатор группы «Информационное сопротивление» Юрий Карин. По его мнению, такой шаг Кремля продиктован, в том числе, демонстрацией Путиным готовности вести прямые переговоры с украинским руководством для решения «других важных вопросов двухсторонних отношений» без международных посредников. Другое дело – что кроется за переговорами, в том числе по Донбассу.

Вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Иванна Климпуш-Цинцадзе уверена, что РФ сейчас тестирует, каковы «красные линии» Украины в переговорном процессе. И хоть из уст Зеленского уже звучали заверения, что «мы не торгуем людьми и территориями», торга, похоже, не избежать. По крайней мере, на это рассчитывают в Кремле. Да и на Западе, судя по последним событиям, тоже.

Каким может быть план

Аналитик Олег Пономарь считает, что конфликт будут решать (и уже решают), согласно плану, разработанному госсекретарем США Майклом Помпео и главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Его суть – урегулирование ситуации на востоке Украины в рамках Минских соглашений, но в российской трактовке. В частности, Киев будут склонять к прямым переговорам с лидерами «ДНР» и «ЛНР». Не исключено и параллельное выполнение ряда Минских блоков:

  • по безопасности (прекращение обстрелов, вывод российских войск и вооружения с Донбасса;
  • передача границы под контроль СММ ОБСЕ или структурам ООН, а позже – Украине);
  • политического блока – амнистия, особый статус, местные выборы.

В план может быть включено и разделение проблемы Крыма и Донбасса, а также признание конфликта внутриукраинским (что влечет за собой снятие с РФ «донбасских» санкций).

«На Донбассе нам пытаются преподнести реализацию Минских соглашений "через форточку". То есть, если Украина и "Л-ДНР" не могут сделать это "через дверь", то нам помогают сделать это партнеры», – заявил в комментарии «Донецким новостям» военный обозреватель Денис Попович.

«Сначала будут созданы демилитаризованные зоны, как в Станице Луганской. Это – аналог прекращения огня и отвода войск, как в самых первых пунктах соглашений. Если первый опыт будет удачным, его распространят на следующие участки фронта и так последовательно по всем следующим пунктам соглашений. При этом слабость Зеленского как президента и отсутствие у него опыта в международной проблематике оставят Украину в стороне этих процессов. Россия же станет, максимум, посредником, а не стороной конфликта, как это и хотел Путин. На выходе мы получим реализацию Минских соглашений по российскому сценарию с автономией Донбасса, сохранением российского влияния через легализованных путем выборов лидеров боевиков», – считает Попович.

В комментарии «Донецким новостям» эксперт по вопросам сектора обороны и безопасности, полковник СБУ в отставке Олег Стариков подчеркнул, что активизация выполнения Минских соглашений началась после визитов Зеленского в Брюссель, Париж и Германию.

«Были обговорены вопросы, по которым нашли точки соприкосновения. Отведение мы видим пока лишь у Станицы (причем под жестким контролем СММ), но это – только начало. И такие процессы вселяют оптимизм касательно дальнейшей нормализации ситуации», – говорит Стариков.

Он считает, что далее последует следующий этап, будут новые отведения сил и средств в определенных точках. Потом – гуманитарное разминирование, приграничная торговля, общая деэскалация обстановки. «Понятно, что стрельба сразу не прекратится. Но главное, что начались какие-то подвижки. Нравится это кому-то или нет, но Запад будет принуждать нас выполнять Минские соглашения. Причем на Украину будут давить, а на Россию – поддавливать. Мы – более слабые, поэтому к нам будут принимать большие меры воздействия. Если же кто-то внутри Украины попробует расшатывать обстановку, противясь мирным процессом, думаю, такого политигрока быстро уберут с арены. В том числе – с помощью Запада, у которого есть меры воздействия практически на всех наших топ-политиков», – уверен эксперт.

Координатор группы ИС Юрий Карин считает, что Путин продвигает план-концепцию, разработанную в Кремле. Она была обнародована в январе 2019 года и предусматривает создание автономного региона Донбасс в составе Украины (со своими органами управления, такими как парламент, правительство, которые смогут блокировать евроинтеграцию и евроатлантическую интеграцию Украины). Речь фактически о замаскированной федерализации.

Комментируя игры РФ, США и ЕС, главред Newsader Александр Кушнарь не исключил, что Украина в обозримом будущем может окончательно утратить суверенитет в обмен на кредиты и видимость военной поддержки со стороны Запада, при этом вернувшись в сферу российского влияния (о чем, похоже, Путин вовсю закулисно договаривается с лидерами западного мира).

Впрочем, не стоит забывать, что запрос на мир в Украине зашкаливает. И об этом говорят практически все соцопросы.

«Реальность такова – Россия определяет формат войны на Донбассе и формат выхода из нее. При этом, сколько бы вы ни вопили о "зраде", но пора признать факт – караул (народ) устал. Большинство народа хочет окончания войны. Как ее закончить не знает, но хочет», – подчеркивает политолог Юрий Романенко.

Между тем, опасения остаются. В том числе, что мы выберем настолько худой мир, что страна ухнет в пучину гражданского конфликта, который приведет к куда более тяжелым последствиям, чем гибридная война на Донбассе.

«Украине, безусловно, очень нужен мир – но никак не через капитуляцию и никак не на условиях врага», – уверена Мария Кучеренко из Центра исследований проблем гражданского общества.

Андрей Кривцун, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять