RU
Все новости

От мака до «крокодила»: Как переселенка в Славянске помогает женщинам избавиться от наркозависимости

Елена Курлат
Елена Курлат

«Утром Рома приходит, помогает мне встать на костыли, ведет в ванную, кормит завтраком. Потом у нас начинается бесконечная варка "крокодила". Нам нужно делать укол каждые три-четыре часа с перерывом на обед и ужин. Мы ждем, когда настанет наша очередь и нам сообщат, что можно ложиться на подбор дозы. Наркотик у меня сейчас есть постоянно. Но на мне нет живого места от уколов, и почки совсем не хотят работать… Я принимаю метадон. Я жива. Я хожу без костылей. Это был долгий процесс, но я пришла в себя. Рома в последний момент отказался становиться на программу. Не знаю, что его остановило. Мне он сказал что-то невнятное про работу, перспективу и о том, что он еще не готов к такому шагу. Через месяц он умер от передозировки».

Это отрывок из рассказа «Кошмар из прошлого» авторства Елены Курлат. У переселенки из Донецка, которая сейчас живет в Славянске, еще много исписанных листов на такую тему. И это не выдумка, не фантазия. Сюжеты для рассказов 52-летняя женщина берет из реальной жизни – своей и знакомых.

Елена Курлат.

Наркоманка с двумя высшими образованиями

Более 35-ти лет Елена Курлат является наркозависимой. Употреблять наркотики она начала, будучи студенткой филологического факультета Донецкого национального университета. Ела мак практически ложками. Иногда кололась. А потом окончательно подсела на иглу. «У меня были ремиссии, и одна из них длилась целых 7 лет. За это время я успела получить второе образование – отучилась в нашем медуниверситете по специальности "Психиатрия", потом на факультете последипломного образования я получила еще одну специальность – "Наркология". Я осознанно пошла туда, хотела понять, что со мной происходит и как с этим бороться», – объяснила собеседница.

Новый срыв произошел в 2012 году. Причиной тому стал стресс из-за ухода из семьи мужа, которого Елена очень любила. «Очень болезненно переживала разрыв, и утешение нашла в наркотиках. Некоторое время употребляла героин, а потом и дезоморфин, именуемый в народе "крокодил"», – продолжила она.

Дезоморфин – кустарный наркотик, относящийся к синтетическим опиатам. Наркотическая зависимость от него развивается уже после двух внутривенных инъекций. Наркотик «крокодил» еще называют «наркотиком бедных», так как его приготовление довольно дешево. Как только у наркомана заканчиваются деньги на героин, он переходит на «крокодил». Наркоман, употребляющий «крокодил», буквально гниет заживо. Если героинщик может прожить 10-15 лет, то «крокодильщик» умирает через год-два.

«Через полгода я поняла, что самой из наркотического болота мне не выбраться. И в 2013 году решила воспользоваться метадоновой программой, иначе говоря, заместительной поддерживающей терапией. Я считаю, что эта программа меня спасла. На программу я пришла в ужасном состоянии, точнее меня на руках принес сын. С этого времени принимаю метадон – это наркотический аналгетик пролонгированного действия, легальный медицинский препарат, действие которого позволяет предотвращать развитие синдрома отмены и блокировать влечение к уличным нелегальным наркотикам. Просто убедилась, что совсем без ничего не могу жить, ведь наркотическая зависимость – это хроническое заболевание с рецидивами, которое трудно контролировать», – поясняет Елена.

Женщина находится под постоянным наблюдением врача, который специально для нее подобрал дозировку. Елене в день нужно 120 мг. «Конечно, многолетнее употребление наркотиков отразилось на здоровье: у меня большие проблемы с сосудами на ногах, есть трофические язвы. Существенно здоровье подкосил "крокодил", ведь при его изготовлении используется красный фосфор. Считаю, что мне очень повезло, что, будучи наркоманкой, я не заразилась ВИЧ», – откровенничает Елена.

От охранника автостоянки до координатора всеукраинской организации

Когда началась война, в Донецк перестал поступать метадон.

«Сотрудники общественной организации "Альянс общественного здоровья" (Alliance for Public Health) разработали программу "Переселенцы" специально для пациентов, оказавшихся на оккупированных территориях. Людям предоставили возможность выехать в подконтрольные украинской власти города, и там продолжать лечение. Некоторое время нам платили суточные, снимали квартиры, покупали продовольственные наборы. Это делалось для того, чтобы мы могли закрепиться на новом месте, социализироваться. Дело в том, что ЗПТ прерываться не должна, ведь большинство пациентов программы – тяжело больные, ВИЧ-позитивные люди, некоторые имеют четвертую клиническую стадию, они принимают антиретровирусную терапию и отмена метадона может вызвать резкое ухудшение их состояния, вплоть до летального исхода. В Донецке из-за того, что закрылась программа, умерло более 40 человек из тех, кто не смог или не захотел выехать, а в Крыму – более 100», – привела Курлат печальные данные.

Благодаря программе Елена из Донецка переехала в Славянск, устроилась на работу: сначала была охранником стоянки, а потом ее повысили до бригадира. Позже она узнала об общественной организации «Наша допомога», которая оказывает помощь ВИЧ-инфицированным и наркозависимым. Женщину взяли туда на работу в проект РІТСН («pitch» – англ., «толчок», «рывок») – аббревиатура расшифровывается как «Партнерство заради натхнення, трансформації та об'єднання відповіді на ВІЛ». Основная цель проекта – повышение информированности населения, медработников и полиции относительно прав человека и потребностей уязвимых групп, а также изменения законодательства.

Одной из задач РІТСН было сохранение женского репродуктивного здоровья среди уязвимых групп населения. В рамках этого направления Елена попала на тренинг в Киеве, который устраивала организация «ВОНА – Всеукраинское объединение женщин, живущих с наркозависимостью». «Организация тогда только формировалась, и я в нее, естественно, влилась. Я тогда почувствовала – вот дело всей моей жизни. На сегодняшний день я являюсь региональным координатором "ВОНА" в Донецкой области», – отметила собеседница.

Сейчас только в Славянске «ВОНА» опекается 30-тью женщинами, среди них есть 3 переселенки и 17 – пациентки ЗПТ. «Радует то, что все, кто приходят на программу заместительной поддержи, очень хорошо социализуются. Женщины устраиваются на работу, становятся хорошими мамами для своих детей, и даже те, кто в свое время был лишен родительских прав, – акцентирует Елена. – Многие члены нашей организации находятся в длительной ремиссии – 10 лет, а то и больше, уже не употребляют. Но поскольку наркозависимость, особенно опиоидная (опиоиды – это морфий, героин, "ширка", налбуфин, "уличный" метадон) – это хроническое заболевание, поэтому нужно быть все время начеку, т. к. возможны рецидивы».

«Мы, наркозависимые, очень тяжело реагируем на стрессы, на фрустрации. Т. е. какие-то психические травмы для нас – это большой риск для срыва. Так что наша главная задача – научится себя контролировать. Для этого постоянно проводятся психологические консультации, организовываются женские клубы. Согласно статистике, женщины намного реже обращаются за помощью, нежели мужчины. Причин несколько и одна из них – боязнь осуждения со стороны окружающих, т. к. люди не всегда понимают, что такое метадоновая программа и расценивают это "ежедневное лечение наркоманов наркотиками". Но это не совсем так. Препарат заместительной терапии относится к анальгетикам, но они не вызывают эйфории, а просто поддерживают организм. Препарат, которые я сейчас принимаю, блокирует действия других наркотиков. Если я сейчас приму героин, он не подействует. Конечно, если выйти из программы и когда метадон уйдет из организма, начать принимать наркотики, тогда зависимость вновь вернется. Но для себя решила, что никогда не сделаю это», – подчеркивает переселенка.

7 лет новой жизни

Не знаю, откуда у Елены Курлат столько сил и энергии, ведь помимо консультирования уязвимых групп населения в общественных организациях, она работает еще в двух координационных советах – в региональном по вопросам противодействия ВИЧ-инфекции и туберкулеза и в местном по вопросам противодействия домашнему насилию. В ее обязанности входит консультирование и помощь пациентам ЗПТ и тем, кто продолжает активное потребление, ведение групп самопомощи, подготовка и проведение информационных занятий для женщин. В свободное время Елена пишет статьи в газету «Мотылек», в которой собрана вся информация для наркозависимых людей.

«Я очень устала от своей наркозависимости, мне программа ЗПТ дала колоссальную свободу. Конечно, есть некоторые неудобства, ведь надо каждое утро ехать в больницу, чтобы под наблюдением врача принять препарат. Правда, в последнее время появилась такая возможность, что стабильным пациентам выдают препарат на 10 дней и тогда ежедневные поездки в больницу отпадают», – отметила она.

Между перепиской и общением с Еленой, я дала ей ссылку на историю исцеления от наркотической зависимости переселенца из Макеевки Олега Сидорчука. «С большим интересом прочитала вашу статью. Видите ли, у каждого свой путь. Религиозная реабилитация – это один из путей решения проблемы наркозависимости. Заместительная поддерживающая терапия – другой, ведь не каждого ангел целует в лоб. Кто-то может после долгих лет химической подпитки центральной нервной системы жить в полной трезвости, а кто – нет. Я пробовала, даже в католическом монастыре два года прожила, но все равно срывалась. А сейчас я уже седьмой год живу без всяких срывов, работаю, пишу рассказы, у меня есть свои читатели, которые с нетерпением ждут моих публикаций – статей в "Мотыльке" и лонгридов в Facebook. Я ведь свою работу не воспринимаю, как работу, я этим дышу и живу. А дел и задач так много! Видите ли, люди, живущие с наркозависимостью самоорганизовываются, консолидируются и отстаивают свои права, борются со стигмой и дискриминацией. У нас ведь двойные стандарты, и отношение к наркоманам, пусть и бывшим, пусть и в ремиссии, сами знаете, какое», – заключила Елена Курлат.

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять