RU
Все новости

Роллы для НАТОвцев: Бывший «опер» из Луганска открыл в Северодонецке ресторан паназиатской кухни

Олег Омельченко (справа)
Олег Омельченко (справа)

Олегу Омельченко, переселенцу из Луганска, – 52 года. Людей такого возраста, как он, работодатель не жалует. Но мужчине повезло – он уже полтора года работает шеф-поваром в ресторане «Asia Mix», в меню которого – блюда восточной кухни. А начинал Олег свою трудовую карьеру телемастером, но делом всей своей жизни он считает работу во внутренних органах – более 10 лет Омельченко проработал в Луганском областном управлении по борьбе с организованной преступностью.

Милиционеры и бандиты за одной партой в вузе

Еще в советские времена наш герой получил свое первое образование, окончив одно из луганских ПТУ. И сразу работать – Олег с другом открыл телемастерскую. Но возиться с кинескопами пришлось недолго – пришла повестка из военкомата. Волею судьбы Омельченко оказался в Афганистане и Югославии. Спустя 2 года вернулся в Луганск, а тут – перестройка. «Решил усовершенствовать свое образование, и получил специальность инженера-электромеханика автоматизированных линий. Мечтал работать на предприятии, где много автоматики и процесс роботизирован. Но реальность оказалась совершенно иной. Попал на завод, где пришлось работать на станках довоенных годов выпусков. Так что очень скоро все желание продолжать данную трудовую деятельность отпало», – отметил он.

В 1993-м Олег, наслушавшись родственника, пошел работать в милицию, параллельно учась дистанционно в Межрегиональной академии управления персоналом при президенте Украины. «В милиции тогда был такой же хаос, как и по всей стране. Помню, что меня удивило: СССР уже 3 года как не было, а милиционеры продолжали носить форму той эпохи. Я тогда опером был в отделе по борьбе с экономической преступностью, нам было проще, мы ходили по гражданке. А другим пацанам, дежурным или ППСникам труднее, они крутились, как могли, за дефицитной формой ездили в Харьков или Днепр. А все "благодаря" Эдуарду Дидоренко, который на тот момент возглавлял Управление МВД в Луганской области. Он когда уходил в созданный им университет внутренних дел, то прихватил всю форму. Еще интересно, что первыми выпускниками этого вуза была практически вся местная братва. Вы только вдумайтесь: члены преступных групп не только получили юридическое образование, но в данном институте ознакомились с секретными методами работы правоохранительных органов, что впоследствии позволило им безнаказанно нарушать законодательство», – рассказал собеседник.

Снял погоны и стал снимать праздники

В органах Омельченко проработал до 2006 года. Мужчину уволили якобы за прогулы, но по словам Олега, руководство не пускало его на работу. «Годом ранее я собрал материал для возбуждения уголовных дел в отношении тогдашних "хозяев" Луганщины и всей коррупционной верхушки области, словом, всех тех, кто впоследствии приложил руку к войне. Понятное, что делам дальше ход не дали, а меня "попросили" из органов. Несколько лет я ходил по судам, пытался восстановиться, но ничего не получилось. Зарабатывал тем, что снимал на фотокамеру и видеокамеру свадьбы, юбилеи, выпускные и утренники, сам же весь отснятый материал монтировал, параллельно занимался сельским хозяйством – выращивал саженцы малины, клубники», – перечислил он.

Чудом избежал расстрела

Так продолжалось до лета 2014 года. События той весны в Луганске Омельченко сразу оценил как крайне опасные. Будучи участником войн в Афганистане и Югославии, он хорошо понимал, к чему может привести нагнетание противостояния. Поэтому еще в апреле мужчина отправил жену с дочкой к родным в Днепр.

«А сам с другом пошел в военкомат – хотел защищать свою страну. Военком пояснил, что люди с боевым опытом им не нужны и они справятся сами. Мы стали постоянными участниками мирных акций возле памятника Шевченко. За мою проукраинскую позицию меня и товарища задержали сепаратисты. Однако допрашивали нас сотрудники российской ФСБ, они представились и предъявили удостоверение. Из общей массы их выделял нетипичный для Луганска говор. Чудом избежали расстрела, и таким же чудом удалось с товарищем ретироваться. Повторно мы были объявлены в розыск, но нам удалось выбраться за пределы оккупированной территории», – продолжил Олег.

В Днепре с работой не складывалось. Олег перебивался, как мог. Потом на семейном собрании было принято решение попробовать свои силы в Киеве. Но столица также была безжалостна к переселенцу. Омельченко приходилось одному работать, чтобы содержать семью. И грузчиком, и курьером, и разносчиком пиццы, и строителем.

«С работой было очень тяжело – вроде бы вакансий много, но работодатели предпочитают более молодых кандидатов. В это время дочка уехала в Польшу, об учебе в этой стране она мечтала еще в мирное время, даже выучила польский язык. Сейчас вспоминаю случай, когда семья жила в Днепре, а я еще оставался в Луганске, и мне надо было забрать дочкины документы и диплом из техникума. Это был июнь, разгар боевых действий. По дороге ехали две маршрутки в районе автовокзала, во вторую попадает снаряд, а я ехал в первой. И по счастливой случайности я и другие пассажиры остались живы», – вспоминает собеседник.

В какой-то момент Олег с женой поняли, что жить вместе не смогут. «Она хотела переехать к дочери в Польшу, я же для себя решил, что жить буду только в Украине», – отметил он.

Делал заготовки, а сам мечтал вернуться в органы

Однажды Омельченко прочитал объявление, что в один из ресторанов китайской кухни требуется помощник повара. Оплата – 150 грн за смену. На тот момент других вариантов заработка не было, поэтому вопрос – идти или нет, даже и не стоял. «Сначала моя работа состояла в чистке и заготовке овощей, потом повысили до повара. До прихода в этот ресторан я готовил так же, как и любой мужчина дома. Правда, мне всегда были интересны особенности национальных кухонь и во время службы в Средней Азии я научился очень достойно готовить плов и шашлык. На кухне работа была очень тяжелой, платили по 200 грн за 16-часовую смену, а из-за острой нужды в деньгах я работал без выходных. Рядом трудились коллеги-повара из Китая и Таиланда, мы много общались, я старался научиться их приемам и секретам приготовления традиционных блюд», – рассказывает мужчина.

Вскоре он получил предложение перейти в другой ресторан на более высокую зарплату. «Но все это время мечтал восстановить справедливость и вернуться теперь уже в полицию. Я даже ходил в министерство МВД и предпринимал попытки восстановиться в органы. Был на приеме у Авакова и Деканоидзе (на тот момент глава Национальной полиции Украины – авт.). Но мне отказали», – вспоминает Олег.

Бизнес на двоих

По приглашению тогда еще руководителя Главного управления Нацполиции Луганской области Юрия Покиньбороды в 2016 году Омельченко переехал в Северодонецк, где работал в областном Управлении внутренних дел. Спустя несколько месяцев, как только сменился руководитель, он уволился.

«В Северодонецке у меня много знакомых и единомышленников, так что решил не возвращаться в Киев. И снова в бой – искать работу. Город – маленький, тут своим работы не хватает, а еще много переселенцев приехало. Мне хотелось познакомить людей с азиатской кухней. Ведь это не только модно, но еще и очень полезно – при правильной технологии приготовления блюд не теряются полезные вещества. Я много времени изучал азиатскую кухню, философию использования продуктов и приготовления блюд. Идея очень понравилась северодончанке Наталье Мостовой, с которой меня познакомили общие знакомые. Весной 2016-го мы ударили по рукам и стали компаньонам. Наташа инвестировала деньги, а я – знания. Нашли недорогое помещение, договорились об аренде, закупили минимальное оборудование и запустились», – сказал переселенец.

Изначально это была служба по доставке блюд на заказ. Немного нарастив «мышцы», Олег и Наталья решили открыть уже ресторан паназиатской кухни с посадочными местами. «Этому предшествовало обучение на бизнес-курсах Программы развития ООН, неоднократные попытки получить поддержку бизнес-плана в различных международных донорских организациях. "Выстрелило" лишь однажды: на грантовые средства от Датской группы по разминированию как раз хватило на покупку кухонного оборудования, мебели и барной стойки», – поделился предприниматель.

Олег рассказывает, что «Asia Mix» в Северодонецке пользуется хорошей репутацией не только среди местных жителей, сюда в разное время приходили артисты, политики, представители международных организаций, в том числе НАТО и ОБСЕ, и даже посол Англии в Украине. Здесь готовят около семи десятков различных блюд. У северодончан среди фаворитов – яичная лапша по-гонконгски, тайский кисло-острый суп Том Ям, японское классическое блюдо Мисо суп, Каваи – японский хлопковый чизкейк, свинина по-пекински и, конечно же, роллы с различными начинками. По словам переселенца, в заведении соблюдена аутентичная технология приготовления блюд, к тому же повар использует только оригинальные ингредиенты. В своем ресторане Омельченко преподает и обучает проходящих стажировку учащихся проучилища №92.

Ресторан «Asia Mix» работает полтора года, и компаньоны еще ни копейки оттуда не взяли. Все идет в оборот и на развитие. «Ресторанный бизнес – дело не легкое и усугубляется тем, что мы находимся в зоне боевых действий. Чтобы выйти на самоокупаемость, нужно минимум два года. Конечно, у вас возникает вопрос, за счет чего я живу? У меня пенсия – 2 тыс. грн, живу в общежитии, за комнату плачу 1500 грн. За последние 5 лет я привык к аскетическому образу жизни, поэтому мне вполне хватает того, что остается от пенсии», – утверждает Омельченко.

«С моими знаниями меня легко бы взяли в паназиатские рестораны в Европе. Но у них тоже, как и у нас процветает эйджизм, т.е. дискриминация по возрасту. Недавно к нам приезжали люди, которые загорелись желанием открыть подобное заведение в столице, так что возможно, я на некоторое время перееду жить в Киев», – резюмировал собеседник.

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять