RU
Все новости

Жизнь в зоне боевых действий: В прифронтовом Лебединском мечтают о школе и детсаде

Фото: Радио Свобода
Фото: Радио Свобода

На Донетчине в прифронтовом Лебединском ремонтируют разрушенную инфраструктуру и дома, а еще, готовятся к открытию пункта Пенсионного фонда и службы социальной защиты. Это будет восьмой по счету пункт ПФ, обслуживающий жителей вдоль линии разграничения в Донецкой области. Люди продолжают обустраивать свой быт, живя на линии фронта, передает «Радио Свобода».

Здание сельсовета в Лебединском для села – и центр населенного пункта, и средоточие всех административных служб. В сентябре здесь откроют агентские пункты Пенсионного фонда и Управление социальной защиты населения (УСЗН). Строительные работы уже близятся к завершению.

«Здесь находится библиотека, администрация наша, здесь находится культура, медицина. В дальнейшем рассматриваем вопрос открытия отделения Пенсионного фонда Волновахского района для обслуживания населения. В связи с тем, что мы находимся за 80 км от районного центра, людям очень неудобно туда добираться. Отремонтирован потолок, установлена решетка, устанавливаем фонари и кондиционер, приобретена мебель. Подготовительные работы уже заканчиваем, согласовываем график и начинаем работать. Параллельно будет и ПФ, и УТСЗН», – рассказывает заместитель председателя Лебединского сельсовета Виталий Бариков.

Жители села получают медицинское сопровождение на протяжении всех лет военных действий. Сюда постоянно приезжают врачи международной организации «Врачи без границ», специалисты из благотворительных фондов и общественных организаций Мариуполя. Попасть на прием к врачу, не выезжая «в район», можно два раза в месяц.

Фото: Радио Свобода

Восстановительные работы в Лебединском велись после обстрелов, продолжаются и сейчас. За время войны в селе пострадало более 120 домов, часть из них разрушена полностью. Строят новые дома и восстанавливают разрушенные все те же международные организации и областное управление Государственной службы по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС). Последним достаются самые опасные участки.

«Подвозятся материалы, продолжают, не останавливаясь, работать. Потому что у них не один объект. И они по всей линии работают по графику, где и какие восстановительные работы необходимы. Это делает наше МЧС, остальные строительные организации в этой зоне отказываются работать», – уточняет Виталий Бариков.

По словам жительницы Лебединского Аллы Новиковой, недавно она въехала в новый дом, который на месте разрушенного построил для нее Красный Крест. Свой дом она потеряла в 2015 году.

«Спасибо большое Красному Кресту, они же и мебель мне купили. В 15-м году 2 июня в 7 часов утра была сильнейшая бомбежка, и наши два дома сильно разбили. В тот день 38 домов пострадало», – вспоминает Алла Новикова.

В сельсовете намерены возобновить работу местной школы, которая пустовала с 2014 года. Хотят открыть детский сад. Есть, правда, проблемы с кадрами – большинство учителей уехали работать в другие населенные пункты. Как рассказал Виталий Бариков, школа пока не укомплектована оборудованием, но этот вопрос готовы решить.

«До войны у нас была группа детского сада – 22 ребенка. В данный момент у нас есть 20 деток, которые пойдут в группу детского сада. По школе – было 140 человек, на данный момент у нас 80 человек, которые могут идти в школу. Плюс прилегающие населенные пункты – Бердянское и Сопино, это дополнительно еще около 50 детей. Может еще изъявят желание из Пионерского, которое рядом, и Коминтерново, где школы разрушены. В нашей зоне вот это одна школа, которая сохранилась и восстановлена», – говорит заместитель председателя сельсовета.

Фото: Радио Свобода

Однако, с Виталием Бариковым не согласна юрист Марина Пугачева. Ее общественная организация «Мариупольская ассоциация женщин "Берегиня"» уже 4 года изучает ситуацию в селе и считает, что для открытия школы должен быть другой подход, более экономичный. Лебединская школа считалась неперспективной еще до войны.

«Все хотят, чтобы все было под боком, и чтобы это оплатило абстрактное государство. Давайте исходить из реалий. А они такие, что такой необходимости нет. В том же Чермалыке есть школа, в той же Талаковке есть школа. Туда прекрасно ездят дети из Лебединского. Лучше объединиться со всеми, чтобы был школьный автобус, который собирал бы детей по селам. И детский сад почему бы не сделать частным, если в этом есть необходимость? Мы не дошли до такого уровня, как где-то там, в Японии, где есть одна девочка и туда провели железную дорогу, чтобы она ездила в школу. Не дошли! Когда дойдем – будем говорить о школе в Лебединском», – констатирует Марина Пугачева.

Кроме того, в селе давно хотят возобновить автобусное сообщение. Отсутствие транспорта, по мнению заместителя сельского головы, – главная причина, по которой многие уезжают из села в поисках работы.

«Самый главный вопрос – возобновление пассажирских перевозок. Чтобы родители могли уехать на работу и вернуться с работы, пока их ребенок будет здесь. Кому оставить ребенка? Его оставить некому. Поэтому многие вынуждены уезжать в город, снимать жилье, платить за квартиру, за коммунальные, которые сейчас стоят немалых денег», – добавил Виталий Бариков.

Марина Пугачева уверена, что для решения этого вопроса необходима консолидация с соседними селами. Содержать автобус и весь обслуживающий его персонал село не сможет.

«Именно в Лебединском народа не очень много. В реальности там не живет столько людей, сколько зарегистрировано. Ну, 300-400 человек, основная часть – пенсионеры. А транспорт у нас – частный бизнес. И я очень сомневаюсь, что кому-то будет выгодно возить троих людей туда, пятерых – обратно. Им нужно, чтобы этот автобус заходил в Лебединское чаще, чем обычно. Селу надо консолидироваться с другими. Без этого они не выживут», – считает Пугачева.

Работы в селе мало, в основном это связано с уборкой территории, покосом травы или уходом за памятниками, другой в селе просто нет – предприятия уже давно не работают. Правда, есть земля, в этом Лебединскому повезло больше, чем другим прифронтовым селам. Не в том количестве, конечно, что до войны – почти половина земель отошла к ныне неподконтрольному Новоазовску – но земля по-прежнему остается единственным источником пропитания для большинства жителей села.

Фото: Радио Свобода

В Донецкой области более 60 сел от Красногоровки до Мариуполя находятся в зоне боевых действий. И до спокойной жизни, как показывают события последних дней, еще далеко – обстрелы, несмотря ни на какие договоренности, продолжаются.

 

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять