RU
Все новости

Тема многолетнего политического «трындежа»: Насколько возможно быстрое окончание войны на Донбассе

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Глава партии «Слуга народа» Дмитрий Разумков признался, что одной из наиболее сложных тем в новом парламенте станет «быстрое окончание войны» на востоке Украины. «Конечно, от нас захотят быстрого окончания войны, хотя все понимают, что закончить быстро ее не удастся. И решает это вовсе не парламент. Это большой путь, который должна пройти вся страна, все мы вместе», – признал он.

Эксперты, опрошенные «Донецкими новостями», согласны с тем, что быстро завершить конфликт на Донбассе невозможно.

Влад Волошин, экс-спикер Генштаба ВСУ, военный эксперт:

– Шансы на завершение конфликта есть всегда. Иначе войны шли бы бесконечно. Стремление новой власти проводить определенные шаги в этом направлении – это хорошо. Правда, пока не только наши противники, но и мы сами до конца не осознали намерения новой власти. Равно как новый украинский парламент, который вот-вот начнет работу, еще сам не понял, с каким объемом задач придется столкнуться, чтобы ускорить окончание войны.

Пока мы слышим лишь декларации о намерениях. Думаю, после 100 дней работы новой Рады появится реальное понимание, ждет ли нас в обозримом будущем мир на Донбассе. Хотелось бы, конечно, чтобы он наступил как можно скорее. Способствовать этому могли бы определенные законы, которые запустят соответствующие политические и социальные процессы. Причем не только по Донбассу, но и по Крыму.

При этом не стоит забывать, что окончание войны зависит не только и не столько от Киева, сколько от Москвы. В то же время, если в Украине будет сильная и консолидированная власть, России придется идти на уступки. К тому же, это обеспечит нам более сильную поддержку Запада, которая в последнее время заметно ослабла.

Если у нас будет сильная власть, ключи от мира перейдут из московского кармана в другой – возможно, киевский, возможно – мирового сообщества. Так что и президент, и новые парламент с правительством должны понимать ответственность, которая на них возложена. И не просто говорить о важности мира, но и делать все, чтобы он наступил как можно скорее.

Андрей Окара, политолог:

– В украинском обществе произошло понимание того, что войну можно закончить или путем капитуляции, или путем победы, или каким-то способом, когда у сторон конфликта поменяются взгляды на конфликт. Я не вижу большого запроса на окончание войны на условиях капитуляции. Даже среди тех, кто голосовал за условно провосточные силы, нет капитуляционных настроений в стиле: давайте все будет на условиях Кремля, лишь бы не было войны.

Имеющийся сейчас на Донбассе формат войны, когда нет прямых боевых столкновений, массовых обстрелов, а имеется вялотекущее противостояние, не особо будоражит общество. К тому же, я не вижу, что можно что-то изменить – даже при огромном желании представителей новой власти.

Так что разговоры о Донбассе – это такое себе забалтывание, тема для многолетнего политического «трындежа».

Чтобы что-то изменить нужна воля Кремля, а ее нет. Собственная воля т.н. руководства «Л-ДНР» ограничивается бандитско-экономическими вопросами. Глобальные вопросы войны и мира – не их уровень ответственности и компетенции. В какой-то мере это касается и украинских властей. Они могут говорить о скором или не скором мире – много и красиво. Выдвигать теории малых тем и шагов, планировать доставку гумпомощи. Но что-то существенное смогут сделать вряд ли.

Александра Решмедилова, аналитик:

– Тема разрешения конфликта на Донбассе заметно оживилась в последнее время. Внутренняя повестка – в парламенте, похоже, появится профильный комитет по Донбассу. Правда, пока не ясно, кто его возглавит. Это могут быть как представители «Слуги народа», так и оппозиционные фракции, которым близка тематика востока Украины.

Еще момент – наличие или отсутствие соответствующих министерств. Поговаривают, что Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц будет ликвидировано. Что появится вместо (и появится ли) – не ясно. И таких неясностей сейчас довольно много, чтобы делать какой-то четкий прогноз.

Внешние посылы также обретают новизну. Идут разговоры, что израильский премьер Нетаньяху может выступить посредником между Киевом и Москвой. Есть интрига вокруг Нормандского формата, особенно после встречи президентов Франции и России. Ускорит это сбор глав «четверки»? Добавится ли в формат США? Кто гарант, кто посредник? Пока мы имеем больше вопросов, чем ответов.

К тому же, для выхода на внешние площадки, для переговоров высокого уровня должна быть «дорожная карта», поэтапный план урегулирования, с которым согласились бы все. Пока все это лишь нащупывается.

К тому же, не стоит забывать, что разрешение конфликта на Донбассе неразрывно связано с вопросом Крыма. Как только ситуацию на Донетчине и Луганщине удастся урегулировать – тут же на первый план выйдет тема Крыма. Чего Москва явно не хочет.

Так что вряд ли все будет быстро, как бы это не хотелось новой власти и самому настрадавшемуся Донбассу. Если у Зеленского и Ко есть какие-то наработки, то их почему-то не показывают. А если их нет – то это еще более оттянет урегулирование конфликта. Чтобы ускорить процесс, «Слуге народа» стоило бы искать точки соприкосновения со всеми политсилами. Ведь для изменений в Конституцию касательно того же особого статуса Донбасса (что прописано в «Минске») придется искать 300 голосов.

В общем, пока мы видим, что желание решать вопросы по Донбассу – это, скорее, реакция на соответствующий запрос общества, которое требует скорейшего прекращения конфликта. Но что именно следует делать, новая власть, похоже, не знает.

Мария Кучеренко, руководитель проектов в Центр исследований проблем гражданского общества, аналитик:

– Слова о том, что никакого «быстрого окончания войны» не будет – яркое свидетельство того, что триумфальная избирательная кампания закончилась, и начались будни воюющего государства, к которым новая власть явно была не готова.

То, что годится для агиток – не подходит в качестве плана реинтеграции и деоккупации. И, судя по событиям вокруг Трехсторонней контактной группы, Станицы Луганской и так называемого «хлебного перемирия» – целостного представления о том, какими должны быть эти планы, у новой команды нет.

Громкие реплики Зеленского о том, что «если ты хочешь закончить войну – то ты ее закончишь» и обещанное «быстрое окончание войны» принципиально невозможно силами Украины, так как акт агрессии осуществила не наша страна, следовательно, прекращать его – не в ее воле. «Быстрое окончание войны» для стороны, которая обороняется, бывает только одно: капитуляция. И для огромного множества украинцев это попросту не вариант.

Необходимо наконец-то сказать людям правду: Украине необходимо приучаться жить в состоянии обороны, необходимость которой будет сохраняться еще долго, перестраивать инфраструктуру и свое сознание под эти нужды. А новой власти необходимо как можно скорее представить свое видение урегулирования, так как на данный момент о нем приходится лишь догадываться из отрывочных и часто несколько запоздалых комментариев.

Кирилл Сазонов, политолог:

– Быстрое прекращение войны возможно только по одному сценарию – капитуляция Украины и согласие на все российские условия типа особого статуса для Донбасса, амнистии боевикам и фактически превращения ОРДЛО (отдельные районы Донецкой и Луганской областей, – ред.) в российский анклав, который будет содержать Украина за счет своего бюджета. Это опять подтвердил российский президент Путин во время встречи с президентом Франции Макроном.

Однако выдвигаемые Кремлем условия таковы, что Украина в перспективе фактически теряет суверенитет и превращается в российскую колонию. Причем, в бедную колонию.

Очевидно, что такой сценарий нас не устраивает. Альтернативы две. Первая – признать, что ОРДЛО оккупированы надолго, соответственно отказаться от попыток быстрой реинтеграции и сосредоточить усилия на развитии территории, подконтрольной Украине. Главная задача – выстроить линию обороны и добиться прекращения огня, гарантировав Кремлю наш отказ от силового сценария возвращения территории. Вторая – просто оставить все, как есть. Оба последних варианта будут долгими…

Андрей Кривцун, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять