RU
Все новости

Прикрывал побратимов: Пять лет назад в «Иловайском котле» погиб дончанин Владимир Бражник (Фото)

Владимир Бражник
Владимир Бражник

В августе 2014 года украинские войска попытались взять удерживаемый тогда пророссийскими силами Иловайск. Возобновление контроля над этим населенным пунктом было частью плана штаба военной операции по окружению Донецка. 10 августа бойцы батальонов «Донбасс» и «Шахтерск» пошли на штурм Иловайска. Уже 19 августа им удалось взять под контроль половину города. Несколько дней продолжались уличные бои, пока из сектора «Д» не пришла информация, что на территорию Украины зашли колонны российской бронетехники. В тот же день, 24 августа, российские войска атаковали украинские силы и окружили город. Через 4 дня, 28 августа, было принято решение о выводе украинских подразделений из Иловайска, т.к. в окруженный город невозможно было доставлять продовольствие и боеприпасы. Была договоренность с российскими военными – выходить из города двумя колоннами по двум маршрутам. Но украинских солдат обстреляли, едва они начали выходить, поэтому они были вынуждены вернуться. Позже поступила команда прорываться с боем через три кольца окружения.

Такое решение высшего командования слишком дорого стоило. По данным Генерального штаба Вооруженных сил Украины, в боях за Иловайск в августе 2014 года украинская армия потеряла 220 военных, 44 – ранены, 40 пропали без вести, 13 военнослужащих до сих пор в плену. Также, уточняются потери непосредственно во время выхода «зеленым» коридором. Так, именно 29 августа 2014 года погибли – 129 человек, ранены – 18 человек, пропали без вести – 22 (по состоянию на 22 августа 2019 года – 10 остаются), в заложниках – 10. Отмечается, что цифры не учитывают погибших добровольческих подразделений МВД, воевавших в Иловайске в августе 2014 года вместе с армией. Кроме того, здесь были самые большие за все время боевых действий потери военной техники, в ГПУ их оценили в 298,3 млн грн. Расследование тех событий тянется до сих пор, а значит и виновные не названы.

В «Иловайском котле» ради защиты своего края положил свою жизнь Владимир Бражник, уроженец Лимана Донецкой области. Сейчас ему был бы 41 год. У Владимира осталась жена и сын – Илюше недавно исполнилось 9 лет. Накануне Дня независимости мальчик, который сейчас с мамой живет в Краматорске, впервые приехал в Киев. Сопровождала его в столице Галина Бражник, родная сестра погибшего героя. Во время торжеств Илюша получил посмертную награду «Стальной крест непобедимых». На следующий день Галина с племянником приняли участие в Марше ветеранов, а потом и в Шествии достоинства.

«Я видел Зеленского. И еще меня по телевизору показывали. Еще побывали на Михайловской площади, возле Стены памяти героям. Там есть фотография моего папы. После с тетей Галей пошли в Макдональдс. Я там первый раз был – ел гамбургер, картошку и пил Кока-колу», – делится новыми впечатлениями Илья.

Выпросила у родителей себе братика

Своего папу Вову мальчик помнит и любит. Его фотография и награды стоят дома на полке за стеклом. Снимок брата есть дома и у Галины – женщина с началом войны из родного Лимана переехала в столицу, где до сих пор и живет.

«Родители не хотели второго ребенка, а я буквально выпросила у них. Хотела себе младшего брата, вот и получила. В нашей семье все темненькие, а Вова родила с голубыми глазами и светлыми волосами. Мы с самого детства были очень дружны, и сохранили нормальные теплые отношения до самой смерти братика», – говорит Галина.

Галина и Владимир отучились в одном вузе – в Донецком национальном университете на учетно-финансовом факультете – только с разницей в 5 лет. «После учебы и я, и брат остались в Донецке. Вова работал аудитором в налоговых инспекциях Пролетарского и Кировского районов, а в 2010 году, когда женился, уволился и открыл свою фирму по продаже авиабилетов корпоративным клиентам. К 2014-му брат более-менее встал на ноги, но тут пришла война», – продолжает Галина.

В начале мая Владимир с пожилыми родителями перебрался на дачу в Лиман, где стал помогать украинским военным. «Мама готовила еду для бойцов, покупали одежду, сигареты. Все это папа отвозил, а брат собирал различную информацию, в том числе и о передвижении российской военной техники и передавал ее в штаб, располагавшийся в Краматорске. Там же он и познакомился с генерал-майором Игорем Гордийчуком. Помогать было очень опасно, так как население Лимана было на 99% пророссийское», – поясняет сестра.

А в это время сама Галина и супруга Владимира еще оставались в Донецке, потому как были госслужащими. «Мы работали в налоговой, и до последнего оставались в городе. Вечером 6 июля нам позвонило начальство и сказало, что на работу мы больше не выходим. Собрали вещи и уехали в Урзуф, где прожили до 11 августа. Стало понятно, что в Донецк не вернемся и поэтому поехали в Лиман», – рассказала Бражник.

Положил свою жизнь ради побратимов

На защиту родины Владимир ушел 14 августа. Но порывался еще раньше – сначала отказали в «Правом секторе», потом в «Азове». Причина – отсутствие воинской подготовки, по состоянию здоровья Владимир не мог пройти срочную службу в армии. «Ему не давало покоя то, что его знакомый пошел воевать, а ему тогда было 53 года, а он, молодой, сидит, сложа руки. Помогать военным и сотрудничать со штабом для него было уже мало. Брат не понимал, почему парни из Львовской или Житомирской областей приезжают на защиту его края, а он бездействует. И вечером 14 августа Вова говорит, что надо срочно поехать в штаб АТО в Краматорск. У него уже с начала лета была наготове сумка с вещами, но он ее не взял, чтобы мы его рассекретили. Вова понимал, что мы его не отпустим. Он очень сильно любил родителей, жену и сына, но, как настоящий мужчина, не смог оставаться в стороне от происходящего», – продолжает Галина.

В тот же день Владимир позвонил родным и сказал, что ему необходимо поехать на полигон и домой не вернется. Это был последний звонок. Телефон отключился. Больше родные не услышат его голос. «Мне уже после смерти удалось узнать, что Вова 16 августа был на Саур-Могиле, принимал активное участие в ее обороне. В ночь на 25 августа защитники Саур-Могилы вышли из окружения в село Многополье, где Владимир присоединился к подразделению 42-й Отдельной разведывательной роты Спецподразделения "Рух опору" в секторе "Б". 29 августа Вовы не стало. Он погиб в 10 утра во время выхода колонны из "Иловайского котла", на дороге из села Многополье к Красносельскому. Из 15-ти человек все вышли целыми, только Вова погиб – он собою прикрыл товарищей», – говорит Галина дрожащим голосом.

Захоронен под номером 1861

Тревогу родные забили, когда Владимир долгое время не выходил на связь. Неимоверные усилия понадобились Галине, чтобы разузнать номер телефона, как оказалось такого же добровольца, который знал ее брата. «Он на протяжении некоторого времени нам "вешал лапшу", говорил, что Вова на задании и не может говорить, то он уехал по задание. Каждый раз находил новые причины, а потом и вовсе отключил телефон. Как потом выяснилось, брат уже к тому времени был убит. Вова был похоронен 3 сентября 2014-го на Краснопольском кладбище в Днепре. Он числился как временно похороненный защитник под номером 1861. Мы же об этом узнали только спустя 9 месяцев, после нескольких экспертиз ДНК. 26 мая 2015-го мы перезахоронили брата в селе Торское Лиманского района, там, где похоронены наши бабушка и дедушка», – рассказала собеседница.

Борьба за Аллею Славы в Лимане

Награда, полученная накануне Дня Независимости, стала шестой. И только одна государственная – орден «За мужество» III степени семья воина получила 3 февраля 2017 года. «У меня знакомая в Киеве как волонтер работает по государственным наградам. И вот она говорит, что получить эти самые государственные ордена и медали – целая проблема. Люди рассказывают, что надо было и взятку дать. Нам помогли в этом волонтеры, они от себя подавали документы. Родственники не могут этого делать. А вообще по правилам документы на награду подает руководство той части, в которой воевал солдат. Но командир брата – Герой Украины Игорь Гордийчук при выходе из Иловайска был тяжело ранен и практически потерял память», – отметила Галина.

«Что дали награды вдове и сыну? Ежемесячная пенсия по потере кормильца, которую получают Илюша и наши родили, составляет 3600 грн, из них – 270 грн доплата за орден "За мужество". Выплаты за погибших в 2014-2015 гг. у всех такие, а за тех, кто позже – уже 6-7 тыс. У всех по-разному. Пару лет назад невестка с племянником приобрела 3-комнатную квартиру в Краматорске за государственную субвенцию», – делится сестра Владимира.

Сейчас Галина занята вопросом создания Аллеи славы в Лимане. Обороняя город, погибло 19 человек, еще четверо уроженцев Лимана, в том числе и Владимир, погибли в разных населенных пунктах Донбасса.

«В Донецкой области существует такая проблема как чествование погибших воинов. Этим озабочены только волонтеры, а вот чиновникам все равно. И Лиман не исключение. 8 июня 2018 года общественная организация "Союз ветеранов АТО и десантников Лиманщины" подала документы на выделение земли под мемориал, а точнее Аллею Славы. Каждая бумажка прошла все комиссии и общественные обсуждения в августе 2018 года. Но власть саботирует, наш вопрос и уже больше года не выносит его на сессию. Недалеко от горсовета есть место, где планировалась аллея, но сейчас власть хочет ее перенести на улицу Гвардейскую, к мемориалу Второй мировой войне. Но оно не подходит. Во-первых, там мало места, а во-вторых, там постоянно проходят увеселительные мероприятия с распитием алкогольных напитков. Все же я надеюсь, что в скором времени дело сдвинется и в Лимане будет Аллея Славы там, где изначально и планировалась», – заключила Галина Бражник.

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять