RU
Все новости

Славянск спустя 5 лет. Ч.1: Город, в котором нужно спать (Фото)

Фото «Донецких новостей»
Фото «Донецких новостей»

Вот уже три месяца я – в Славянске. Попробовала этот период прожить как обычный житель, и посмотреть на город глазами обывателя. Сложилось свое восприятие. Возможно, слишком субъективное. Возможно, другим Славянск видится иным. Возможно, спустя даже год и я этот город буду чувствовать по-иному… Но пока так…

Почему Славянск

До этого после Донецка несколько лет прожила в Киеве и в Ирпене (живописнейший городок под столицей). Прекрасные города, мне в них было уютно, комфортно. Но, как и большинству, дорого :) К тому же очень устала от жизни переселенки, и пришло время выбирать – где все-таки осесть.

Переезд именно в Славянск у всех вызывал один вопрос – «Почему?». В ответ мой встречный: а почему и нет? И оказалось, что из центральных регионов многими Славянск сегодня воспринимается примерно так:

  • там же были масштабные военные действия, поэтому полгорода разрушено;
  • это же провинция, депрессняк, отсутствие цивилизации;
  • все равно это зона АТО / ООС, у всех цель бежать оттуда, а ты лезешь обратно;
  • там же сплошные «сепаратисты»;
  • посмотри, какой сейчас странный «план мира», Славянск того и гляди опять станет «ихним»;
  • ну да – озера, ну да – леса Святогорья, Щурово, ну да – ностальгия по Донбассу, ну да – провести здесь отпуск. Но не жить же!

Я же выбрала Славянск именно для жизни. В Донецк пока хода нет. А Донбасс – это направление моей работы, это намного ближе к родным (которые «там»), и именно в Славянске сконцентрировалось больше всего моих друзей – как сохранившихся с довоенного времени, так и послевоенных. Ну, а главное – Славянск я могу потянуть финансово.

На каком бы расстоянии город не был расположен от линии фронта, все равно весь Донбасс в «зоне риска». Изначально рассматривала и иные города. Прежде всего, две столицы подконтрольной Донетчины (просто после Донецка вся столица не поместилась в один город). Действительно, именно в Мариуполе и Краматорске на сегодня самая развитая инфраструктура. Ну, насколько она может быть развита в зоне ООС. Как бы то ни было цинично, но «от войны» выиграла вся ныне подконтрольная Донетчина. Если бы не «2014-й», то и дальше все средства продолжали бы вливаться в Донецк, а в остальные городки как и раньше – по остаточному принципу. После 2014-го же – только им. Но поток денег столкнулся с нюансами – увы, на местах к такой лавине не привыкли, элементарно нет опыта освоить. Поэтому – «как попало, как пойдет и как получится». А получается не везде.

Неоднократно посещала Мариуполь – самый крупный город подконтрольной Донетчины, сейчас 438 тыс. населения. Но цены на жилье и «на жизнь» не соответствуют ситуации. «Дамочка, ну и что, что у моря – оно же Азовское», да еще промышленный берег, ну и обстрелы таки вдали иногда слышны – до линии фронта в Широкино – 25 км, полчаса езды… Хотя признаю, после 2014-го город не узнать. Реально расцвел.

Краматорск (186 тыс. жителей) – 65 км до линии фронта, полтора часа езды. Немного дешевле, чем Мариуполь, но, как по мне, пока очень «серый», как и большинство наших промышленных городов (ой, мадам – шо вы мне тут говорите типа столица Донецкой области, как будто мы в Донецке не жили). В Краматорске тоже много нового. Но кусками, обрывками. Нет общей канвы обновления. Типа – оба-на, как красиво, все 100 метров. А потом – оба-на – реальность: а где дороги, где тротуары? Через несколько километров опять: оба-на – «малогабаритная» красота среди сталинок и хрущевок. И так весь город.

Мне также советовали Бахмут – очень и очень, исторично, мило, но… «городок», 76 тыс. жителей (к тому же 28 км до линии соприкосновения). Дружковка – куча друзей, чисто, просторно, но весь город в бело-голубой росписи (бордюры, заборы, здания), ну, и тоже – «городок», 66 тыс. населения.

Славянск сегодня – на Донетчине наиболее отдаленный крупный город от линии фронта (73 км), до ближайшего КПВВ «Майорское» – полтора часа езды. С военной точки зрения – тихо, «глубокий тыл». К тому же – третий по величине подконтрольный город Донбасса – 114 тыс. населения (даже в столице Луганщины – Северодонецке – лишь 105 тыс.). До ближайшей местной супер-цивилизации – Краматорска – всего 25 минут езды на маршрутке (22 грн). По киевским меркам – это вообще пустяк, как из Ирпеня до национальной столицы.

Что мне нравится в Славянске – очень много зелени, наверное, это самый «зеленый» из крупных городов Донетчины. Это и исторический город – 374 года (более чем втрое старше Донецка), с сохранившимися постройками, купеческими домами, зданиями различных ведомств конца XIX – начала прошлого века. Поэтому «серым» Славянск точно не назовешь – по его улочкам приятно бродить, интересно рассматривать. Из-за близости к культовым Святогорску и Богородичному, здесь часто можно встретить, в том числе, и монахинь, которые уверенно держатся за рулем авто (в этом плане Славянск напомнил «католический» Львов).

Кроме того, с 2011 года Славянск – официальный город-курорт государственного значения. На тот момент их в Украине было 6, недавно дополнился еще Куяльник. Не знаю, как остальным курортам (а на такие города распространяется отдельный закон, они типа отдельные зоны развития), но внешне на Славянске данный статус особо не отразился. Разве что ввели курортный сбор для проживающих, да еще повысили налог на землю, что сказалось на местных предпринимателях. Избрав курортное направление, город отказался от промышленности: минус– отсутствие рабочих мест, слабое наполнение местного бюджета и повсеместные развалины некогда заводов, плюс от этого – чистый воздух.

Все основные преображения Славянска началось, как и везде на подконтрольном Донбассе, – с 2015 года. Вот за это время здесь появились и современные пляжи на местных озерах, и обновленное освещение, и новые дороги, и начали благоустраивать город, и задумываться об инфраструктуре отдыха.

Военный послевоенный Славянск

Славянск не сходил с телеэкранов с апреля 2014 года, когда в него вошли войска российского офицера ГРУ Игоря Гиркина (Стрелкова). Бои в аэропорте Донецка начались в конце мая, а Славянск уже полтора месяца жил в ежедневных обстрелах.

Наверное, меня еще потянуло именно в Славянск потому, что он знает ту же войну, что и Донецк, что и я. Ни один больше город ныне подконтрольной Донетчины не пережил тех ужасов военных действий. Славянск принял удар на себя. Первый. Поэтому мне легко общаться со славянцами, которые либо оставались здесь, либо выезжали в окрестности с апреля по июль (Гиркин отступил из Славянска 5 июля, в этот день россиянин спокойно перевел свои войска в Донецк).

После «картинок» телесюжетов о военных действиях в Славянске и Донецке многие думали, что от обоих городов ничего не осталось, что кругом сплошные руины. Такой видится ситуация через экран телевизора. На самом деле города целы, разрушены именно окраины. В центре что Славянска, что Донецка – точечные повреждения. Однозначно обозначающие – в этом радиусе были позиции «ДНР».

Например, в центре Славянска до сих пор стоит сгоревший после обстрела Купеческий дом Андреевский. До войны здесь был центр семейного отдыха, фастфуд, спортзал. Ни для кого из местных не секрет, что в 2014-м в этом здании располагался один из штабов «ополчения». Поэтому сильно пострадали и рядом стоящие дома. (Аналогично в Донецке – в здании выставочного центра «Экспо-Донбасс» находилась «база», откуда стреляли в сторону аэропорта, а в итоге полуразрушенными оказались Краеведческий музей, ДМ «Юность» и жилые здания вокруг).

А так, в центре и прилегающих микрорайонах Славянска разрушений особо нет. Посеченные осколками крыши – давно залатаны, выбитые взрывной волной окна – заменены. О происходившем напоминают лишь где-нигде «осколочные» полосы на стенах домов, посеченные заборы. А еще – «кресты» на окнах, либо остатки уже снятого скотча, а также лики святых в рамах. Точно так же было и есть в Донецке.

2014-й для Славянска был не только периодом обстрелов. Здесь «ополченцы» Гиркина пытали и расстреливали мирных граждан, поддерживающих Украину, – как местных жителей, так и захваченных членами «ДНР» в иных городах. Об этом тоже можно узнать сегодня, гуляя по мирному Славянску.

Военных по городу не видно – лишь на массовых мероприятиях задействуют патрули Нацгвардии, в/ч которой дислоцируется здесь. Также гвардейцы дежурят на особо важных объектах, например, на жд-вокзале (а вот на автовокзале – обычная полиция). Аналогично и с машинами – грузовики с черными госномерами, в основном, встречаются за городом на общих трассах.

О зоне ООС напоминают джипы Красного Креста (в Славянске – база данной международной миссии), иногда из соседнего Святогорска заезжает ОБСЕ. До сих пор в городских заведениях можно встретить знаки – «с оружием не входить», примечательны «безоружейные» наклейки и на некоторых местных такси. Свежие указатели «убежище» на зданиях есть и в Киеве, и в иных регионах страны. Но вот в Славянске до сих пор висят четкие указания о работе таких подвальных помещений, о правилах эвакуации населения, предупреждения о взрывоопасных предметах.

Славянское переселение

Славянск – также третий город Донетчины по численности переселенцев. На 10 октября здесь зарегистрировано 40 029 внутренне перемещенных лиц, это 8% от всех ВПЛ в области. Это много. Это 35% населения города (!). Конечно, не все они здесь проживают по факту. Так как Славянск наиболее отдален от «ДНР», то «пенсионных туристов» здесь намного меньше, чем в близлежащих к КПВВ городах. Ведь мнимым переселенцам, проживающим в «ДНР», важно пройти идентификации и иные проверки за один день, и вернуться домой. Из-за удаленности Славянска обернуться за сутки туда-обратно через линию разграничения невозможно физически. Если в мирное время сюда из Донецка на авто можно было добраться за 1,5 часа, то сегодня этот путь самым быстрым способом – на перевозчике, по льготной очереди на КПВВ – занимает в среднем 6 часов, а пункты пропуска на линии разграничения работают всего 11 часов.

Хотя для местного Управления соцзащиты населения нагрузка все равно большая. Поэтому здесь, как например в иных регионах страны, не получится получить ту же справку ВПЛ с первого раза (в Киеве, Ирпене я ее делала за 15 минут при первом же посещении УТСЗН). В Славянске же для этой (и любой иной процедуры) вас поставят в очередь – выдадут талон на… «придете через две недели».

Вообще на Донбассе отношение к переселенцам строже, чем в иных регионах Украины. Если ВПЛ получает хоть какую-то выплату от государства – его и на дому проверят, и «усиленно» проидентифицируют в «Ощадбанке». Например, такая идентификация в Киеве или Ирпене у меня занимала пару минут (без учета очереди) – подаешь в окошко паспорт, справку ВПЛ и банковскую карту «Ощада» и просто вводишь свой пинкод – тем самым проводится самая простая банковская операция по проверке баланса на карте. Никаких подписей, никаких бланков.

Пришла в «Ощадбанк» в Славянске. Начало «с окошком» то же самое.

– А теперь меняем пинкод на карте.

– Зачем? Меня и старый устраивает.

– Надо провести операцию по банковской карте – меняем пинкод.

– А просто баланс проверить нельзя?

– Нельзя. Можете поменять на тот же, что и есть сейчас. Потому что при смене пинкода – вот вам чек об операции, на котором вы должны мне расписаться.

Кроме всего прочего вас здесь еще будут фотографировать.

– Ну, здрасьте. Ни в Киеве, ни в Ирпене меня не фотографировали при идентификации.

– А это Донецкая область. Привыкайте. У нас все строже. Очень много мошенников, «левых» переселенцев.

Самое интересное, что если эта фотография не совпадет с какой-то там в базе (или не четко получилась, или вы вдруг внешность изменили), то могут и выплаты остановить. Придется доказывать, что вы – это вы, просто волосы покрасили или стрижку сменили. Из моих знакомых двое столкнулись с такими проблемами из-за «фотогеничности».

И на автомате сотрудник «Ощада» в дополнение предложит вам оформить страховку.

– Девушка, ну, сколько уже СМИ писали, что вы не можете при идентификации навязывать дополнительные платные услуги.

– А я не навязываю, я типа предлагаю.

Такие предложения рассчитаны на «пенсионных туристов», для которых самый страх – если им приостановят пенсию (потому что долги по пенсиям в Украине не выплачиваются с 25 апреля 2018 года – до сих пор Кабмин не принял особый порядок, разрешающий эти выплаты). И чтобы в идентифицируемых не заподозрили лже-переселенцев, люди соглашаются на оформление различного рода страховок и иных платных допуслуг.

Из-за всех препон по всему Донбассу расцвел бизнес на «неподконтрольных» переселенцах. Так и в Славянске – и квартиры посуточно около Пенсионного фонда или УТСЗН по особым ценам арендовать, и очередь «купить», и постоянные рейсы как до КПВВ, так и прямиком в «ДНР» заказать.

Реальные же переселенцы – разные. Кто-то уже ассимилировался, устроился в новой жизни, кто-то так и не нашел себя и пытается просто выжить и пережить этот трудный период. Как и среди местных жителей, так и среди ВПЛ есть активные люди – их, как и везде, не так много. Но они есть. Гуляя с друзьями по Славянску мне то и дело показывают: вон, смотри, этот ресторан открыли переселенцы – начинали с кафешки, а сейчас вон как раскрутились. О, а это наша знаменитая кофейня, самая креативная, тоже переселенцы – сначала открылись в самом центре, но рядом фастфудный ресторан решил расширяться и их «выжил», но ребята не опустили руки и открыли кофейню на новом месте. А вон там была пиццерия переселенцев, но прогорели. Когда знакомилась со славянскими общественниками, мне обязательно упомянут – в нашей организации очень много переселенцев, очень активные.

С особой гордостью демонстрируют сквер «Мечта» («Мрія»), который поддерживается местными жителями и опять-таки переселенцами – постоянно в сети приглашения на субботники, на высадку деревьев, на покраску и пр. Ну, что могут силами общественности. Местные же власти здесь разбили Аллею влюбленных, совместно с общественниками по гранту построили первую инклюзивную детскую площадку.

Из полурадужного

Славянск – довольно уютный, чистый город. Уютный, чистый, но какой-то неухоженный.

Дороги по городу более-менее сделали, а вот тротуаров нет вообще… Даже в центре города. Вернее, то, что есть, тротуаром назвать трудно.

Буквально за день до переезда созваниваюсь со славянской подругой:

– Ну, всё, прощальный променад по Киеву совершила. Ты не поверишь, на распродаже в «Интертопе» такие босоножки купила! То, что и искала, как раз под сарафан. На танкетке. Тон-в-тон! Теперь можно и в Славянск.

– Высота танкетки какая?

– По каблуку сантиметров 20-ть…

– И куда ты тут это взуешь? Ты же приезжала, видела наши дороги…

– Поэтому не на шпильке, а предусмотрительно – на танкетке…

– Ну-ну, посмотрим, сколько раз ты их тут сможешь обуть.

В итоге, за 3 месяца интертоповские босоножки смогла обуть один раз, и то – когда ехала на мероприятие на такси… А так, основная обувь – кроссовки, балетки и иже с ними. Но всегда удивляюсь местным девушкам – они умудряются по этим колдобинам даже на каблуках бегать. (Для объективности – тротуаров нет и в столице – Краматорске).

В общем, сразу чувствуется – во главе города мужчины, которые передвигаются по оному исключительно на машинах. И проблему шпилек, каблуков (в широком эстетическом смысле) они вряд ли поймут.

В тему дорог и эстетики. Удивили бордюры. Это какой-то кариес и пародонтоз. И этой проблемы не было бы заметно, если их обильно по-старинке не поливали бы побелкой.

Славянск – город без ливневок. Дороги меняют, ливневки не закладывают. Поэтому при первом же затяжном дожде весь город «плывет».

У властей, видимо, нет понимания, как можно использовать газоны, которые разделяют трассу. В том же прежнем Донецке – по всем улицам межтрассовые газоны озеленены розами, какими-то композициями из цветов и кустарников. Или хотя бы взять нынешний Покровск (бывший Красноармейск) – мэр решил его сделать городом миллиона роз. И садят их куда только можно, они везде. И начали, прежде всего, с межтрассовых газонов. Красиво. Нарядно. Аккуратно.

В Славянске пошли своим путем – не розами едиными (правда, традиционный розарий есть на центральной площади). В мае постамент демонтированного Ленина превратили в клумбу. На 100 тыс. грн (!) закупили виол (анютины глазки) и торжественно высадили в сине-желтом сочетании украинского флага. Красота держалась первые пару месяцев:

Клумба в мае

Переезжаю я в Славянск в июле. Сразу – на площадь. Сине-желтая роскошь в клумбе заметно подувяла. Зато в кадках у входа в мэрию цветы еще были в соку.

Клумба в июле

– Что это тут фотографируете?, – вышел из мэрии дежурный полицейский.

– Делаю фоторепортаж о городе. В мае писали, какая у вас красивая клумба вместо Ленина. Но что-то сегодня она не ахти.

– Клумба засохла – потому что за ее полив отвечают коммунальщики. Ну, вот видите, как отвечают. Зато посмотрите на наши кадки! Их поливаем сами – охранники, сотрудники исполкома. Вот, есть минутка свободная – выходим и поливаем. А разница за уходом – налицо.

К сентябрю от высаженных 100 тысяч бюджетных гривен и следа не осталось. Ну, ничего, в следующем мае очередную сотню «освоят».

Клумба в начале сентября

В целом же «ландшафтный дизайн» в Славянске единый со всеми иными городами Донетчины – покос (травы), подстриг (деревьев) и естественные заросли.

И только в этом году начали облагораживать отдельные участки. Основной стиль – вечнозеленые пихтовые (которые уже частично пожелтели), камни и обязательная табличка, что это все создано за деньги местного бюджета (а вот суммы не указаны).

В чем проявляется курортность Славянска – так это в некой медлительности, спокойствии. Здесь и на улицах прохожие никуда не спешат, и машины особо не мчатся. Сплошная фиеста. И поэтому логична медлительность городских властей. Славянские друзья наперебой могут рассказывать о долгостроях:

– Вон несколько лет назад объездную дорогу начали делать. Но подрядчик деньги взял, и, говорят, утёк. А дороги нет.

– Посмотрите, сколько у нас запущенных жилых недостроев. Даже в центре города. Приезжают родственники и с сочувствием – ох, да, у вас же война была. А мы им только и объясняем: да это не война, не бомбежки, это и до них так было. И тянется годами. Власти просто управы на этих застройщиков не могут или не хотят найти. Только в этом году один дом с «места сдвинули», а их даже по центру города – с десяток.

– А заброшенные заводы – или бы разобрали бы уже строения, или баннерами какими-то завесили что ли.

– А два общежития для переселенцев. Позор на всю Украину и даже Европу. Евросоюз дал почти 15 млн грн… И что? За 4 года наши не смогли их потянуть. Причины приводили разные, естественно, кивали на «попередникив». Но факт есть факт – Евросоюз в прошлом году вышел из проекта.

– А детский садик «Буратино». С 2012-го реконструировали. И подрядчиков меняли, и судились. 7 лет (!) работы шли. Только в этом году детсад запустили.

То, что у всех на виду – центральный городской парк «Шелковичный», который реконструируют… уже 4 года. Местная власть пеняет на область, на подрядчика, область клянет в нерасторопности мэрию Славянска. За эти годы сумма реконструкции выросла до 24 миллионов (изначально было 15 млн грн). Сначала обещали открыть «Шелковичный» к сентябрю 2018-го, затем к сентябрю 2019-го, потом – «с 5 по 10 октября». За период реконструкции в области сменилось 3 губернатора. Последний обещает, что парк сдадут… к концу этого года. Но за 3 последних месяца внешне здесь выложили лишь пару десятков метров плитки.

В «Шелковичном» находится «народная» достопримечательность Славянска – нашумевший в СМИ общественный туалет. Стоимостью в миллион (точнее – 1 млн 100 тыс. грн). Действительно работает, действительно бесплатно (правда, сейчас его закрыли на зимний период).

Удручает большое количество «Национальных лотерей». Мэр Вадим Лях как бы внешне и призывает с ними бороться. Но сообщений о закрытии хоть одного игорного заведения – не слышно. Такое впечатление, что чем громче с ними «борются», тем больше их становится.

Городской голова Славянска относительно молодой – 43 года, на посту – 4 года. В общении с журналистами Вадим Лях довольно открытый, в реакции на общественников – довольно эмоциональный. В поступках, порой, шокирующий: то ногой снесет «могильный» камень, установленный активистами, то публично анализы сдает, то на День города на центральной площади перед горожанами кабанчика зажаривает. А тем временем в городе – то не достроено, то не открыто, то не закрыто. Пока впечатление о градоначальнике – какое-то двойственное.

Мирный «комендантский час»

В Славянске свой уклад жизни, к которому после мегаполисов просто нужно приспособиться.

Первое, что поражает – активная городская жизнь прекращается после 20:00.

Магазины закрываются рано, по субботам – короткий день, в воскресенье половина бутиков даже в центре закрыты. Продуктовые магазины открываются в 7-8 утра, но работают, в основном, до 20:00. На ночь остаются лишь по несколько точек в районах, да круглосуточные «АТБ». Непродуктовые закрываются и того раньше – в 6 вечера.

Да что говорить, если центральный рынок города и тот работает до 14:00, даже в выходные дни. Официально табличка гласит – до 15:00, но торговцы начинают сворачиваться за час до того, как закроют ворота. И тут вспоминаешь довоенный Донецк, когда на Крытом рынке и после 8 вечера всегда было полно работающих торговых палаток при фонарях.

И даже салоны красоты здесь – до 18:00.

«Вот не пойму, почему так? Основное платежеспособное население только после 6 вечера минимум от работы освобождается – а куда-то попасть уже невозможно. Бежишь в магазин как в "совке", чтобы успеть до закрытия продукты купить», – удивляется подруга-переселенка.

«А после 18-ти уже клиентов нет. Мы же сначала до 19 часов работали, даже пытались до 20-ти. Но после 18:00 – записи нет, и сидишь-кукуешь. Наверное, народ просто привык, что все салоны красоты до 6-ти вечера, и поэтому не предполагает, что кто-то может дольше работать. Поэтому поэкспериментировали, и бросили. Поставили график, как у всех – до 18:00», – делится мастер-парикмахер одного из центральных салонов.

«Не можем мы допоздна работать – продавцам же домой добираться. А у нас после 21:00 уже и не уедешь, только на такси. По выходным не работаем, потому что сменщиц не выгодно нанимать – тут хотя бы нам на зарплату хватило, выручка небольшая, народ же у нас небогатый», – поясняет продавщица магазина одежды.

Кафе и рестораны – до 22-23 часов, ночные клубы (их осталось всего два) – до часу ночи, до трех ночи – это лишь в пятницу-субботу. В магазинах продажа алкоголя официально разрешена только до 22:00, после в супермаркетах ничего «с градусами» не отпустят, а вот в мелких магазинчиках (есть в каждом районе) – алкоголь без проблем.

Что касается сферы услуг, то цены в Славянске дешевле, чем, скажем, в пригороде Киева или областных центрах. Например, отформатировать ноутбук с установкой операционной системы и базовых программ здесь – 200-250 грн, а в Ирпене – 400 грн. Парикмахерские услуги, маникюр в самом дорогом салоне Славянска по ценам – на уровне среднего киевского (модельная женская стрижка + покраска средней длины волос премиум-краской – 950 грн), в более «скромных» – до 600 грн. К тому же распространены услуги на дому или в квартирах-кабинетах – здесь наценки минимальны.

А вот одежда, обувь здесь уже подороже, чем в Краматорске и выбор не такой широкий (понятное дело, в основном, везут самое дешевое). В Славянске из всеукраинских торговых сетей – лишь бытовая техника («Фокстрот», «Comfy», «Eldorado») и бытовая химия («Ева», «Prostor», «Watsons»), а вот сетей одежды-обуви – нет. Поэтому жители за существенными покупками ездят или в столицу Донетчины, или вообще в Харьков на Барабашовский рынок (2 часа на автомобиле).

Приятная неожиданность – подешевел общественный транспорт. Проезд в троллейбусах был 4 грн, теперь – 3 грн.

Но главное, что заставляет жителей сидеть ночами по домам – график подачи воды. В большинстве районов, в том числе и в центре, днем ее либо нет, либо идет тонкой струйкой. Основной напор – после полуночи.

Поэтому Славянск пока – город, в котором по ночам нужно спать, ну, или – стирать :)

А о местных особенностях проявления пророссийских настроений – поговорим в следующей части: Славянск спустя 5 лет. Ч.2: Патриотизм и «бытовой сепаратизм» (Фото).

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять