RU
Все новости

Славянск спустя 5 лет. Ч.2: Патриотизм и «бытовой сепаратизм» (Фото)

В Славянске. Фото «Донецких новостей»
В Славянске. Фото «Донецких новостей»

(Начало – Славянск спустя 5 лет. Ч.1: Город, в котором нужно спать (Фото))

Приезжая на Донбасс (в любой город) из иных регионов Украины, чувствуется некое напряжение. Конечно, оно связано с военными действиями. Но это напряжение закрепилось и в мирной жизни. Если в том же Киеве, Харькове, Львове можно в маршрутке случайно подсесть к бабушке, которая тебе всю свою жизнь расскажет, и поведает, почему соседка Валька «дура», то в общественном транспорте Донетчины после 2014-го намного тише. О лишнем стараются не болтать, темы «фильтровать».

«Да, я тоже это напряжение ощущаю. И чем ближе к линии разграничения – тем оно более гнетущее. Люди стали закрытыми, замкнутыми. На камеру боятся открыто говорить, о чем думают. Выключаешь камеру – тихонько могут поделиться о наболевшем, но не всегда», – поддерживает мои ощущения донецкая коллега-журналистка, часто приезжающая сюда в командировки из Киева.

Думаю, это связано с несколькими моментами. Если иные регионы страны войну знали только по СМИ, рассказам переселенцев и участников АТО/ООС, то на Донбассе люди в ней жили и продолжают жить уже 6-й год. Как бы не был отдален город от линии разграничения, какой бы жизнь в нем не казалась мирной, он все равно (как подсознательно, так и с внешними проявлениями) продолжает находиться в войне, в этом напряжении. При этом, живя в тех же Киеве, Ирпене, посещая Харьков, Львов и иные города, у меня создалось впечатление – что в стране вообще войны нет, в быту о ней и не вспоминают, большинство людей продолжают жить как и до 2014-го. Поэтому приезжая в ту же Донецкую область – контраст ярко выражен.

Все города Донбасса пережили «русскую весну», и все жители в той или иной мере столкнулись с этим хаосом и его последствиями. Сложившийся мир здесь называют не иначе как «шаткий», и среди людей есть опасения, что все может повернуться вспять в любой момент. Поэтому все насторожены – одни ждут более устойчивого мира, другие так и продолжают надеяться, что Россия им поможет, продолжают сочувствовать «Л-ДНР». Листовки СБУ, сохранившиеся по Славянску еще с 2014-2015 годов, последнее определяют как «бытовой сепаратизм»:

Я бы не сказала, что здесь ждут именно сами «республики», потому что все-таки общаются с родными, оставшимися за линией разграничения. Люди среднего поколения сами ездят туда, и могут сравнить жизнь в том же Донецке до 2014-го и сейчас. А вот от пенсионеров иногда можно услышать «зато у них две пенсии – украинская и дэнээровская», «зато у них коммуналка дешевле», «зато у них русский язык не трогают», «зато у них…». Это, в значительной мере, и следствие «пенсионного туризма». Прежнее украинское правительство любило повторять, что переселенцы – проводники украинских идей на неподконтрольном Донбассе (мол, ездят в «Л-ДНР» и там могут рассказывать, что жить на подконтрольной Украине хорошо). Аналогично многие «пенсионные туристы» являются такими же «проводниками идей», только «республиканских». Приезжая сюда на переоформление украинских пенсий и проверки «неподконтрольные» пенсионеры также делятся, как им живется в «ДНР». А так как нашему человеку не свойственно признавать, что он живет в полной «ж…», то и идут стандартные акценты – коммуналка и русский язык. Сочувствующие же «республикам», в основном, ждут, что Россия таки признает «Л-ДНР», и тогда придет на весь Донбасс. Ждут «диванно» – мол, вы там боритесь-боритесь, а мы здесь на украинской территории вам посочувствуем, а если вы доборетесь, то мы, конечно, сразу… Ну, а если нет – «тоді звиняйте».

Как бы то ни было, но Донбасс географически соседствует с Россией. Поэтому объективно – эти связи будут здесь сильны всегда: на уровне родственников, на уровне друзей, партнеров по бизнесу. Граничил бы Донбасс с Румынией, Польшей или иной развитой страной (да тем же Китаем) – то изучали бы здесь польский, румынский и даже китайский языки и десятилетиями смотрели бы в сторону этих соседей. Это участь всех приграничных регионов до той поры пока Украина не станет сильнее своих ближайших соседей.

Сейчас связи с Россией у жителей Донбасса тоже тесные. Этому свидетельства и многочисленные объявления об автобусных поездках в Москву, Ростов-на-Дону, Воронеж, аннексированный Крым… Например, на улицах Славянска не встретишь объявлений, рекламных баннеров о маршрутах во Львов, Днепр, Запорожье, Одессу, а Киев упоминается изредка – и то лишь как промежуточная остановка на пути в Варшаву. Из украинских городов активен только Харьков, т.к. это ближайший к Славянску полноценный областной центр, к тому же еще с Барабашовским рынком и полным спектром медицинских услуг. Автобусом и поездом можно добраться в любой уголок страны, но рекламируют то, что больше всего пользуется спросом. Поэтому и автовокзал Славянска встречает баннером о поездках именно в Москву и Санкт-Петербург. Но такое – во всех городах Донетчины и Луганщины.

Все-таки в 2014 году от войны многие спасались не только на подконтрольной Украине территории, но и в России. И вернулись в освобожденные украинские города не все, кто-то уже закрепился «за поребриком». Сейчас же туда отправляются на заработки или к родственникам.

Как оказалось, некоторые славянцы помимо украинских уже имеют и российские паспорта. Кто-то их оформлял, пока жил в РФ после 2014 года, кто-то активизировался с весны – после указа Путина об упрощенной паспортизации для граждан Украины.

Сажусь в автобус на автовокзале. Пока ждем отправления, провожающая лет 60-ти общается с отбывающей подругой:

– Да, российский паспорт получила. А что, мне ж к сыну мотаться. У него и делала, 7000 рублей – это на разные справки, перевод документов, нотариально заверить.

– А загранпаспорт делать будешь?

– Со временем. Пока так обхожусь: в Россию выезжаю по российскому паспорту, в Украину возвращаюсь – по украинскому.

– А еще можно по украинскому?

– Да, на украинской границе граждан Украины в Россию и Беларусь пускают по внутренним паспортам. А вот для россиян сделали проезд только по загранпаспорту.

В Славянск вернулись те, кому не удалось прижиться в России. Поэтому сейчас в городе очень много специалистов, например, сферы услуг (сотрудники салонов красоты, массажисты, фитнес-тренеры и др.), которые имеют 3-4-летний опыт центральных городов России – особенно Москвы и Санкт-Петербурга. Если не трогать политику, то большой плюс для провинциального города, что здесь могут уже предоставить услуги столичного уровня (пусть даже и российской столицы). А вот с киевским опытом мне пока еще мастера в Славянске не встретились. Минус возвращения из той же Москвы – большинство приезжают все-таки с пророссийской (в разной степени) позицией. И, как поделилась со мной одна парикмахер, первое время ей нужно было время на адаптацию. «Все-таки Славянск (особенно после России) – очень стал украинским. Но я все время старалась держаться подальше от политики, поэтому где-то за полгода перестроилась. Главное, чтобы нас в салоне не заставили разговаривать на украинском, а в остальном – все хорошо. Я здесь себе и квартиру уже смогла купить. В Москву уехала весной 2014-го, когда у нас в Славянске все это началось. В Киеве тогда переселенцев не очень любили, поэтому понадеялась на сочувствие россиян. Какое там! Мы для них – как обычные гастарбайтеры. Выжить именно в Москве очень трудно – работаешь целый день, часто без выходных, а денег хватает только на аренду комнаты и продукты, со временем немного удалось откладывать. Но опыт по своей работе получила, конечно, хороший. Правда, мало кто из клиентов в Славянске это может оценить. Здесь не привыкли выделяться, поэтому стригу больше "классику"», – рассказала женщина (имя просила не называть).

Донбасс продолжает оставаться русскоязычным. Украинскую речь в быту встретишь не часто. Русский язык везде – в магазинах, кафе, больницах, аптеках, даже в рекламе и в ведомственных учреждениях. В Славянске лишь всеукраинские торговые сети частично пытаются перевести своих продавцов и кассиров на украинский. Но пока безуспешно. В «АТБ», «Еве», «Prostor», «Арома каве» только отдельные кассиры иногда обратятся к тебе по-украински, и услышав в ответ русский язык – тут же «с выдохом» перейдут на русский. В ЦНАПе, горисполкоме, Управлении труда и соцзащиты, Пенсионном фонде, налоговой – с украинским языком строго лишь на рецепции, а дальше, бродя по кабинетам – как пойдет, в основном, общаются на русском. Но надо признать – если попросить «розмовляти українською», то чиновники в большинстве своем свободно перестраиваются. Такое неофициальное двуязычие в официальных местах доводит до чехарды русских и украинских объявлений, и до написаний типа «График роботы», «понеділок – четверг», и до ошибок на стеле при въезде в город. Как ни странно, но украинский язык в Славянске наиболее распространен в социальных сетях, в местных городских группах.

В Славянске на улице, в транспорте, в очередях вы не услышите открытых проявлений ненависти к Украине, поддержки России или «Л-ДНР» (по крайней мене, я за 3 месяца жизни здесь – с подобным не сталкивалась). Но о таком тоже говорят, но в окружении «своих». Здесь до сих пор общество делится на «своих» и «чужих». Именно по идеологическому признаку. Если собирается компания, то обязательно предупредят – с этим нужно быть поосторожнее, о политике – ни слова, а этот – «наш», можно спокойно говорить. Таким же образом рекомендуют специалистов – к этому врачу не записывайся, «сепар» еще тот, а из маникюрш лучше к этой – и мастер замечательная, и проукраинская.

Но то, что в Славянске есть антиукраинские настроения – это заметно невооруженным взглядом. Достаточно пройтись по центру города, или по наиболее оживленному микрорайону Артема – лозунги «русской весны» и сейчас «живее всех живых» («Русские на сдаются», «Фашизм не пройдет», «Русь, вперед», «Новороссия, живи» и пр.). Причем, не все они 6-летней давности. Появляются и свежие. Отдельных личностей тянет в историческое далеко – надписи «СССР», «Сталин», «ВЛКСМ». Например, «Сталин» появился в сентябре на новом мурале, созданном в центре города. По просьбе жителей художник надпись зарисовал. Но прошла неделя – и «Сталин» снова на месте.

Общественники пытаются закрашивать такие проявления сепаратизма украинскими флагами, или в ответ оставляют надписи иного содержания:

Часто лозунги переходят в затяжные «дискуссии». Так, из-за постоянных перекрашиваний уже сейчас трудно сказать, какое слово было первичным «Рашизм» или «Фашизм»:

Но при этом Славянск – действительно украинский город. Это выражается и во внешнем облике – многочисленные украинские флаги (у здания мэрии их аж 16!), растяжки «Слава Україні! – Героям слава!», вывески «Слов’янськ – це Україна!», сине-желтые остановки транспорта, магазины, столбы, лавки…

В отличие от того же Киева, в Славянске не распространено вывешивать на балконах украинские флаги (это все к отмеченной выше напряженности). В День государственного флага Украины лишь в отдельных квартирах демонстрировали сине-желтый стяг.

Но здесь довольно активное патриотическое движение. В Славянске ежегодно с 2015 года проходят факельные шествия: 1 января – на день рождения лидера ОУН Степана Бандеры, 29 января – памяти Героев Крут. Причем, принять участие в них приезжают жители из иных городов Донетчины. Правда, мэр города Вадим Лях против факельных шествий в центре города, три года подряд подавал в суд на такие мероприятия, – поясняет это вопросами безопасности. Также уже 4-й год в День независимости Украины организовывают парады вышиванок – довольно многочисленное и яркое мероприятие. В октябре жители присоединились к всеукраинской акции «Ні капітуляції». В городе работает много украинских организаций – помогают армии, проводят патриотические и развлекательные мероприятия, пропагандируют украинский язык и культуру.

Многие задаются вопросом – насколько «пророссийским», «сепаратистким» остался Донбасс? Статистики, понятное дело нет, но есть результаты выборов.

Что касается президентских выборов, то для прояснений симпатий более примечателен первый тур. Здесь 31 марта по Украине тройка лидеров выглядела так:

  • Владимир Зеленский – 30,24%;
  • Петр Порошенко – 15,95%;
  • Юлия Тимошенко – 13,40%.

В Донецкой и Луганской же областях в абсолютно всех округах победил Юрий Бойко (лидер пророссийской партии «Оппозиционная платформа "За життя"»):

Скриншот сайта ЦИК Украины. Для увеличения – кликните на изображении

В Славянске же процент Бойко выше, чем средний показатель по Донецкой области. В городе его поддержали 45,02%, далее идет Зеленский – 25,16%, а у Порошенко – всего 9,16%.

Данные ЦИК по округу № 47 (Славянск, Александровский и Славянский районы)

На досрочных выборах в Верховную Раду 21 июля результаты идеологических пристрастий Донбасса лишь укрепились. Если Украина по партийным спискам на первое место поставила «Слугу народа» (43,16%), то на Донбассе (в обеих областях) лидировала партия «Оппозиционная платформа "За життя"»:

  • в Донецкой области «За життя» – 43,41%, «Слуга народа» – на 2-м месте с 27,19%. Причем, на Донетчине среди партий, которые преодолели 5-процентный проходной барьер, оказалась и «Партия Шария» (5,55%):

  • в Луганский области «За життя» – 49,83%; «Слуга народа» – 28,83%, Шария среди «5-процентных» нет:

А что Славянск? Город опять за пророссийские силы дал больше голосов, чем средние показатели по Донецкой области. Тройка лидеров: «За життя» – 50,76%, «Слуга народа» – 25,95%, а «Партия Шария» вообще на 3-м месте – 5,52%.

Данные ЦИК по округу № 47 (Славянск, Александровский и Славянский районы)

Так что количество установленных на зданиях украинских флагов, призывов и лозунгов, ведение на украинском языке официальных мероприятий – для многих жителей Донбасса это лишь внешние проявления Украины, не всегда соответствующие их внутреннему настрою. Результаты тайного голосования на выборах, увы, свидетельствуют об иных политических симпатиях большинства избирателей региона.

Лариса Лисняк, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять