RU
Все новости

Компенсация за разрушенное жилье. Получите и распишитесь

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Несколько дней назад между правительством Украины и чиновниками ООН состоялась легкая, но весьма содержательная перебранка о том, кто именно должен компенсировать ущерб пострадавшим от военных действий на Донбассе.

Любезность на любезность

«По нормам международного права, правительство Украины должно возместить жертвам ущерб за действия, за которые оно несет ответственность, и которые грубо нарушают права человека или международное гуманитарное право. Когда за такие нарушения несут ответственность другие стороны, они (эти стороны, – авт.) должны возместить ущерб жертвам или выплатить компенсацию правительству Украины, если оно уже возместило этот ущерб. Даже если стороны, ответственные за нанесение ущерба, не могут или не желают выполнять свои обязательства, правительству Украины следует, тем не менее, прилагать усилия для разработки национальных программ возмещения ущерба и помощи жертвам. Мы призываем правительство Украины удовлетворить, насколько это возможно, нужды всех граждан Украины, которые пострадали в результате конфликта», – заявила на Форуме единства в Мариуполе глава Мониторинговой миссии ООН по правам человека Матильда Богнер.

На такой пассаж немедленно отреагировал министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко. «Есть общепринятые человеческие принципы о том, что каждому, кто пострадал, ущерб каким-то образом должен быть компенсирован. Мы отошли от определенных обязательств в рамках Совета Европы… Есть общие пожелания и общие принципы, которые озвучиваются, но мы, как украинское правительство, также говорим о компенсации, но немного по-другому. О том, как нашим людям, которые потеряли дома, потеряли своих родных и близких, какие-то материальные ценности, каким образом им это компенсировать, – об этом мы беспокоимся. Мы говорим об этом в рамках нашего обсуждения в первую очередь с нашим собственным правительством. Бюджет находится у нашего правительства. Все, кто говорит с высоких трибун, не говорят, где мы можем взять эти деньги, которые нам нужны. МинВВОТ, Министерство финансов и Министерство социальной политики – это те, кто говорит о реальных цифрах и о реальных сроках, а не просто призывая к общим человеческим принципам», – парировал он.

Если отбросить всю лирику, то идея этих пространных заявлений довольно проста. Чиновник из ООН говорит, что Украина должна возместить ущерб всем пострадавшим во время боевых действий на Донбассе в любом случае. Остальные процессы – вторичны.

Ответ на этот тезис главы МИД Украины, в сущности, можно уложить в слова, уже давно ставшие классикой: «Не учите меня жить, лучше помогите материально».

Хроника донбасских разрушений

Такая позиция в отношении пострадавших в военном конфликте в Донбассе вполне просматривается в политике всех правительств Украины. Не является исключением и ситуация с компенсацией украинцам за поврежденное или разрушенное в результате военных действий жилье.

Как известно, повреждения и разрушения жилья на Донбассе в результате вооруженного конфликта имеют массовый характер.

«Нерешенной проблемой, не позволяющей обеспечить стабильную работу в отопительный период, остается проблема значительного количества разрушенных домов. С начала вооруженного конфликта на территории Донецкой области разрушен 13 051 жилой дом. За это время восстановлены 7 490 жилых домов. С начала года восстановлено 495 домов частной собственности. Наибольшее количество домов восстановлено в Бахмутском, Волновахском, Марьинском районах. Остается поврежденным 5 561 дом, в том числе 282 здания коммунальной собственности, 8 ОСББ, 5 271 частный дом. Для их восстановления необходимы около 10 млрд грн», – сообщил месяц назад директор департамента жилищно-коммунального хозяйства Донецкой ОГА Александр Баранник. И это касается только подконтрольной Украине части Донетчины.

Свежих данных по Луганской области нет. Однако, в конце июля нынешнего года директор Департамента жилищно-коммунального хозяйства Луганской ОГА Виталий Сурай заявил, что в результате боевых действий в этом регионе (на подконтрольной Украине части) был разрушен 461 объект, владельцы которых претендуют на компенсацию на общую сумму более 519 млн грн. Всего же в области, по данным региональных властей, по состоянию на март нынешнего года было разрушено и повреждено 7 433 объектов жилого фонда.

Кстати, в Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине еще в конце марта нынешнего года сообщили, что «во время боевых действий на востоке Украины за последние 5 лет разрушены или повреждены более 50 тыс. домов». Здесь имеются в виду жилища по обе стороны линии разграничения.

Надо компенсировать. Но…

Вполне естественно, что вопрос о компенсации за разрушенное и поврежденное жилье встал практически немедленно после того, как такое жилье на Донбассе появилось. И среди украинских чиновников против такой постановки вопроса как бы никто не возражал.

К примеру, в марте нынешнего года тогдашний Уполномоченного Верховной Рады по правам человека и вопросам партнерства с институтами гражданского общества Андрей Мамалыга прямо заявил, что «в Украине владельцы поврежденного из-за боевых действий жилья на Донбассе должны получить компенсацию».

Подобные заявления делались и до этого с завидной регулярностью. Однако, практических механизмов для их реализации до нынешнего года не было никаких. Впрочем, нет их и сейчас.

Нет, попытки урегулировать ситуацию как бы предпринимались регулярно. Но они были больше похожи на имитацию бурной деятельности, чем на реальное желание решить проблему.

«Первой ласточкой» стал разработанный Министерством регионального развития еще в 2014 году проект постановления правительства о порядке частичной компенсации за поврежденное или разрушенное жилье на подконтрольной части Донецкой и Луганской областей. «Ласточка» в украинских реалиях долго не протянула. В течение двух последующих лет правительство создало еще несколько аналогичных проектов, которые потом само же и отклонило.

Далее подобной деятельностью занялась уже Верховная Рада. «Закона о компенсации ущерба за разрушенное или поврежденное имущество так и нет. Ни одного. В Верховной Раде зарегистрированы 8 законопроектов по этому вопросу, однако ни один из них не был принят», – заявила в декабре прошлого года правовой аналитик Благотворительного фонда «Право на защиту» Элина Шишкина.

Все вопросы к террористам

В принципе, все так шло бы и дальше, но тут вдруг оказалось, что в Украине есть «правовая брешь», позволяющая пострадавшим добиваться желаемого. Опираясь на то, что в Украине существует закон «О борьбе с терроризмом», а происходящее в стране было названо анти-террористической операцией (АТО), пострадавшие начали добиваться положительных судебных решений о возмещении ущерба, нанесенного в результате АТО.

Процесс был блокирован тем, что с одной стороны был оперативно введен судебный сбор в 1% от суммы иска, а с другой стороны – апелляционные суды начали максимально затягивать рассмотрение апелляций на решение судов первой инстанции, лишая возможности пострадавших обратиться в Европейский суд по правам человека и выиграть в нем. Но было понятно, что это – лишь временное решение.

В этом смысле принятие 18 января прошлого года Верховной Радой закона «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» (он же – закон о реинтеграции Донбасса) снова дало Украине возможность выиграть время.

Этим законом, ответственность за моральный и материальный ущерб, причиненный, среди прочих, и физическим лицам, была возложена на Россию. Таким образом были нивелированы требования украинского Гражданского кодекса и закона «О борьбе с терроризмом» о том, что, если государство не может определить или разыскать и привлечь к материальной ответственности виновного в ущербе, тогда оно само должно обеспечить компенсацию этого ущерба. С этого момента судебные претензии украинцев, пострадавших в результате конфликта на Донбассе, о возмещении ущерба стали малоперспективными.

Как, впрочем, и претензии к России. Как известно, еще в 2017 году Россия законодательно освободила себя от обязанности выполнять решения ЕСПЧ. Не говоря уже о решениях украинских судов.

А между тем, украинские суды, вооруженные новым законом, начали выносить решения, обязывающие Россию возместить ущерб пострадавшим украинцам. В качестве суммы взыскания большинство судов избирало так называемый «кредит Януковича» в $3 млрд, на который накладывался арест. Ясное дело, реальной компенсации в результате этого так никто и не увидел.

Очередной «ход конем»?

В конце концов, 10 июля нынешнего года правительство внесло изменения в свое Постановление № 947 «Об утверждении Порядка предоставления и определения размера денежной помощи пострадавшим от чрезвычайных ситуаций, которые остались на прежнем месте жительства». Это случилось во многом под давлением международных организаций.

«Согласно международному праву, правительство Украины обязано предоставить гражданским лицам компенсацию за потерянную жизнь, ранение и уничтоженное имущество», – заявила в июне нынешнего года в ходе презентации 26-го доклада о ситуации с правами человека в Украине глава Мониторинговой миссии ООН по правам человека в Украине Фиона Фрейзер.

Казалось бы, ситуация близка к решению. Однако, не тут-то было.

По какой-то странной случайности (в которую после всего вышеизложенного верится с трудом) правительство внесло правки так, что в Постановлении № 947, осталась четкая норма о том, что оно распространяется только на людей, оставшихся «на прежнем месте жительства». Таким образом, на внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) эта норма… не распространяется.

Право на получение компенсации имеют только те пострадавшие, которые либо остались жить в пострадавшем или разрушенном жилье, либо перебрались в другое жилье в пределах своего населенного пункта. Таким образом, для ВПЛ ничего ровным счетом не изменилось. Как, впрочем, и для жителей неконтролируемых территорий, жилье которых пострадало.

Второй интересный нюанс – сумма компенсации пострадавшим будет определяться специальной комиссией по данным стоимости строительства жилья в соответствующих областях Украины, но предельный ее размер составит 300 тыс. грн. Больше – невозможно. Правозащитники сразу заявили, что это очень мало.

«Максимальная сумма компенсации – 300 тыс. грн – не является достаточной для покрытия расходов пострадавшим, у которых была разрушена обычная однокомнатная квартира. Если посчитать компенсацию, исходя из стоимости строительства квадратного метра жилья по Луганской/Донецкой областям (11-12 тыс. грн), максимальная сумма выплат может покрыть только 25 кв. м разрушенного жилья», – заявила юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека Юлия Науменко.

Таким образом, для многих пострадавших это будет лишь частичная компенсация. Но никаких повторных компенсаций механизм не предусматривает. Более того, после получения этой компенсации пострадавший теряет право на льготы на обеспечение жильем за счет государства, на оплату стоимости проезда, получения беспроцентного займа на хозяйственное обзаведение и т. д. И, если кто-то успел получить гуманитарную помощь на восстановление дома, то его компенсация может существенно уменьшиться.

Причем, все вышесказанное касается только жилья, признанного разрушенным. Если жилье признано только поврежденным, то максимум, на который может рассчитывать пострадавший, составляет 15 прожиточных минимумов.

Где деньги?

Но все эти нюансы в данный момент не имеют никакого значения. Во-первых, правительство пока так и не приняло все необходимые нормативные акты для работы этой схемы. То есть сам механизм пока не рабочий. А во-вторых, в нынешнем году никаких денег на эти цели не предусмотрено. Как и в проекте бюджета на следующий год. А, как известно, трудно финансировать какой-то процесс без денег…

Кстати, по некоторым данным, именно невозможность найти источники для финансирования программы выплаты компенсации жителям Донбасса за поврежденное и разрушенное жилье и была основной причиной того, что процесс этот «висел» столько лет.

Все это снова возвращает нас к словам Вадима Пристайко: «Все, кто говорит с высоких трибун, не говорят, где мы можем взять эти деньги, которые нам нужны. МинВВОТ, Министерство финансов и Министерство социальной политики – это те, кто говорит о реальных цифрах и о реальных сроках».

Кто-нибудь слышал, что говорят в этих трех министерствах по данному конкретному поводу?

Михаил Попов, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять