RU
Все новости

Экс-адепт «русского мира» открыл мечеть: История переселенца из Донецка Виталия Оверко

Виталий Оверко
Виталий Оверко

В конце октября в городе Каменское (Днепропетровская обл.) свои двери для прихожан открыла мечеть «Аль-Басир» (Всевидящий, это одно из имен Аллаха). Десятки людей на протяжении двух лет отстраивали и ремонтировали посещение мечети. Руководил всеми процессами 46-летний Виталий Оверко, имам мусульманской громады Каменского.

Стойкий атеист 10 лет назад принял ислам

До войны Виталий жил в Донецке, работал старшим научным сотрудником на кафедре «Физики неравновесной процессов и метрологии» в Донецком национальном университете (ДонНУ) и параллельно на полставки в Донецком институте прикладной математики и механики (ДонИПММ).

Оверко отмечает, что в мирное время в ДонИПММ работали талантливые ученые – это были отличные специалисты не только в масштабах страны, но и всего мира. После 2014 года большинство из них переселились в Славянск, часть осталась в неподконтрольном Донецке, а некоторые уехали в Россию.

То, что Виталий остается в Украине, – даже не обсуждалось. «Я был одним из активистов молитвенного марафона, который весной 2014 года проходил на набережной по проспекту Ильича в Донецке. Хотя еще в начале 2009-го я и представить не мог, что буду глубоко верующим человеком. Все знали мое отношение к религии – я стойкий атеист. С пеной у рта отстаивал свою позицию. И даже какое-то время был заядлым исламофобом. Думал, что вся религия – для дураков. А ислам – еще и вредная религия. Видел в исламе источник зла и мировых проблем. Желая докопаться до сути, начал изучать эту религию и однажды понял, что все совсем наоборот», – рассказал собеседник.

Виталий Оверко (слева) и Саид Исмагилов (в центре)

Но в апреле 2009 года жизнь мужчины круто изменилась… благодаря исламу. И это при том, что Виталий истинный украинец – по месту рождению и паспорту, причислял себя к адептам «русского мира». И понятное дело, что среди знакомых и друзей у Оверко не было ни единого мусульманина. «В какой-то момент, дело было весной 2009 года, мне захотелось посетить мечеть. Узнал, что она находится в поселке шахты "Октябрьская". Раньше ведь не было смартфонов, поэтому вышел из троллейбуса на проспекте маршала Жукова и пошел вдоль дороги искать мечеть. Старался не пропускать пятничные проповеди, хоть и мало что понимал, так как имам говорил по-турецки, но я знал, что нельзя отчаиваться и нужно проявлять терпение. Через некоторое время я познакомился с Саидом Исмагиловым и понял, что терпение проявлял не зря. Мне понравилось, его уроки по фикху (исламской юриспруденции), понимании ислама, аль-васатыйе (срединности или сбалансированности в понимании ислама)», – рассказывает собеседник.

Виталию особенно запомнился день знакомства с Саидом. «Он приехал в мечеть на велосипеде и был одет в спортивный костюм. Такой молодой, без пафоса. Мы с ним поговорили у входа в мечеть, позже меня спросили: "Ну как тебе муфтий?" Я удивился, мол, это вы о ком? Очень мне Саид понравился своей открытостью», – отметил мужчина.

В какой-то момент некогда русский националист понял, что ислам – именно та, религия, которая ему нужна. «Но я, как человек с математическим складом ума, знал о существовании различных психотехник. Их применяют к людям, и в один момент им начинает нравиться то, что на самом деле не интересно. Я тогда подумал, что на время надо перестать посещать мечеть, а то уж слишком мне нравится там проводить время», – смеется Виталий.

Совместить науку и религию? Легко!

Но жить без ислама Оверко уже не мог. «Я уже немного мог читать Коран, молился, как полагается всем мусульманам. Также изучал историю религии, одним словом, насытил себя исламскими знаниями. Первый серьезным "экзаменом" для меня стал Рамадан. Я выстоял, выдержал и по окончанию священного месяца я принял важное решение – стал мусульманином, не по крови, а по призванию сердца», – рассказал он.

Решение Виталия поддержали родные, но не все друзья и коллеги. «Однажды привели священника, чтобы он, наверное, бесов из меня изгнал. Но закончилась беседа без эксцессов, и разошлись мы с ним с взаимным уважением. Понимаете, математики и физики – люди далекие от религий, и не важно, православие это, иудейство или ислам. Хотя я другого мнения. Никаких проблем совместить религию и науку, в общем-то, нет», – уверил математик, имеющий диплом физика-гидродинамика.

«Русская весна» – страшный вирус

Когда на Донбассе начались боевые действия, Виталий очень эмоционально переживал и вместе с братьями и сестрами изо дня в день молился о единстве Украины. «Я как бывший русофил понял, что люди практически в одного мгновение стали заражены страшным вирусом под названием "русская весна". И этот вирус не новый, просто раньше он назывался по-другому – "советская идея". Тогда жили и строили светлое коммунистическое будущее, а сейчас – "счастливый русский мир". Раньше был партиец, сейчас – славянин», – провел параллели ученый.

В Донецке Виталий оставался до августа 2014 года, а потом вместе с женой и дочкой уехал. Путь лежал в Каменское, в город, находящийся у плотины Среднеднепровской ГЭС. «Тут живет моя двоюродная сестра. Она предложила пожить у нее. Рассчитывали, что мы тут пробудем максимум две недели, поэтому и вещей взяли всего ничего», – сказал глава семейства.

Примерно в это же время проходила «эвакуация» ДонНУ – главный университет региона переезжал в Винницу. «И надо же, в такой жизненный период, когда стоишь на распутье, мне приходит приглашение на стажировку в Миланский технический университет (Politecnico di Milano). И я поехал. Пробыл там два месяца и занимался созданием компьютерной модели формы человеческой аорты. А когда вернулся, меня ждала неприятная новость: пока я занимался наукой в Италии, меня уволили из университета, в котором проработал 19 лет. На вопрос "Почему? ", руководство лишь пожало плечами, сказав только "Извини, так получилось"», – говорит Оверко.

Из-за неустроенности многие ученые вернулись в Донецк

Потеря дома, а следом и любимой работы, не выбила у Виталия почву из-под ног. «Я предполагал, что с наукой покончено. Но меня пригласили в Киевский институт математики. Правда, мое пребывание в столичном вузе продлилось недолго, всего лишь полгода. Потом на базе коллег-земляков, уехавших из Донецка, в Славянске восстановили Институт прикладной математики и механики. И я решил работать в родном учреждении, и очень этим доволен –даже при том, что приходится преодолевать расстояние почти в 300 км в Каменское. Когда я работал в Донецке в этом вузе на полставки, то всегда мечтал быть полноценным сотрудником, пусть даже младшим научным и со смешной зарплатой (в ДонНУ Виталий работал старшим научным сотрудником, – авт.). И вот Всевышний Аллах сделал так, что моя мечта сбылась», – с улыбкой говорит ученый.  

Виталий поддерживает связь с иными своими коллегами, которые после 2014-го сначала переехали из Донецка на подконтрольные территории. Но часть из них были вынуждены вернуться обратно. «Просто у них не было возможности закрепиться на новом месте, но при этом у них было огромное желание. Но зарплата ученых в нашей стране оставляет желать лучшего, поэтому люди вернулись в свои квартиры и дома. Если бы людям предоставили нормальные жилищные условия и достойную зарплату, то они бы уехали из оккупированного города», – уверил Оверко.

«А еще часть преподавателей, умнейших людей, уехали в Россию. И это трагедия, ведь хороший ученый рождается редко, еще реже удается его обучить», – добавил младший научный сотрудник Донецкого института прикладной математики и физики.

Мечеть в Каменском: 2 года и более 46 тысяч долларов

В свободное от работы время переселенец посещал мусульманский культурный центр в Днепре. Там он познакомился с имамом Эдгаром Девликамовым, который несколькими годами позже окажет посильную помощь в открытии мечети в Каменском.

«Оказалось, что из моего города многие ездят на пятничные молитвы в Днепр. И тогда мне пришла идея создать в Каменском, который стал для меня родным, исламскую общину. Сняли помещение: встречались, общались, молились. Но через время пришлось закрыться, т. к. поняли, что не тянем аренду. Но Всевышний Аллах, видя наше стремление и желание собрать всех мусульман под одной крышей, послал мне встречу с одним человеком. Собственно, он один из первых поддержал мою мечту – построить в Каменском мечеть. Пожертвования нам поступали из разных стран мира. Перечислять не буду, боюсь кого-то забыть и тем самым, обидеть», – сказал Виталий.

В августе 2017-го в центре города Оверко приобрел дом стоимостью 11,5 тыс. долл. На перестройку и ремонт понадобилось еще 35 тысяч. «Значительную часть работ мы сделали своими руками, делали люди, которым было не все равно. Работали с утра и до ночи на протяжении двух лет. Для сложных работ, конечно же, нанимал профессионалов – каменщиков, сантехников и других специалистов. Мы ссорились, мирились, искали компромиссы и даже за это время 15 человек приняли ислам», – акцентировал имам, добавив, что на сегодняшний день в Каменском живет около 600 мусульман.

Начало строительства мечети

Виталий Оверко каждый день находится в круговороте жизненных событий, и поймал себя на мысли, что все меньше вспоминает прошлое. «Когда мы сюда переехали, нас было трое. Сейчас наша семья разрослась: родилась дочка, которой недавно исполнилось 3 года. Помимо того, что я второй стал отцом, так еще и старшая дочка "сделала" год назад дедом. Теперь у меня две малышки – дочка София и внучка Амина. Да, я, как и многие мои земляки, в Донецке потерял материальные блага, но приобрел намного больше – дочку и внучку, получил возможность участвовать в строительстве дома Аллаха», – с нескрываемой теплотой и любовью заключил Виталий.

Анна Курцановская, РПД «Донецкие новости»

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять