RU
Все новости

Дело «Роттердам+» разваливается. Это уже факт, – адвокат

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Громкая тема «Роттердам+» циркулировала в информационном пространстве последние годы и почти полностью исчезла сегодня. По крайней мере, критические размышления о «Роттердам+» больше мы не слышим. Впрочем, слышим, что цена по «Роттердаму+» является самой низкой, а на смену «Роттердаму» пришел импорт электроэнергии из России. При этом тарифы для обычных украинцев не изменялись при «Роттердаме+», а сегодня, уже без «Роттердама», их будут повышать, пишет Delo.ua.

В августе НАБУ и САП громко заявили о 18 млрд грн убытков промышленных потребителей от этой формулы. Через три месяца после объявления обвинений наконец прошли первые разбирательства апелляционных жалоб. 12 ноября состоялось очередное судебное заседание: Апелляционная палата Высшего антикоррупционного суда оставила без изменений решение суда первой инстанции относительно меры пресечения работнику компании ДТЭК.

С одной стороны, требования прокурора об усилении санкций не были приняты, с другой – сторона защиты утверждает, что принятое на предыдущем заседании решение суда не было выполнено прокурором в полном объеме. В частности, сторона обвинения не выполнила решение суда предоставить в полном объеме материалы, которыми обосновывается подозрение. Среди них должны быть экспертизы, подтверждающие незаконность самой формулы «Роттердам+». Делает эту ситуацию чрезвычайной то, что суд не отреагировал на неисполнение его решения представителем государственного органа. Подробности судебного процесса изданию раскрыла адвокат сотрудников ДТЭК Наталья Дрыгваль.

– Что произошло на последнем заседании суда и что именно вызвало ваше возмущение?

– На прошлом слушании суд удовлетворил мое ходатайство и стребовал с прокурора документы, которые были указаны в ходатайстве о применении меры пресечения. Это ключевые документы по делу, которые были положены в обоснование подозрения нашему подзащитному.

По сути, это то, что в первую очередь должно быть предоставлено стороне защиты, поскольку это является фундаментом сообщения о подозрении и основанием применения меры пресечения. И решение было направлено на то, чтобы прокурор предоставил указанную в ходатайстве информацию в полном объеме.

Однако, прокурор предоставил материалы умышленно фрагментарно. Таким образом, получить целостную картину о наличии или отсутствии доказательной базы о нанесении ущерба формулой «Роттердам+» было невозможно.

Такое поведение прокурора, которое заключалась в умышленном невыполнении решения суда, его толковании по своему усмотрению с целью ограничения стороны защиты и суда в получении объективной и полной информации, является грубым нарушением принципа законности. По положениям Конституции Украины, решение суда является обязательным к исполнению и поведение прокурора должно быть примером законопослушности для участников процесса и общества. Собственно, Конституция обязывает представителей государственной власти действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины.

Но, как оказалось, требования Конституции действуют в Украине не для всех. Для органов досудебного расследования есть определенные исключения, о которых не осведомлена сторона защиты.

– Но в конце концов прокурор предоставил вам материалы?

– Решение суда не было исполнено в полном объеме, поскольку в нем не была указана возможность предоставления выписок или компиляций из определенных документов. А то, что было предоставлено, является разрозненными частями, которые невозможно сложить в единое целое без потери смысла. Это неудачная сборка фрагментов доказательной базы.

Но ключевое здесь даже не качество предоставленных материалов. Настораживает факт, что Специализированная антикоррупционная прокуратура позволяет себе свободно трактовать решение Высшего антикоррупционного суда, специализированного суда высшей инстанции!

– Чем, по вашему мнению, обусловлены действия стороны защиты?

– Что происходит: по сути, еще до вынесения решения по делу, САП уже пренебрегает решениями суда, в который обратилось, поскольку считает их неудобными для себя.

Каким образом можно надеяться на то, что орган досудебного расследования будет объективным, будет действительно выполнять требования статьи 9 УПК касательно полного, непредвзятого исследования обстоятельств дела, предоставления документов, которые не только разоблачают, но и оправдывают, если даже по требованию апелляционной палаты Высшего антикоррупционного суда прокурор может по своему усмотрению решить, какие документы предоставлять суду, а какие не предоставлять. Это является примером того, как САП проявляет свое неуважение к решениям судебной власти.

– А как отреагировал суд на нарушение, как вы считаете, его решения?

– Тот факт, что суд не реагирует на такое пренебрежение его требованиями прокурором, отказывает в соответствующих ходатайствах стороне защиты – это откровенно настораживает. Искажается сам принцип законности и верховенства права. Все участники процесса равны перед судом и в процессе установления истины по делу обязаны выполнять его решения в полном объеме.

Несмотря на тот факт, что я настаивала именно на том, чтобы было вынесено частное определение суда о невыполнении прокурором требований суда, было все-таки удовлетворено ходатайство о предоставлении материалов в полном объеме – ходатайство стороны защиты суд оставил без удовлетворения.

– Вы говорите: «Прокурор не выполнил, суд это проигнорировал». Чем обусловлены их действия?

– Не давать документы в полном объеме – это лишний раз свидетельствует о том, что у стороны обвинения нет выверенной позиции относительно сути подозрения. Это является попыткой скрыть от суда и общества отсутствие обоснованной доказательной базы по делу и продолжать делать громкие заявления в СМИ.

Сторона защиты предоставила суду в полном объеме все документы по делу, которые указывают на отсутствие в действиях подзащитного не только состава преступления, но даже события. Это несколько исследований международных профильных учреждений, занимающихся изучением ценообразования на уголь, аудиторских, консалтинговых и экспертных организаций. Нами были предоставлены все эти исследования для изучения их судом, так и стороной истца.

Тот факт, что доказательная база, на которой основывается подозрение, не предоставляется в полном объеме для исследования в суде участникам процесса, говорит о нежелании стороны обвинения предоставлять стороне защиты возможности сделать собственные, опровергающие выводы, как это предусмотрено принципом состязательности сторон. Это является определенным ограничением права на защиту подозреваемого.

– То есть дело затягивают?

– Простыми словами, мы считаем, что орган досудебного расследования опасается, что его карточный домик рухнет, если обществу, суду и стороне защиты будут известны действительные обстоятельства, на которых основывается позиция стороны обвинения и сообщение о подозрении.

– На этом этапе, когда уже прошло много судебных заседаний, как вы оцениваете перспективы своих подзащитных в рассмотрении дела по существу. Как вы оцениваете обоснованность доказательной базы следствия?

– Дело «Роттердам +» разваливается в руках стороны обвинения. Это уже факт.

Существует большое количество доказательств того, что подозрения безосновательны. И эти материалы мы предоставили для рассмотрения суда и стороны обвинения.

Во-первых, это выводы украинских и международных экспертов, которые доказывают обоснованность использования формулы «Роттердам+» с экономической точки зрения. Среди украинских исследований это выводы Львовского и Днепропетровского научно-исследовательского института судебных экспертиз.

Во-вторых, обвинения НАБУ относительно нарушения порядка подготовки, обсуждения и принятия постановления НКРЭКУ № 289 также безосновательны, что указано в научно-правовом заключении, предоставленном специалистами Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины. В частности, отмечено, что служебные лица НКРЭКУ действовали в пределах своей компетенции, а сама процедура принятия была прозрачной. Проект дважды обнародовался для получения предложений и рекомендаций от всех заинтересованных лиц, а разработка, обсуждение и принятие порядка № 289 происходили открыто. Предложенный НКРЭКУ подход к определению индикативной (предельной) цены угля по импортному паритету был поддержан без замечаний Минэнергоугля, АМКУ и Государственной регуляторной службой Украины. Таким образом, НКРЭКУ приняла все необходимые меры для проведения детального обсуждения проекта постановления.

В-третьих, прямое обвинение НАБУ в получении ТЭС сверхприбылей безосновательно. Убытки потребителям, которыми НАБУ обосновывает наличие вреда, были рассчитаны самими детективами НАБУ, исходя из собственного ошибочного предположения необоснованности формулы «Роттердам+», и положены в основание заключения эксперта, который арифметически пересчитал представленные исходные данные.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять