RU
Все новости

Как на Донбассе работают деминеры: Детали от Датской Группы по разминированию (Фото)

Деминеры Датской Группы по разминированию / Фото DDG
Деминеры Датской Группы по разминированию / Фото DDG

Международная организация Датская Группа по разминированию (DRC-DDG) работает на Донбассе с 2015 года. На данный момент представители DDG очистили от взрывоопасных предметов 640 гектар сельскохозяйственных земель. Об особенностях работы деминеров «Донецким новостям» рассказала Альмедина Мусич, Глава Программ разминирования DDG.

– Где на Донбассе работает Датская Группа по разминированию?

– После начала конфликта на востоке Украины в 2014 году DRC-DDG стала первой международной организацией, которая экстренно среагировала на острую потребность в гуманитарной противоминной деятельности. В 2015-м начали проводить широкомасштабное информирование о минной опасности. С 2016 года DDG проводит нетехническое обследование земельных участков, которые содержат прямые доказательства и / или имеют свидетельства от местного населения о присутствии противотранспортных и противопехотных мин или других взрывоопасных пережитков войны.

В 2017 году DRC-DDG начала гуманитарное разминирование в Луганской области для устранения минной угрозы. На данный момент работают две команды в Мирной Долине.

С начала 2020 года DDG будут проводить гуманитарное разминирование в Попаснянском районе Луганщины (Троицкое, Новотошковское, Камышеваха, Трехизбенка, Горское). Также в планах разминирование в Станично-Луганском районе (Муратово).

DDG делится международным опытом и технической экспертизы по проведению качественного гуманитарного разминирования Донбасса и поддержки национальных операторов. В частности, проводят обучение представителей Государственной службы Украины по чрезвычайным ситуациям. За это время, сотрудники ГСЧС прошли тренинги по ручному разминированию, обезвреживанию взрывоопасных предметов, нетехническому обследованию территорий и др. В настоящее время 4 команды разминирования и 1 группа нетехнического обследования территорий ГСЧС совместно с командой DDG, проводят совместное гуманитарное разминирования возле Мирной Долины и Тошковки, Попаснянского района.

– Сколько, по данным DDG, на Донбассе пострадало гражданских лиц от взрывоопасных предметов?

– По данным DDG (из открытых источников), с июня 2014 года по октябрь 2019 года было зафиксировано 1 013 инцидентов, связанных с минами и взрывоопасными пережитками войны (ВПВ), а также 1 867 жертв (608 человек –погибли, 1 259 – ранены минами и ВПВ). Из них 114 это дети, причем, 65% – на неподконтрольной украинскому правительству территории. Недавно мы опубликовали карту, на которой отмечены инциденты, о которых нам известно, за указанный период.

Карта инцидентов с ВПВ на Донбассе. Источник: DDG

По нашим данным, большую часть пострадавших составляют мужчины. Зеркальная ситуации и в мире: по данным за 2017 год, во всем мире, на мужчин пришлось 84% несчастных случаев в связи с минами и ВПВ.

– Были ли среди пострадавших сами деминеры?

К счастью, деминеры жертвами взрывом не становились, и под обстрел мы не попадали. Говорят, что деминер ошибается только один раз. Мы в DDG очень тщательно следим за вопросами, связанными с безопасностью и соблюдением Стандартных операционных процедур.

– По какому принципу отбираются участки для гуманитарного разминирования?

– Выбор и приоритетность задачи по очистке того или иного минного поля определяется по результатам проведения нетехнического обследования, учитывая социально-экономическая важность данного участка для населения (обеспечение безопасности проживания и жизнедеятельности местного населения, использование сельскохозяйственных полей, садов, пастбищ, доступ к инфраструктуре, школам, больницам, безопасность передвижения по дорогам).

После выбора участка DDG убеждаются в наличии коротких путей подъезда и эвакуации, наличии медицинских учреждений – для обеспечения безопасности персонала и безопасности местного населения, которое может проживать в непосредственной близости участку разминированию.

– Как технически проходит процесс разминирования?

– В соответствии Международными стандартами противоминной деятельности (IMAS) и Стандартами операционных процедур (SOP) DDG, разминирование проводит специально обученная команда деминеров, которая состоит из главного деминера, 6 деминеров, водителя «скорой помощи», парамедика. Их работу также координируют Технический советник и руководитель отдела по гуманитарному разминированию, которые ежедневно проводят контроль качества, чтобы убедиться, что операции по разминированию соответствуют IMAS и SOP.

Размер и площадь минного поля зависят от информации, полученной по данному месту во время проведения нетехнического обследования и в ходе принятия решения на каких участка и каким методом будут проводиться работы по очистке.

Мы выделяем и используем в Украине два основных метода.

Первый – «один человек – один проход» (OMOL). Здесь, в среднем, производительность в день составляет 15 кв. м (1 деминер) по этому методу.

Второй метод базируется на использовании широкополосного рамочного детектора (LLD) 3-4 деминерами, которые могут очистить 300 кв. м в день

Данные показатели носят приблизительный характер так как могут изменяться (увеличиваться/ уменьшаться) в зависимости от различных факторов – например, погодных условий, плотности грунта, частоты сигналов, густоты растительного покрова (трава, кустарник), физического состояния деминеров и т. д.

Деминеры работают 6 сессий по 50 минут ежедневно, 6 дней в неделю, 3-5 рабочих недели и 1 неделя отдыха.

– Какие виды взрывоопасных предметов изымались?

– За время проведения гуманитарного разминирования, команды DDG очистили 640 гектар сельскохозяйственных земель. Находили противотанковые мины ТМ-62 и неразорвавшиеся боеприпасы (метательные гранаты, минометы и остатки реактивных гранат). Тем не менее, мы не можем четко утверждать, что это окончательный список, поскольку это только из опыта DDG.

– Что происходит с изъятыми предметами после?

– В соответствии с действующим законодательством, в Украине международным организациям, включая DDG, запрещается проводить уничтожение взрывоопасных предметов взрывным способом. Как только обнаруживается какой-либо взрывоопасный предмет и / или взрывоопасные пережитки войны, DDG передает его для уничтожения (обезвреживания) представителям пиротехнических и инженерно-саперных подразделений ГСЧС и/или Вооруженным силам Украины.

– С какими основными проблемами сталкивается DDG при работе в Украине?

– Как правило, в оказании гуманитарной помощи, основной проблемой является наличие финансирования. Если у нас было бы больше команд деминеров и больше тренеров по проведению информирования о минной опасности, DDG смогли бы достичь более эффективных результатов. Мы используем любую возможность для адвокации и привлечения доноров, на различных мероприятиях, в том числе тех, где присутствуют средства массовой информации. Также, мы проводим заседания и встречи c правительством, и представителями международного сообщества.

DRC-DDG работает совместно с другими национальными и международными заинтересованными сторонами в области противоминной деятельности с целью устранения минной угрозы в Украине. DRC-DDG также оказывает поддержку государству в создании законодательства и стандартов, необходимых для успешной координации противоминной деятельности в Украине.

– Разные эксперты называют разное время, которое понадобиться на разминирование Донбасса после завершения конфликта. Какой срок называют представители Датской Группы по разминированию? Сколько на эти мероприятия нужно средств?

– Это довольно сложный вопрос, поскольку мы не располагаем полными данными. Никто из органов противоминной деятельности не может дать конкретный ответ по общей площади земель, загрязненных минами. Не зная точно площадь, которая загрязнена минами и другими ВПВ, мы не можем обсуждать необходимое финансирование.

Говоря же о сроках разминирования, необходимо еще учитывать количество национальных и международных операторов, которые будут задействованы в гуманитарном разминировании. На сегодня их довольно мало.

Деминер Людмила Вандяк присоединилась к команде DDG в 2018 году. Она рассказывает. «Я родилась и выросла в Луганской области, так что это место мне очень близко к сердцу. У меня есть дочь, которой сейчас 4 года. Я не хочу, чтобы мои собственные дети и другие дети страдали. Я хочу, чтобы был мир», – пояснила она.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять