RU
Все новости

Еще одна жилищная программа для переселенцев. Сможет ли она?

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Пару дней назад координатор системы ООН в Украине по гуманитарным вопросам Оснат Лубрани уже привычно напомнила, что в Украине должна быть, наконец, разработана долгосрочная государственная стратегия решения основных проблем внутренне перемещенных лиц (ВПЛ).

«Не важно, как будет оформлена эта стратегия, но она должна объединить видение ВПЛ и принимающих громад. Одной из самых важных проблем в интеграции ВПЛ является доступ к долгосрочным жилищным решениям. Мы с нетерпением ждем, чтобы украинское правительство приняло соответствующую общегосударственную программу», – сказала представитель ООН.

По большому счету это заявление по смыслу во многом походило на десяток подобных заявлений, сделанных представителями различных международных организаций за последние несколько лет.

Жилье, как и прежде, проблема №1

Для подобных заявлений, в принципе, есть все основания. Как показывают ежеквартальные исследования Национальной мониторинговой системы по социально-экономическим характеристикам ВПЛ, их домохозяйств, а также о вызовах, с которыми они сталкиваются, главной их проблемой стабильно остается проблема жилья и связанных с ним вопросов.

К примеру, последний (14-й) раунд этих исследований, обнародованный в октябре нынешнего года, показал, что отсутствие собственного жилья указывают как наибольшую свою проблему 41% переселенцев. При этом, следующие по значимости проблемы ВПЛ также в той или иной степени касаются жилья.

Второй по значимости проблемой переселенцев, по их словам, является проблема оплаты коммунальных услуг. Ее отметили 10%. Условия собственного проживания считают проблемой 8% и плату за аренду жилья – 7% ВПЛ.

Нетрудно заметить, что все три проблемы прямо вытекают из первой – отсутствие собственного жилья. За собственное жилье не нужно платить арендную плату. В таком случае размер коммунальных платежей не настолько обременителен. И, наконец, условия проживания в собственном жилье гораздо легче поддаются улучшению.

Кстати, примерно за неделю до заявления Оснат Лубрани, состоялась встреча правозащитников и активистов с представителями офиса Уполномоченного по правам человека Верховной Рады. На этой встрече одна из правозащитников – Мирослава Сущенко – рассказала о последнем исследовании среди переселенцев с целью выяснить, какие вопросы из волнуют прежде всего.

Нюанс этого исследования состоял в том, что исследование проводилось в местах компактного проживания ВПЛ, то есть – в модульных городках. Как известно, срок эксплуатации таких модульных городков подошел к концу еще в прошлом году…

Модульные «зарисовки»

«Исследованием были охвачены такие города как Запорожье, Днепр, Харьков, а также такие области, как Николаевская, Одесская, Херсонская, Львовская, подконтрольные территории Донецкой области. Срок эксплуатации модульных городков, который истек еще в 2018 году, был формально продлен местными властями. Потому, что иначе людей необходимо было бы куда-то переселять. Однако, никаких технических работ в этих городках в связи с продлением срока их службы не производилось», – рассказала Сущенко.

А месяц назад на ситуацию ВПЛ, проживающих в модульных городках, обратил внимание представитель Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев в Украине Пабло Матеу.

«В 160 местах компактного проживания сейчас находятся более 7 тысяч украинцев – внутренне перемещенных лиц, которые пострадали от конфликта на Донбассе. Я сам посетил несколько таких мест компактного проживания и убедился, что люди не живут в идеальных условиях. Тем не менее многие не хотели бы покидать эти места нынешнего проживания. Из бесед с ними я узнал об их основных проблемах и первая из них – это отсутствие альтернатив, мест для проживания. Сказать, что проблемы этих людей решены – нельзя. Нужно искать пути решения», – заявил тогда Матеу.

Такая ситуация вполне понятна. Жилье, даже не в лучшем состоянии, это все равно значительно привлекательнее, чем отсутствие любого жилья…

Программы есть, жилья – нет…

Если вернуться к жилищной ситуации переселенцев в целом, то, согласно исследованиям Национальной мониторинговой системы, 49% ВПЛ в данный момент проживают в арендованных квартирах, 10% – в арендованных домах и 5% – в арендованных комнатах. Еще 4% переселенцев живет в общежитиях. Около 20% ВПЛ живут у родственников.

Собственным жильем спустя 5,5 лет вооруженного конфликта на Донбассе обзавелись лишь 12% переселенцев. Эта цифра (которую многие эксперты считают завышенной) хорошо показывает, что жилищными проблемами ВПЛ все это время всерьез никто не занимался. На это как бы «прозрачно» намекают и заявления чиновников различных международных организаций, в частности – из ООН.

Примечательно, что в то же самое время в Украине как бы работает целая гроздь программ по обеспечению жильем, которыми так или иначе могут воспользоваться переселенцы. Ну, теоретически.

Прежде всего, речь идет о государственных программах «Доступное жилье» (50% оплачивает государство, 50% – переселенец) и «Собственный дом» (кредит под 3% на жилья в сельской местности). А также программа «70 на 30» – жилье приобретают местные власти в пропорции: 70% – госбюджет, 30% – местный бюджет, далее это коммунальное жилье передается в пользование переселенцам. Плюс Украинский фонд социальных инвестиций приобретает жилье для ВПЛ за гранты и «Держмолодьжитло» предлагает частичное кредитование. Не все эти программы позволяют обзавестись переселенцам именно собственным жильем. Но, тут, как говорится, «не до жиру».

Все условия участия, а также плюсы и минусы данных программ достаточно хорошо известны, повторять их нет смысла. Суть в другом.

Как несколько дней назад признал советник главы Министерства по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и ВПЛ (МинВВОТ) Руслан Калинин все эти программы «не решат в целом проблему жилья ВПЛ». Практически это означает, что за все время работы всех этих программ жилье получили около 1,5 тыс. переселенцев. Правда, в связи с резким увеличением финансирования программы «Доступное жилье» на нынешний год в результате недавнего принятия поправок к Госбюджету-2019, есть высокая вероятность, что к ним уже в декабре добавится еще около 700 семей переселенцев.

Кроме того, в декабре нынешнего года (т.е. уже через несколько дней) в Украине запустят в работу еще одну жилищную программу для ВПЛ. Это кредитование покупки жилья переселенцами под льготные 3% годовых. В тех же недавно принятых поправках к Госбюджету-2019 на эти цели неожиданно выделено 200 мл. грн. И уже по этой программе под условным названием «Ипотека под 3%» уже приняты условия кредитования: срок кредита – до 20 лет, процентная ставка – 3% годовых, переселенцы или участники АТО/ООС самостоятельно выбирают жилые объекты.

Сотни тысяч, которые… еще не вернулись

Но и это едва ли существенно изменит ситуацию. Как заявил еще в октябре 2017 года председатель Государственного фонда содействия молодежному жилищному строительству Сергей Комнатный, в Украине нуждаются в жилье около… 600 тыс. переселенцев.

«По реестру министерства труда и социальной политики, у нас более 1,5 млн переселенцев. Мы с помощью общественных организаций провели социологические опросы. Данные этих опросов говорят, что около 40% ВПЛ остро нуждаются в решении жилищного вопроса», – заявил он тогда.

Впрочем, с тех пор случились некоторые изменения. Небольшая часть переселенцев смогла самостоятельно (либо с помощью вышеперечисленных жилищных программ) решить свои проблемы. Другая часть (существенно большая, чем первая), осознав всю бесперспективность своих надежд на жилье в Украине, вернулась в свои квартиры и дома на неподконтрольной части Донбасса. Переселенцами они формально быть не перестали, но острая нужда в жилье у них отпала.

«Мы столкнулись с отсутствием четкой цифры и базы переселенцев и участников АТО, которые нуждаются в жилье. Поэтому мы рассчитали приблизительное число семей и необходимой для их обеспечения площади жилья. По данным Минсоцполитики, в стране зарегистрирован 1 млн 422 тыс. 266 переселенцев. Согласно последнего опроса Национальной системы мониторинга, который проводит МОМ, 21% ВПЛ вернулись на прежнее место жительства. Также, по результатам данного опроса, размер средней семьи переселенцев на подконтрольной территории составляет 2,4 человека. Если учитывать это, то мы должны обеспечить жильем свыше 400 тыс. семей. Норма жилплощади на одного человека, установленная Жилищным кодексом, – 13,65 кв. м, т. е. нам необходимо не менее 13 млн. кв. м жилья», – сообщил Руслан Калинин.

Сравнивая две эти цифры – около 400 тыс. семей ВПЛ, которые нуждаются в жилье, и около 1,5 тыс. семей, которые за 5,5 лет конфликта на Донбассе получили жилье по всем жилищным программам в Украине, становится очевидно, что такими механизмами решить проблему не удастся никогда.

Еще одна программа?

Возможно, осознавая этот очевидный факт, 8 ноября президент Владимир Зеленский включил в подписанный им Указ №837 «О неотложных мерах по проведению реформ и укрепления государства» пункт 9, касающийся жилья для переселенцев.

Он звучит так: «В сфере защиты прав ветеранов войны и ВПЛ до 31 декабря 2019 года правительству разработать государственную целевую программу обеспечения жильем лиц, которые принимали участие в АТО и принятия мер по обеспечению национальной безопасности и обороны, отражения и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях, а также ВПЛ по принципу государственно-частного партнерства, льготного кредитования».

В свете этого указа советник главы МинВВОТ Руслан Калинин на днях подтвердил, что министерство получило поручение от премьера разработать эту целевую программу и уже работает над ней.

«Комплексная госпрограмма – это глубокий цельный документ. Она формируется в несколько этапов. Первый этап – разработка концепции. Наше министерство поставило себе цель разработать и утвердить концепцию до конца этого года. Уже есть черновой вариант этой концепции», – сообщил он.

По его словам, после нескольких обязательных процедур, необходимых для утверждения концепции, с нового года начнется разработка собственно самой комплексной программы. Именно она, если верить советнику министра, и станет «комплексным решением жилищных проблем» для переселенцев (а заодно и участников АТО / ООС) в условиях, когда «действующие сейчас в стране базовые жилищные программы для переселенцев не решают проблемы глобально».

Наступит ли перелом в ситуации с обеспечением жильем ВПЛ в результате скорого рождения новой мощной государственной программы? Ответить определенно на этот вопрос пока невозможно. Потому, что главное препятствие на пути обеспечения жильем переселенцев заключается не в наличии или отсутствии соответствующих программ, и даже не в их количестве.

Будет ли у новой мощной программы соответствующее «мощное» финансирование, вот в чем вопрос…

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять