RU
Все новости

Четыре посыла Зеленского к «нормандии» по Донбассу: Эксперты рассказали о рисках и надеждах

Владимир Зеленский. Фото из открытых источников
Владимир Зеленский. Фото из открытых источников

Президент Украины Владимир Зеленский озвучил четыре главных вопроса, которые планирует обсудить 9 декабря на встрече в Нормандском формате:

  • конкретные сроки возвращения всех украинских пленных;
  • длительное прекращение огня на Донбассе;
  • вопрос передачи Украине контроля над всей протяженностью украино-российской границы;
  • возможность проведения местных выборов «уже на территории Украины, а не на временно оккупированной территории».

Эксперты рассказали «Донецким новостям», есть ли шанс на то, что по этим решениям (или хотя бы части из них) будут приняты позитивные для Украины решения, а также очертили риски встречи в Нормандском формате.

Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований «Пента»:

– Думаю, что во время «нормандской встречи» из позиций, обозначенных Зеленским, больше всего возможности договориться об обмене пленными, а также о разведение войск вдоль всей линии разграничения. Хотя бы очертить логику разведения войск.

Что касается вопросов выборов и границы, то вряд ли будут достигнуты конкретные решения. Позиции Украины и России тут сильно различаются, подвижек не произошло. Но могут быть приняты решения о возобновлении работы над так называемой «дорожной картой» реализации Минских соглашений, что позволит увязать вопросы безопасности и реализацию политической части договоренностей.

Вопросы границы и выборов могут быть рассмотрены позже, но по ним могут дать определенные поручения.

Риски традиционные. Главный – принципиально, кардинально противоположные интересы Украины и России касательно разрешения конфликта. Особенно в политической части соглашений – модель реинтеграции Донбасса.

Второй риск связан с тем, что у Зеленского недостаточно политического, дипломатического опыта. И Путин может это использовать. Ставить ловушки, предложить хитрую тактическую игру с этими ловушками. Думаю, команда Зеленского это понимает – и тоже готовит нестандартные ходы.

Есть определенные риски и с позицией президента Франции Эмманюэля Макрона, который является сторонником сближении с РФ. Но не потому, что она ему так нравится. Это скорее стремление нейтрализовать Россию как союзника Китая. Макрон убежден, что лучше иметь хоть какое-то взаимодействие в переговорах, чем жить в конфликте. Это скорее тактика, чем стратегия.

Учитывая, что Минские соглашения – это детище канцлера Германии Ангелы Меркель, она не будет подыгрывать Путину. Разве что в газовых вопросах, которые, возможно, также будут обсуждаться во время встречи. И, похоже, Украина готова к определенным компромиссам в этом направлении.

Валерий Клочок, политический эксперт:

– Встреча в Нормандском формате, скорее всего, не станет определяющей для понимания сроков и условий прекращения войны на Донбассе. Причина очевидна и понятна: если для Франции и Германии важен сам факт деэскалации (независимо от форм и содержания) – с целью углубления и развития экономических отношений с Россией, то для самой России определяющим есть признание квазиреспублик путем начала официальных переговоров их лидеров с официальным Киевом. Именно этот фактор и станет камнем преткновения для определения «дорожной карты» выполнения Минских соглашений. Ведь именно в этом документе есть эти четыре пункта, озвученных Зеленским.

В свою очередь, прямых переговоров с «властями» т.н. «ДНР» и «ЛНР» команда Зеленского пока допустить не может, поскольку понесет серьезные репутационные потери. Этого только и ждут оппоненты «Слуги народа». И именно такой сценарий активно готовят все стороны политического процесса в Украине: одни хотят использовать ситуацию как дополнительный инструмент возврата власти, тогда как сама действующая власть путем ручного управления возможных акций против капитуляции попытается взять процесс под личный контроль. И кто выйдет победителем в этой схватке – пока вопрос.

Все четыре пункта (возврат пленных, выборы, контроль за границей и прекращение огня) требуют четкого определения по строкам и отсылают Украину устами Путина к тем, кого Россия «не контролирует» – к непризнанным «республикам». Это именно тот формат, которого добивается Путин в течение всего времени войны. Эту позицию поддерживает и часть украинского политического истеблишмента, и часть населения. Этот сценарий продвигается медленно, но чем дальше, тем реалистичнее он выглядит. Конечной целью является автономия так называемых «ДНР» и «ЛНР», что фактически уже заложено в действующем законе о «особом статусе» и, безусловно, будет в новом законе. Но пока украинское общество еще «не созрело», чтобы безболезненно проглотить это. Хотя население планомерно к этому готовят.

Так что ожидать блицкрига прекращения войны на Донбассе пока не стоит. При этом встреча в Нормандском формате 9 декабря может стать началом процесса официальной автономизации Луганской и Донецкой областей или их части.

Максим Семенов, эксперт Высшей школы экономики и Украинского института анализа и менеджмента политики:

– Все упомянутые президентом Зеленским вопросы (обмен пленными, прекращение огня, проведение местных выборов и восстановление контроля над границей) являются составными элементами Минских соглашений. Их пользу и безальтернативность признают все стороны, в том числе и Украина. А потому очевидно, что принятые решения касаемо выполнения пунктов «Минска» будут позитивны для Украины. Просто потому, что поспособствуют достижению мира в стране.

Для Украины был бы неприемлем только отказ от Донбасса. Однако все (и Киев, и Москва, и Берлин, и Париж) признают этот регион частью Украины. Остальные предложения являются абсолютно стандартным рецептом урегулирования подобного рода конфликтов, и не представляют угрозы для Украины.

В идеальных условиях провести обмен пленными и обеспечить длительное разведение войск можно было бы в течение нескольких недель, максимум месяца. После этого в течение нескольких месяцев было бы возможно провести местные выборы и уже к лету передать Украине контроль над границей, что знаменовало бы завершение конфликта.

Однако в реальном мире такое вряд ли произойдет. В октябре мы были свидетелями того, как националисты длительное время срывали разведение войск, и велик риск, что подобные инциденты будут повторяться.

Поэтому я прогнозирую, что между Киевом с одной стороны, и Донецком и Луганском – с другой, произойдет обмен пленными, также возможно определенное снижение обстрелов.

Однако я сомневаюсь, что стороны могут существенно продвинуться в мирном процессе и провести местные выборы на Донбассе. А значит – конфликт и дальше будет замороженным, а Украина Зеленского рискует пойти по стопам Украины Порошенко.

Александр Мишин, политолог, эксперт-международник:

– Парижская встреча лидеров «нормадской четверки» будет происходить в атмосфере повышенной международной неопределенности, прежде всего, относительно будущего самого этого формата урегулирования конфликта на востоке Украины.

Уже более двух лет не было групповых переговоров между руководителями Украины, России, Франции и Германии. За это время успели сменится хозяева Елисейского дворца и Банковой. При этом ощутимого продвижения в реализации положений, порожденного «нормандцами» «Минска-2», пока нет. А значит, возникает резонный вопрос: «работоспособен ли данный формат вообще?». Чтобы встреча 9 декабря не стала его лебединой песней, необходимо достижение ощутимых договоренностей, которые бы радикальным образом изменили ситуацию на Донбассе.

Но ожидания от переговоров откровенно невысокие: надежд на оглушительный успех или даже тихий прорыв – мало. На этом фоне важно видеть в целом позитив и риски для Украины от грядущих сложных переговоров.

Если говорить о плюсах «нормандской встречи» нормандской контактной группы, то к ним следует отнести:

  • реанимация «духа Нормандии», т.е. готовность сторон искать новые дипломатические решения вопроса Донбасса, избегая крайностей (таких как очередные витки эскалации военной напряженности или наоборот «замораживания конфликта»);
  • надежда на установление личного прямого контакта между президентами Зеленским и Путиным – для обсуждения в спокойном рабочем режиме вопросов урегулирования;
  • импульсы для поддержания динамики работы «минской переговорной площадки» (к примеру, получение в Париже «зеленого света» на создание рабочей подгруппы ТКГ по передаче границы под контроль Украины);
  • поднятие темы содействия улучшения ситуации в экономике Украины путем привлечения доноров к проектам восстановления поврежденной войной инфраструктуры Донбасса – как фактор достижения долгосрочного мира.

Но также следует рассмотреть и явные минусы переговорного момента:

  • отсутствие реальных уступок с российской стороны перед саммитом – на фоне работы президента Зеленского в турборежиме относительно реализации Украиной положений по разведению вооруженных сил на трех участках (Станица Луганская, Золотое, Перовское), что и дало предпосылки к Парижской встрече;
  • закрепление доминирующего положения России на Донбассе путем усиления имиджа единственного гаранта прекращения военной фазы конфликта, а также стремление Кремля обрести статус посредника в переговорах, а не воюющей стороны;
  • отсутствие единства в рядах стран Запада. Расследование по делу об импичменте президента США Дональда Трампа ослабляет позицию Украины, тогда как Париж желает закрепиться в роли лидера ЕС путем «нормализации» отношений по линии Москва-Брюссель.

В таких условиях максимумом достижений для Украины в Париже будет реализация полумер, которые лишь частично решают конфликт на Донбассе, а именно – режим устойчивого прекращения огня и полный обмен удерживаемых лиц. Чтобы Киеву избежать навязывания «российской версии мира» все остальные вопросы, как бы это ни было болезненно, имеет смысл перенести на период после 2020 года, т.е. после исхода президентской компании в США.

Никита Трачук, политолог:

– Нормандская встреча является для Зеленского сегодня темой №1. Он усиленно к ней готовится, прорабатывает планы и варианты, и, судя по всему, сильно нервничает в ее преддверии, так как очень многого от нее ожидает.

Само по себе возобновление Нормандского формата для нового украинского президента – лакмусовая бумажка его мирной деятельности: его избирали как президента мира, и его задача сегодня заключается в том, чтобы по итогам этой встречи показать обществу максимальные миротворческие результаты. Чисто по-человечески все мы можем лишь пожелать президенту удачи в этих инициативах.

Что касается базовых четырех тем, которые Зеленский хочет поднять на встрече с Путиным. Как всегда, дьявол кроется в деталях.

Мое мнение: вряд ли стоит ожидать серьезных прорывов от встречи в Нормандском формате. Я почти уверен, что те или иные тактические шаги – вроде продолжения развода войск или передачи пленных – действительно будут приняты и имплементированы. Однако стратегически Кремль едва ли пойдет на серьезные уступки.

Полагаю, что Зеленский – не тот человек, который сможет действительно завершить войну, даже при всем его желании. Но приостановить ее и обеспечить даже не заморозку, а скорее «подморозку», он вполне способен.

Не думаю, что Путин согласится на выборы после передачи контроля над границей, а также на изменение линии Кремля, который, напомню, требует обязательный «особый статус Донбасса» со всеми вытекающими последствиями. Ресурсов и времени у России больше, чем у нас, они могут позволить себе играть в долгую.

Однако я ожидаю принятия позитивных для Украины решений, в частности по продолжению развода сил и прекращения огня. У людей, видящих в этом «зраду», я хотел бы спросить: если украинские граждане, украинские солдаты, украинские дети на украинской территории перестанут стрелять, убивать, гибнуть и прятаться по подвалам – в чем же здесь «зрада»? Я ее не вижу.

Резюмируя: не стоит ожидать фундаментальных прорывов по итогам «нормандской встречи». Однако ряд тактических шагов, выгодных для Украины и лично для Зеленского, ожидать можно.

Валентин Гайдай, эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики:

– В целом я пессимистично настроен по поводу встречи «четверки». Четко не понятна тематика встречи. Абстрактно – о мире на Донбассе, о необходимости реализовывать Минские соглашения, конкретно – в аспекте особого статуса для Донецка и Луганска. Но рецепта как это сделать – нет.

«План Штайнмайера» Киев, судя по всему, выполнять не собирается. Тема с законом про особый статус зависла в воздухе…

Но все же, встреча лидеров Нормандской четверки может принести и позитивные результаты: возможен обмен пленными именно в рамках Минских соглашений, а не тот, который был в сентябре (формат 35 на 35, когда домой вернулись моряки, Сенцов, Клых, Гриб и другие). Также возможно установление долгосрочного мира, разведение сил по всей линии разграничения, что, по сути, будет означать заморозку конфликта. Пожалуй, это лучшее, что может быть на сегодня. Дальше следует снять любую блокаду с Донбасса – транспортную, экономическую. В таких условиях можно будет продолжать мирный диалог по реинтеграции неподконтрольных территорий.

Максим Джигун, политолог:

– Встреча в Нормандском формате нужна не только украинской, но и российской стороне, позиции которой в последнее время значительно улучшились. Обмен пленными и возвращение украинских кораблей позволили Путину чувствовать себя гораздо увереннее, поэтому 9 декабря он сможет задавать собственную повестку дня и обсуждать те вопросы, которые нужны, в первую очередь, ему.

В то же время, Путин понимает, что для президента Украины Нормандский формат – это, прежде всего, вера в возможность компромисса и взаимных уступок, которых Зеленский за последние месяцы сделал немало (поэтому и ожидает соответствующих шагов от главы РФ). Можно надеяться на то, что хотя бы часть из указанных Зеленским вопросов будет, как минимум, обсуждена.

Наиболее неудобной для Путина остается передача Украине контроля над всей границей. Даже в случае проведения выборов в «Л-ДНР», граница является одним из важнейших условий сохранения российского влияния на этот регион.

Что же касается других вопросов, то не исключено, что во время встречи лидерами стран будут оговорены условия возвращения украинских военнопленных и вопросы местных выборов. Вместе с тем, следует понимать, что этот пункт требует от Украины жесткой, бескомпромиссной и последовательной позиции.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять