RU
Все новости

Этот день все изменил: Что думает родственник жертв MH17 о России и Украине

Нидерландец Пит Плуг потерял близких после сбития Boeing в небе над Донбассом/Фото: DW
Нидерландец Пит Плуг потерял близких после сбития Boeing в небе над Донбассом/Фото: DW

Через 5 лет после авиакатастрофы MH17, когда Boeing «Малайзийских авиалиний» был сбит в небе над Донетчиной в июле 2014 года, следователи Международной следственной группы (JIT) назвали четырех подозреваемых: трех россиян и гражданина Украины. Один из родственников жертв трагедии глава фонда памяти жертв рейса MH17 нидерландец Пит Плуг рассказал, с какими чувствами ожидает суда в Нидерландах, и что думает об Украине и России, передает «Deutsche Welle».

Так, осталось немногим больше 3 месяцев до 9 марта 2020 года, когда в Нидерландах начнется процесс по делу об авиакатастрофе MH17, в которой погибли все 298 пассажиров, находившихся на борту самолета.

«Я буду ходить на все заседания суда с самого начала. Я хочу знать, кто в этом виноват», – говорит Пит Плуг.

Из 298 погибших в авиакатастрофе не удалось найти останки двух жертв. «Этот день все изменил», – говорит мужчина.

Плуг потерял в катастрофе MH17 старшего брата, невестку и племянника. Брат с детства увлекался биологией, позже защитил докторскую на тему тропических рыб. В поездку взял жену и сына, чтобы показать им тропики, в которых часто работал. Их останки нашли, а вот брата идентифицировать так и не удалось. «Ничего не осталось – ни тело не нашли, ни багаж». Из 298 погибших рейса MH17 не идентифицированы лишь двое: 15-летний Гарри Слок и 58-летний Алекс Плуг.

«Мама до последнего фантазировала, что брат живет где-то на прекрасном острове. Хотя понимала, что он мертв. На церемонии захоронения были три фотографии, но только два гроба – странное чувство, когда нет тела, с которым можно попрощаться», – делится Плуг.

В эту поездку не поехали две дочери брата. Младшая заканчивает обучение в университете и хочет стать биологом – как отец. «Теперь я забочусь о них», – рассказывает 60-летний Плуг.

Как и многие родственники жертв MH17, Пит пользовался помощью психолога в течение длительного времени. «Но когда мне стало легче, срыв произошел у жены», – говорит он.

До катастрофы MH17 Пит Плуг работал заместителем главы администрации региона, граничащего с большим нидерландским городом Утрехт, а еще раньше руководил финансами в прокуратуре Нидерландов. Но Плуг быстро понял, что он не будет жить как раньше.

После трагедии мужчина ушел с работы и возглавил фонд «Катастрофа MH17». В фонд вступили практически все, кто потерял близких в этой трагедии – по данным Плуг, 95% всех родственников жертв. За свою работу он не получает денег, часто работает дома. При этом работа занимает практически весь день: он помогает готовиться к уголовному процессу в Гааге, решает вопросы, связанные с помощью родственников, координирует действия родственников по уже поданным искам против России в международных судах, прежде всего в ЕСПЧ.

После трагедии, по словам Плуга, сильно изменился его круг общения. «Когда через месяц после того, что произошло, я снова заговорил о катастрофе, один из друзей сказал: "Ну, Пит, пора смотреть дальше, жизнь продолжается". Я понял, что он меня не поймет, и хорошо для него, что это так», – говорит мужчина.

Эта дружба распалась, но, по признанию Плуга, появились другие контакты. Много новых знакомых спрашивают его об отношении к России и к Украине.

«Все уверены, что я ненавижу русских. Однако, я никакой ненависти не испытываю. Это русская армия или российское государство, которые делают странные вещи, впрочем, это не говорит о людях в России», – считает Пит Плуг.

Тем не менее, Плуг избегает общения с русской женой одного из своих родственников. «Мы и раньше не часто общались. А теперь я боюсь говорить с ней о MH17», – добавил он.

Катастрофа заставила его разбираться в том, что происходит на востоке Украины. Сегодня его интерес очень конкретный: узнать имена виновных. Но что это даст?

«Это просто имена, они мне ничего не скажут. Был ли это Игорь, или Петр, или еще кто-то – я не знаю этих людей. Но нам важно знать, какую структуру представляли люди, которые это сделали, и как они сбили самолет: был ли это целенаправленный удар по гражданскому лайнеру или нет», – говорит мужчина.

Суд продлится не менее полутора лет – и только в случае, если обвиняемые откажутся от права нанять адвокатов. К этому времени они этого не сделали. Если же на процессе появятся адвокаты, то процесс по делу MH17 затянется на несколько лет. «Пять, шесть лет – никто не сможет точно сказать. Однако это не имеет значения. Для меня это теперь смысл жизни», – подчеркнул Плуг.

Что касается Украины, то он считает вопрос ее ответственности вторичным. «Это не государство Украина сбила самолет. Но на следующем этапе мы хотели бы поговорить с Украиной о том, что она не закрыла свое воздушное пространство для гражданских самолетов», – уточнил мужчина.

Одна из целей фонда – добиться принятия международных норм, обязывающих страны, в которых есть военные конфликты, закрывать свое воздушное пространство.

«Мы не хотим повторения. Совет безопасности Нидерландов несколько месяцев назад опубликовала доклад, главный вывод которого таков: воздушное пространство над странами, где есть вооруженные конфликты, и сегодня остается опасным», – подытожил Пит Плуг.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять