RU
Все новости

Получит ли особый статус… вся Донецкая область?

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

В преддверии встречи в Нормандском формате, которая должна состояться 9 декабря в Париже, неожиданно появилась информация о том, что Украина якобы вступила в переговоры с «ДНР» и «ЛНР» по поводу конкретного содержания так называемого «особого статуса» Донбасса.

Вступили в переговоры

Соответствующее заявление сделала «министр иностранных дел ДНР» Наталья Никанорова. «На сегодняшнем (26 ноября – авт.) заседании [Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе] представители обеих сторон конфликта обменялись мнениями по изменению существующего закона об особом статусе Донбасса, в частности, переговорщики обсудили вопросы имплементации "формулы Штайнмайера" в данный закон», – заявила она.

По словам Никаноровой, контактная группа на этой встрече «согласовала формулу Штайнмайера», определяющую порядок предоставления особого статуса Донбассу. Именно эта формула и должна быть имплементирована (проще говоря – вставлена) в существующий закон об особом статусе.

«Предстоит серьезная работа над внесением правок в текст самого закона об особом статусе Донбасса, который был принят украинским парламентом еще в 2015 году, затем ежегодно продлевалась его первая формальная статья, но по факту он не действовал ни дня. В двух статьях этого закона содержатся нормы, на которых настаивает ДНР. Это – закрепление статуса русского языка, особый экономический режим, своя правоохранительная и судебная системы, своя прокуратура, особый режим сотрудничества с Россией, договорные отношения с Киевом и многие другие аспекты. При этом ДНР настаивает на согласовании с республиками всех шагов Киева в отношении Донбасса», – резюмировала глава МИД ДНР.

В чем заключается особый статус?

Закон об особом статусе Донбасса на данный момент уже вполне можно считать легендарным. Официально он называется «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (ОРДЛО). Принят этот закон был Верховной Радой еще 16 сентября 2014 года по итогам первых Минских соглашений.

Как нетрудно догадаться, закон предполагал введение на неконтролируемых Украиной территориях Донецкой и Луганской областей особого порядка местного самоуправления, причем сроком на 3 года. Вступить в действие этот закон должен был только после проведения на этих территориях местных выборов. Поэтому, в силу он так и не вступил.

Согласно этому закону, Украина должна «республикам», практически как земля – колхозу. Для начала, в законе закреплена гарантированная амнистия и отсутствие дискриминации всем участникам событий на Донбассе. Точнее – Украина гарантирует недопущение уголовного преследования и привлечения к уголовной ответственности участников военных действий противоположной стороны.

Также в ОРДЛО местным властям (тем самым, которых выберут на местных выборах) законом разрешается создавать отряды народной милиции из добровольцев, постоянно проживающих на этих территориях. Многие опасаются, что по сути, это легализация существующих незаконных вооруженных формирований «ДНР» и «ЛНР», которые, впрочем, должны будут работать по украинским законам. Кроме того, руководители прокуратуры и судов здесь должны назначаться исключительно после согласия на кандидатуры местных органов власти. То есть, либо они будут назначены местными, либо их не будет вообще…

Еще на этих территориях фактически вводится особый статус русского языка. По закону, местные власти «содействуют использованию русского и других языков в устной и письменной форме в сфере образования, средствах массовой информации, создают возможности для его использования на госслужбе, в судопроизводстве, экономической и социальной жизни, при проведении культурных мероприятий». Дальше – больше. Закон прямо предполагает содействие в развитии, усилении и углублении добрососедских отношений особых районов с Россией. Это в условиях, когда Украина даже на законодательном уровне задекларировала, что Россия – агрессор, выглядит просто вызывающе.

Несколько менее известными являются нормы закона об особом экономическом статусе этих территорий. По закону, местные власти ОРДЛО могут инициировать заключение договоров об экономическом и социальном развитии (по сути – господдержке) особых районов с правительством, любыми министерствами и другими органами власти. Все перечисленные обязаны реагировать на такие инициативы в течение 10 дней.

Сама господдержка заключается в том, что вводится особый режим инвестиционной и хозяйственной деятельности для восстановления и развития особых территорий. Расходы на это закладываются в госбюджет отдельно и не могут быть уменьшены даже при урезании бюджетных назначений…

Как уже было сказано, закон был принят еще в сентябре 2014 года. В октябре 2017 года срок действия закона продлили на один год. Спустя этот год, в октябре 2018 года, закон был опять продлен до 31 декабря 2019 года. Таким образом, срок его действия истекает вот-вот.

О роли закона

В этой связи есть три варианта развития дальнейших событий: либо срок действия существующего закона будет продлен Верховной Радой в пожарном порядке (с изменениями в нем или без); либо в еще более пожарном порядке украинский парламент примет альтернативный закон на эту тему; либо вообще Новый 2020 год будет встречен безо всякого закона.

Последний вариант, возможно, самый нежелательный для Украины. Дело в том, что п.4 Минских соглашений гласит: «В первый день после отвода (войск от линии соприкосновения) начать диалог о модальностях проведения местных выборов в соответствии с украинским законодательством и Законом Украины "О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей", а также о будущем режиме этих районов на основании указанного закона. Незамедлительно, не позднее 30 дней с даты подписания данного документа, принять постановление Верховной Рады Украины с указанием территории, на которую распространяется особый режим в соответствии с Законом Украины "О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей" на основе линии, установленной в Минском меморандуме от 19 сентября 2014 года».

Таким образом, существование закона об особом статусе Донбасса – официальный пункт Минских соглашений, который должна выполнить Украина. И тот факт, что закон был, а потом как бы «исчез», мягко говоря, может создать ей целый «букет» проблем. Так как, по сути, «хоронит» сами Минские соглашения. Ну, или как минимум, «подвешивает» их на неопределенный срок.

Как известно, еще в начале октября нынешнего года президент Владимир Зеленский заявил, что будет принят новый закон о особом статусе. «В этом законе не будет пересечена ни одна "красная линия". Именно поэтому не будет никакой капитуляции. Закон будет принята Верховной Радой до конца года после обсуждения с общественностью», – заявил он тогда.

О причинах принятия нового закона тогда поведал глава комитета по международным делам Верховной Рады Богдан Яременко. Он заявил, что в действующем законе очень много спорных положений, в частности – амнистия участникам боевых действий и право пока неподконтрольных территорий формировать собственную «народную милицию». Их в новом законе хотели бы исключить…

Однако, на данный момент никакой информации о каком-либо законопроекте по поводу особого статуса Донбасса нет. Не говоря уже о самом проекте. Есть заявления официальных лиц, что проект начнут разрабатывать уже после встречи в Париже 9 декабря.

Переговоры. Прямые и не очень

Примечательно, что одним из главных моментов закона об особом статусе является условие России согласовать его текст с лидерами «Л-ДНР» на соответствующих переговорах.

«Мы слышали от прошлой администрации в Украине заявления о том, что они никогда не будут вести прямые переговоры с Донецком и Луганском, слышали и от представителей уже новой администрации президента Зеленского подобные высказывания, равно как и другие заявления, которые не то что ставят под вопрос, а означают отказ от выполнения Минских договоренностей. Эти договоренности предполагают решение всех вопросов через прямые переговоры между Киевом, Донецком и Луганском. И это (выполнение договоренностей, – авт.) зависит, прежде всего, от этих сторон, которые непосредственно конфликтуют на востоке Украины», – в очередной раз заявил несколько дней назад министр иностранных дел России Сергей Лавров.

А 17 ноября похожее заявление сделал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. «Закон об особом статусе Донбасса – краеугольный закон. А главное, его предстоит согласовать с ДНР и ЛНР, а до сих пор Киев исключает прямые контакты. Как они будут согласовывать, в каком формате?», – обратился он.

По сути, строго говоря, этого условия в Минских договоренностях… нет. Фактически, согласование своих действий с «ДНР» и «ЛНР» для Украины в этих договоренностях предусматривается только в п.12. Он звучит так: «Согласование вопросов, касающихся местных выборов, с представителями отдельных районов Донецкой и Луганской областей в рамках трехсторонней Контактной группы. Проведение выборов при мониторинге со стороны БДИПЧ ОБСЕ». И все. Правда, есть п.4 соглашений, приведенный выше.

Тем не менее, 18 ноября министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко сказал, что новый закон об особом статусе ОРДЛО должны согласовать с «республиками». «В Минских договоренностях есть пункт о том, что все модальности должны быть согласованы с той стороной, ОРДЛО. Единственный путь согласования с той стороной – Трехсторонняя контактная группа», – сообщил он.

Однако, в словах главы МИД России речь идет о прямых переговорах между Украиной и республиками. Это требование вызвало серьезные возражения в Украине.

«Украина не будет вести прямые переговоры с главарями террористов. Лавров будет удивлен, но у нас есть прямой диалог с Донбассом. У нас есть Трехсторонняя контактная группа в Минске, там присутствуют представители непризнанных республик. Другой контактной группы нет», – заявила несколько дней назад депутат Верховной Рады от правящей партии «Слуга народа» Ирина Верещук.

Примечательно, что, по ее словам, в Минске при посредничестве ОБСЕ переговариваются лишь Украина и Россия. А представители «ЛНР» и «ДНР» просто выступают от российской стороны.

«Статус главарей "Л-ДНР" никогда не будет поднят до уровня переговоров с президентом Украины. Для того, чтобы президент Владимир Зеленский принимал участие в этих переговорах, пусть президент Путин туда приедет», – сказала Верещук.

А еще она сказала, что закон об особом статусе не будет согласовываться с «республиками». «Мы не можем согласовывать законопроект с непризнанными лидерами непризнанных республик. Они не являются легитимной властью, поэтому мы не можем ни про какие законопроекты говорить с людьми, которых для нас нет», – акцентировала она.

Закон о границе?

По мнению многих экспертов именно момент прямых переговоров с «республиками» станет главным камнем преткновения на грядущих переговорах «нормандского формата». С одной стороны, Россия откровенно направляет Украину договариваться об обмене пленными, прекращении огня, выборах и контроле за границей к «ДНР» и «ЛНР», говоря, что она их не контролирует. А сама – устраняется.

Тем более, что в существующем законе об особом статусе Донбасса фактически уже признана автономия неподконтрольной части Донецкой и Луганской областей. Именно поэтому в Украине так хотели бы его изменить.

С другой стороны, прямые переговоры с «Л-ДНР» Украина позволить себе не может, т.к. это будет публичным признанием того факта, что «республики» – самостоятельные субъекты. А это чревато серьезными политическим издержками.

Наиболее приемлемым вариантом в такой ситуации будет оставить все, как есть. То есть – продлить действие уже существующего закона об особом статусе Донбасса. Скорее всего, именно это и будет сделано. Тем более, что новый закон – довольно рискованная затея сразу по многим параметрам.

Главный из них недавно озвучил Владимир Путин. «Мы слышим от первых лиц Украины, что может быть принят другой закон об особом статусе Донбасса. Какой? Это абсолютно ключевая вещь. Если будет принято нечто такое, что не согласовано с ЛНР и ДНР, тогда все мгновенно зайдет в тупик», – сказал он. А тупика никто не хочет.

Но, 29 ноября «народный совет ДНР» неожиданно принял «закон» о «границе». Она установлена по административной границе Донецкой области, но временно – по линии соприкосновения.

«Конфликт еще не окончен. Референдум в свое время проходил по всей территории Донецкой области. Согласно нашей конституции от 2014 года, территория ДНР определяется всей территорией бывшей Донецкой области. Учитывая, что Минские соглашения не выполнены на данном этапе, конфликт является неразрешенным, поэтому закон абсолютно логичен и понятен. В нем нет ничего нового», – заявил по этому поводу «глава ДНР» Денис Пушилин.

Кстати, нельзя не заметить, что этот закон, в котором «ничего нового», создает принципиально иную ситуацию. Если «ДНР» – это вся Донецкая область, то особый статус…

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять