RU
Все новости

На пороге «Минска 3»: Эксперты оценили возможность изменения Минских соглашений

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Комментируя итоги переговоров в Нормандском формате (прошли в Париже 9 декабря) Зеленский признал, что Минские соглашения – несовершенны. И напомнил, что подписывала их не его команда. Он также высказал уверенность, что «некоторые вещи» в этих договоренностях можно изменить. В том числе – передачу украинской государственной границы до проведения местных выборов. «После выборов – это точно не наша позиция… Это – окончательное решение», – заявил Зеленский, назвав этот элемент Минских соглашений их «ахиллесовой пятой».

В свою очередь президент РФ Владимир Путин предположил, что при «досрочной» передаче украинской стороне контроля над границей может повториться резня, как в боснийской Сребренице (в июле 1995 года сербская армия осуществила массовое убийство мусульман в Сребренице – горном городке на востоке Боснии и Герцеговины, тогда погибло около 8 тыс. человек). Зеленский заверил, что этого не случится: «Мы другие люди... Свободные, демократичные. Мы с уважением относимся к нашим гражданам. Никакой резни не будет, я так заявил Путину... Другая власть, другая страна: для нас самое главное – человеческая жизнь».

Эксперты прокомментировали «Донецким новостям» актуальность положений Минских соглашений, и насколько реально их выполнить в нынешних условиях.

Максим Джигун, политолог:

– Прежде всего, стоит отметить, что Минские соглашения подписывались предыдущим президентом Украины Петром Порошенко в ситуации, когда позиции нашего государства были чрезвычайно слабыми, а на востоке страны сохранялась угроза полноценного вторжения РФ (в том числе на другие территории нашей страны). По факту, главной целью подписания этих соглашений была попытка украинской стороны выиграть время для проведения дипломатической работы на международной арене и сохранения экономических санкций против России.

Первый пункт договоренностей – прекращение огня, не выполнялся в течение всех лет военных действий на Донбассе, что давало Украине возможность не выполнять следующие пункты этих соглашений.

Сегодня, как и сразу после подписания Минских договоренностей, наибольший резонанс в обществе получает вопрос проведения местных выборов на временно неподконтрольных территориях Донетчины и Луганщины. Ведь без обеспечения полного контроля украинской власти над этими территориями, без полноценного представительства украинских партий, без надлежащей работы ЦИК в этих регионах мы просто легитимизируем сепаратистские силы и боевиков в украинской политической системе.

Еще один пункт, вызывающий немало вопросов – амнистия боевиков, среди которых значительная часть тех, кто убивал и пытал украинских военных. Из Минских соглашений не понятно, в какой степени будет проведена амнистия, и смогут ли эти люди потом избираться в местные органы власти.

В процессе выполнения Минских соглашений для России критически важным остается сохранение контроля над украино-российской границей. Для Кремля это является важным инструментом влияния на эти регионы, включая переправку военной техники, оружия и человеческих ресурсов.

На данный момент мы можем видеть, что для Путина контроль над границей – требование номер 1. И идти на компромисс в этом вопросе он точно не будет.

Для Украины же проведение выборов без контроля над границей – шаг к вживлению в тело страны вечного сепаратистского образования.

Ярослав Божко, политический консультант:

– В целом Минские договоренности не могут быть выполнены в части легализации создания народных милиций – фактическая легализация пророссийских вооруженных формирований.

Однако самым важным моментом в текущей версии «Минска» является последовательность выполнения: что является первичным – передача контроля над границей Украине или выборы.

В целом, сами договоренности в нынешнем виде оставляют много пространства для маневра с обеих сторон, и потому не трактуются однозначно.

Сам процесс урегулирования все равно в корне базируется на балансе сил и готовности РФ идти на уступки Киева, принимая приемлемую для Украины модель реинтеграции Донбасса. Сейчас этого нет, и потому реализация договоренностей зависит вовсе не от их текста, а от позиций сторон, о согласовании которых сейчас говорить не приходится.

Валерий Клочок, политический и экономический эксперт:

– Об актуальности Минских соглашений говорить не приходится, поскольку ни одна сторона конфликта (равно как практически весь мир) не готовы говорить об альтернативных вариантах прекращения войны на Донбассе. И уж тем более о возвращении Крыма под юрисдикцию Украины. Альтернативным вариантом мог быть Совбез ООН, но при Порошенко эту тему спустили на тормозах, а при Зеленском вообще не упоминают (скорее всего, на нее стоит жесткое табу) ввиду сложности выполнения. Для этого необходимо лишение России права вето по вопросам Украины, далее – мониторинговая миссия ООН и подготовка миротворцев. Это, конечно, существенно обострит геополитическую ситуацию в мире, к чему мир не готов – финансовый интерес выше.

Исходя из вышеизложенного, актуальность Минских соглашений для всех без исключения участников процесса – более чем высока. Я бы даже сказал – пиковая.

Минские соглашения – это рамочный документ, в котором прописано все: и автономия неподконтрольных территорий (нам пытаются это подать как особенности местного самоуправления), и «формула Штайнмайера», и амнистия боевиков, и период действия особого статуса ОРДЛО (бессрочно).

Менять в этом документе никто ничего не собирается, поскольку достаточно воли одного подписанта, чтобы заблокировать чье-либо желание это сделать. Таким подписантом является Россия, что Путин успешно продемонстрировал 9 декабря в Париже – и на что Украина молча согласилась.

13 декабря президент Зеленский уже внес в парламент соответствующий законопроект об изменениях в Конституцию в части децентрализации. Текста пока нет, но министр иностранных дел господин Пристайко четко заявил: «В Минских договоренностях сказано, что Украина соглашается на конституционную реформу, в основе которой лежит децентрализация. Украинская сторона сейчас предана договоренностям, которые были. И это то, о чем сказал Зеленский, что мы все равно идем на изменения в Конституцию, которые предусматривают децентрализацию по всей Украине».

Изменения Минских договоренностей могут касаться исключительно «дорожной карты» их выполнения (которая так и не была опубликована, хотя и широко анонсировалась президентом Порошенко еще в 2016 году) в части сроков и порядка выполнения прописанных в соглашениях условий. И тут как раз речь может идти о контроле за границей.

Министр МВД Арсен Аваков анонсировал, что возможны совместные отряды – так называемый гибридный контроль за границей. Форму, похоже, уже определили и «скармливают» обществу. Единственное, что осталось утрясти – это сроки (до или после местных выборов). Похоже, Украина стоит на пороге федерализации и новых вызовов.

Светлана Кушнир, политический эксперт:

– Минские соглашения морально устарели в части дат. Естественно, что граница должна быть под украинским контролем. Как – вопрос переговоров.

Первый пункт – прекращение огня – априори должен быть уже выполнен. Мы практические ежедневно теряем своих бойцов (ранения, травмы, гибель), что недопустимо.

Конечно, мы увязли в политической трясине «формулы Штаймайера» и ее имплементации в наше законодательство. И вот с этим надо что-то решать. Есть вопросы и касательно закона об амнистии, к которому пока даже не приступали.

Если же говорить о компромиссе, без которого диалог невозможен, то тут важно инициировать совместные группы по ряду гуманитарных моментов: пенсии, переход от рублевой зоны, оценка ущерба для граждан.

Михаил Железняк, директор Киевской академии политических перспектив, политический эксперт:

– Пункт № 2 Минских соглашений – разведение войск по всей линии фронта. Этот процесс начался, но затянется на длительный срок. При этом развести на трех очередных участках вполне могут успеть за 4 месяца до следующей «нормандской встречи». В конце концов, к концу марта нужно вновь подвести итоги по результатам проделанной работы.

Власти не будут спешить отводить войска по всей линии разграничения, при этом забывая, что главным тупиком для Украины является то, что без разведения войск теряет смысл пункт № 1 Минских договоренностей про обоюдное прекращение огня.

Зеленский хочет получить контроль над границей. По сути это значит, что войска противника должны отойти. С технической стороны это возможно, но даже если под кальку имплементировать «формулу Штайнмайера» в украинское законодательство, кто может дать гарантии, что не возникнет обратного хода вооруженных сил противника?

Несмотря на то, что российская сторона ссылается на Минские соглашения и настаивает на присвоении особого статуса Донбасса, создание нового документа «Минск 3» будет необратимым для Украины. В Минских соглашениях будет довольно проблематично переписать только пункт № 1 (касается полного прекращения огня и его строгое выполнение), так как он тесно связан рядом остальных.

Фактически это означит, что война продолжается, так как нет политического урегулирования. Еще немного таких встречных ультиматумов и круг станет замкнутым, а войска останутся на привычных местах.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять