RU
Все новости

Война и Вера: История медсестры из Авдеевки, партизанившей и спасавшей жизни украинским бойцам

Вера Водолазская. Фото: «Радио Свобода»
Вера Водолазская. Фото: «Радио Свобода»

В прифронтовой Авдеевке медсестра Вера Водолазская, 64-летняя этническая россиянка, 22 января 2015 года в боях спасала украинских бойцов. Женщина партизанила во временно неподконтрольном украинской власти Донецке, пережила бомбежки и, несмотря на угрозы, до сих пор продолжает бороться за Украину и «свой город с коксохимом», пишет «Радио Свобода».

Так, 22 января 2015 года в паре километров от медпункта в разбитой девятиэтажке шел тяжелый бой: 25-я воздушно-десантная бригада штурмовала шахту «Бутовка». В тот день из боя не вернутся десятеро десантников: часть из них не удастся вывезти сразу – тела под обстрелами будут забирать еще несколько недель. Раненых бойцов ВСУ привозили на «девятину», знаменитую высотку на восточном краю города: там с военными медиками их спасала Вера Водолазская.

В январе 15-го бои за «Бутовку» не предавались огласке, как и не разглашались тогда реальные потери ВСУ в столкновениях за Донецкий аэропорт. Никто не знал, сколько именно солдат погибло, сколько осталось под завалами в терминале и сколько продолжают бороться в окрестностях ДАПа. По данным волонтеров Книги памяти погибших, за «черный январь» живыми домой не вернулись 272 украинских военных.

Многие из тех, кто тогда погиб или был ранен возле Авдеевки, прошли через руки мобилизованных врачей из Днепра – хирурга Александра Зеленюка и анестезиолога Ярослава Левченко. В 25-й бригаде о них слагали легенды, а эти двое рассказывали, как сложно сортировать раненых и решать, кого эвакуировать первым, как сильно не хватает шовного материала и многих почти банальных лекарств, как хочется спасти всех, но всех, к сожалению, не спасешь.

Чтобы хоть как-то помочь с потоком раненых, на «девятину» к десантникам прибилась местная жительница Вера Водолазская. Вера Андреевна, фельдшер скорой помощи на пенсии, помогла оборудовать на первом этаже медпункт, и каждый день дежурила вместе с военными, «чтобы мальчики только выжили, главное – чтобы выжили».

На самом деле, Водолазская помогала военным и в 2014 году. За Донецк и Авдеевку она боролась еще в самом начале так называемой «русской весны». «На момент начала войны я подрабатывала в Донецке. У старшей дочери, которая живет за границей, долго не было детей, а мне так хотелось внуков, что после выхода на пенсию и 30-ти лет на "скорой" решила еще поработать няней. От Авдеевки до Донецка ехать всего 15 минут – мне было удобно», – рассказала она.

В неподконтрольном Донецке весной и летом 14-го у тогда 59-летней Веры Андреевны, как она сама говорит, была целая группировка – женщины ее возраста, которые тоже не хотели мириться с режимом «ДНР». «Однажды нас чуть не расстреляли. Мы пошили большой флаг Украины и часа в три ночи – в начале четвертого вышли развешивать его на теперь разрушенный Путиловский мост. Мимо проезжали машины со сторонниками оккупантов… Страшно было, но нас, к счастью, тогда оставили в живых», – вспоминает сейчас женщина.

Пока в районе поселка Спартак «работал» блокпост, Вера Андреевна продолжала ездить между Авдеевкой и Донецком. Потом его закрыли, и женщина вернулась домой.

Друзья, которые поддерживали целостность страны, остались в областном центре, а в Авдеевке, куда Вера Андреевна много лет назад приехала погостить из России, где вышла замуж и родила двоих дочерей – патриотов, считает она, оказалось в разы меньше. «Сначала я вообще была одна. Муж и младшая дочка, конечно, поддерживали, помогали. А вот знакомые и соседи – нет. Ночью развешивала по городу самодельные листовки "Авдеевка – это Украина!", на деревьях на даче и в подъезде дома оставляла маленькие желто-голубые флажки. А потом смотрю утром – их выбросили, порвали… Ничего, на следующий день я снова…», – рассказала Вера.

Свою собственную партизанскую деятельность Вера Андреевна развернула в период, когда Авдеевка еще была под контролем «ДНР». Она продолжила бороться за Украину и после июля 14-го, когда город освободили. «Больница тогда не работала, "скорые" не ездили. Помню, город бомбят, а я иду и спрашиваю, кому помощь нужна, кого перевязать. Смотрю, дед там на пятом этаже осколками ранен – перевяжу. Стала ходить к украинским военным на блокпост: на тот момент у них и врача не было – один мобилизованный ветврач. Медикаментов нет, перевязочного материала – тоже. Потихоньку стала разных волонтеров подключать, а потом меня увидела Надя: мы были знакомы до войны, она сразу же предложила помогать ребятам вдвоем», – вспоминает Вера.

Когда Вера и Надя шли на блокпост к украинским военным – некоторые жители Авдеевки, вспоминает медсестра, обзывали их и кричали в спину: «Фашистки! Бандеровки!».

По словам Веры Андреевны, она не боялась злых языков и их действий – страшно было, когда были большие потоки раненых и когда в жилые дома стало сильно «прилетать». «Помню, один боец лежал в коридоре, накрытый одеялом, и ни слова не говорил, не стонал даже. Подхожу, спрашиваю, чем помочь. А он: "Та, живот что-то болит…". Открываю одеяло, а там все кишки наружу… И ни писка, ни словечка человек не издал – так просто лежал и ждал свою очередь», – вспоминает женщина.

В «черный январь» на «девятину» привозили много бойцов с контузиями. Все они были разной «тяжести» – кто-то отходил уже на следующий день, а кто-то – переставал говорить, терял память и даже терял рассудок. «Контуженные пугали меня большие всего. Когда открытая рана – ты четко знаешь, что нужно делать. А тут сразу и не поймешь, как помочь. Да и не поможешь никак. Однажды привезли молоденького совсем парня: смотрит на меня, слезы катятся, а сказать ничего не может – после контузии отняло речь», – говорит Вера Андреевна.

Сейчас легендарную девятиэтажку и соседний дом, «разукрашку», реконструируют, а тогда новострой был изрядно побит войной. Зимой 2015-го там жили немногочисленные оставшиеся местные. Некоторые из них прятались в квартирах с детьми, а на двери вешали нарисованные цветными карандашами таблички – «Не выбивать! Тут живут люди! Здесь дети!».

В импровизированном медпункте на первом этаже были бетонные стены, бетонный потолок и бетонный пол. Освещения не было – мелькали только налобные фонарики врачей. ​К концу суток, уже почти ночью, всех раненных хирург запишет в специальный блокнот, подсвечивая себе тем же налобным фонариком, который только что помогал ему «штопать» 300-х.

22 января через руки команды медроты и Веры Андреевны пройдут десятки раненных.

Вере Андреевне сейчас 64 года. Она работает участковой медсестрой в Центре первичной медико-санитарной помощи в Авдеевке, и все еще волонтерит: по необходимости, оказывает военным медпомощь, а на Новый год всегда относит на «промку» «Оливье» и другие вкусности.

В кабинет Веры Андреевны обращаются разные люди. По ее словам, некоторые из них до сих пор ждут «русский мир». Даже у сотрудников больницы разные взгляды, но всех их, говорит женщина, она старается принимать такими, как есть. Чтобы улучшить атмосферу на работе, Вера Андреевна просит коллектив придерживаться принципа «милосердие и дисциплина».

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять