RU
Все новости

Украина vs Россия: Опасная игра в мир во время битвы за Донбасс

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

В 2019 году, после смены власти в Украине, начались не только относительные подвижки касательно урегулирования конфликта на Донбассе (разведение сил и средств на трех участках, снижение обстрелов, встреча «нормандской четверки», обмен пленными), но и потепление отношений между Киевом и Москвой. Эксперты прокомментировали «Донецким новостям» взаимоотношения с Россией новой украинской власти, а также спрогнозировали, на какие уступки Кремлю еще может пойти команда Зеленского и останется ли в результате РФ по факту «страной-агрессором».

Александр Мусиенко, руководитель Центра военно-правовых исследований:

– Владимир Зеленский попытался установить контакты и перезагрузить, насколько это возможно, отношения с РФ.

Вместе с тем, несмотря на определенные настроения и как могло бы показаться – потепление в отношениях Украины и РФ, особой разрядки не произошло.

Это и неудивительно, ведь Крым до сих пор остается аннексированным Россией, а Кремль продолжает вливать существенные средства (люди, оружие, деньги) для поддержки всех пророссийских сил и формирований на Донбассе и постоянно подпитывает эту войну.

Если говорить о декабрьской встрече «нормандской четверки», думаю для многих представителей российской делегации стало откровенной неожиданностью, то как президент Украины отказывался идти на уступки РФ. Более того выдвигал выгодные для Украины условия стараясь изменить повестку дня встречи. В этой связи предложение украинской стороны об изменении очередности выполнения пунктов Минских соглашений, поставив в основе вопросы безопасности (прекращение огня, выведение всех регулярных и нерегулярных формирований и вооружений в Россию, разоружение незаконных групп и передача под контроль украинских властей линии государственной границы с РФ) и гуманитарные (разминирование, открытие новых КПВВ, упрощение порядка пересечения пунктов КПВВ, восстановление дорог и объектов инфраструктуры) – выглядят вполне оправданно и логично.

Команда президента Украины взяла курс на сохранение переговорного формата в рамках Минских соглашений и договоренностей «нормандской четверки», но в то же время – пытаясь максимально минимизировать негативные для нашей страны последствия их выполнения (учитывая украинские национальные интересы).

Если говорить о транзите российского газа, то здесь Украина достигла прагматичной, выгодной сделки для себя. Из основных позитивов – транзит по правилами ЕС, по схеме «качай или плати». И даже если в течение пяти лет действия контракта Россия отказывается по каким-то причинам прокачивать газ через украинскую территорию, «Газпром» все равно должен платить за объемы запланированного транзита газа. В этом плане сделку можно считать беспрецедентной для Украины.

Что касается отношений между Украиной и РФ, то не думаю, что они будут улучшаться в 2020 году. В вопросе войны максимум, на что удастся выйти, – это полное прекращение огня на Донбассе. В остальном речь может идти лишь о каких-то подвижках в экономических отношениях (но прагматично, с учетом украинских интересов и без уступок).

В общем же можно сказать, что шрамы войны быстро не заживают и не проходят.

Юрий Подорожний, политтехнолог, эксперт Украинского центра общественногоразвития, кандидат философских наук:

– Ситуация с войной на Донбассе стала стратегической в политике украинских властей, что, по большому счету является чуть ли не ключевым запросом общества по отношению к власти. Под лозунгом мира Украине втюхивают уступки россиянам, которые в риторике власти являются врагом и агрессором, а по факту президент проводит политику умиротворения и задабривания этого самого агрессора. И это не удивительно, ведь новая политическая элита более склонна понимать российские глобальные потребности, чем отстаивать украинские интересы. Психологи называют это «стокгольмским синдромом», когда жертва агрессии проникается чувствами своего насильника и пытается оправдать его. Собственно, вся политика в отношениях с Кремлем свелась к ключевому призыву президента: «Надо просто перестать стрелять».

Именно этим психологическим фактом можно объяснить движения, которые критики российского направления украинской политики называют не иначе как капитуляцией. Даже сторонники безусловного курса на мирное урегулирование задаются вопросом: что будет с 7% территории страны, которую захватила Россия? Ведь на самом деле все, что подается украинской властью как победы, по факту является выполнением требований, которые ставит страна-агрессор перед Украиной. Даже встреча в «нормандском формате» состоялась только потому, что россиянам был необходим газовый контракт.

Думаю, что действия украинской власти в новом году будут еще более радикальными. Продолжит меняться и риторика, которая трансформировалась из предвыборного «я скажу Путину: верни Крым и останови войну на Донбассе» к новогоднему «Какая разница?». Поэтому в 2020 году власть будет пытаться сделать все шаги по выполнению Минских договоренностей, которые не выгодны Украине.

Даже во время встречи «четверки» в Париже президент Зеленский не только ничего не сделал для отказа от обязательств выполнять «Минск», а наоборот подтвердил своей подписью обязательства выполнять эти соглашения безоговорочно. Поэтому в свете подготовки Украины к местным выборам осенью этого года наши власти готовятся и к проведению местных выборов на оккупированном Донбассе – независимо от того, согласятся ли россияне передать нам неконтролируемую Украиной часть границы. По крайней мере, психологически наши власти к этому готовы.

Александр Мишин, эксперт-международник:

– Действующее украинское руководство, несмотря на множество различных ограничителей, проводит курс на отстаивание национальных интересов в отношениях с Россией. При этом ощущается сдвиг в сторону прагматичного подхода к выстраиванию контактов Киева и Москвы. Еще можно сказать, что есть определенный секторальный подход, т. е. разделение двухсторонних отношений на треки: экономика, политика, безопасность. Что имеем в итоге.

Прагматизм проявляется на экономическом треке – в части подписания в декабре 2019-го пятилетнего контракта на транзит российского газа. Напомню, что стороны заключили договор об урегулировании, согласно которому «Газпром» и «Нафтогаз» отзывают все текущие иски и жалобы друг к другу. Это делается, чтобы защитить от излишних рисков украинскую газотранспортную систему.

В сфере безопасности и внешней политики, за которые отвечает президент Украины, происходят позитивные сдвиги, связанные с урегулированием ситуации на Донбассе. Это и частичное разведение войск на линии соприкосновения, размораживание работы «нормандского формата», обмен удерживаемыми лицами. Но достичь полноценного режима прекращения огня пока, к сожалению, не удалось. И вооруженный конфликт, помимо воли Украины, продолжается. В свою очередь Москва сделала видимость «уступок», вернув Киеву корабли (захваченные в районе Керченского пролива в ноябре 2018 года).

В то же время, Киев умеет демонстрировать и жесткость. Стоит вспомнить решение Кабинета министров Украины, отменяющее с 1 марта 2020 года выезд украинских граждан в РФ по внутренним паспортам. Так что есть и тенденции к дистанцированию. Что характерно по итогам 10 месяцев 2019 года, наметилось и падение торгового оборота между Украиной и Россией на более, чем 10%.

Напомним, что Владимир Зеленский на встрече в Париже в декабре 2019 года четко дал понять, на какие уступки Киев идти не будет. Они сформулированы в виде «трех принципов»: невозможность федерализации Украины, самостоятельность выбора вектора развития украинским народом, а также отказ от любого пересмотра международно признанных границ страны. Это «красные линии», через которые переступать не будут.

Киев за время президентства Зеленского уже сделал серию шагов в вопросе урегулирования ситуации на Донбассе. Теперь очередь за российской стороной. Если же говорить в целом о прагматичном подходе к проблеме Донбасса, то смысл могут иметь только взаимные уступки. Лишь тогда можно будет говорить о возможности достижения желанного длительного мира.

При этом статус России как страны-агрессора определяется ее деятельностью на международной арене. Он связан с комплексом российских шагов, которые нарушают территориальную целостность Украины и наносят ей материальный и нематериальный урон. Пока российское руководство будет игнорировать международное право, проводить оккупацию Крыма и части территорий Донбасса, РФ не может по определению перестать быть агрессором.

Виктор Каспрук, политолог:

– В 2019 году новая украинская власть наглядно продемонстрировала изменение подходов к оккупанту ее территорий.

И хотя Россия не изменила своих подходов к Украине, Зеленский и его команда, пытаясь всячески задобрить Путина, демонстрировали свою покладистость, которая почему-то очень похожа на первые попытки тихой капитуляции.

А заигрывание с врагом государства, способно только каждый раз увеличивать аппетиты Кремля, который не собирается отказываться от своей стратегической цели – уничтожение государственности Украины.

Путин разбил путь к полной капитуляции Украины на промежуточные этапы. И если даже Зеленский согласится на все выдвинутые Москвой экономические, политические, военные, культурные и языковые требования, это только будет побуждать кремлевцев к выдвижению новых требований.

А в конце такой ползучей капитуляции Путин выдвинет требование, что для якобы установления мира на Донбассе, «ДНР» и «ЛНР» должны распространить свой контроль на всю не оккупированную Россией территорию Донецкой и Луганской областей. Готовы ли к этому в Киеве?

Если действующая украинская власть и дальше будет продолжать действовать в том же политическом ключе, то нельзя исключать, что к концу 2020 года на Банковой переведут Россию из статуса «страны-агрессора» в статус чуть ли не «братского государства». Первые шаги на этом пути уже сделаны. И остается только вернуть российское телевиденье, фильмы, газеты и книги в украинское информационное пространство.

Нужно помнить: Москва никогда не требует малого. Она хочет все.

Владислав Дзивидзинский, эксперт Украинского института анализа и менеджмента политики:

– Очевидно, что новая власть не делает бизнес на войне и не пытается поляризовать общество по принципу свой-чужой, как предшественники.

Зеленский, приходя к власти, говорил, что вопрос мира является одним из ключевых. И что он готов пожертвовать многими вещами, в том числе своим рейтингом, во имя завершения войны. Он позиционировал себя как миротворца, как человека, который пытается завершить войну. И мы видим, что все ветви власти, на которые он имеет влияние, пытаются приблизить мир.

Зеленский действует по логике «общаться хоть с чертом лысым» (подразумевая Путина), лишь бы завершить конфликт. При личных встречах с Путиным он проявляет дипломатическую взвешенность. Общение достаточно уважительное. Политические оппоненты Зеленского, особенно сторонники Порошенко, видят за этой уважительностью – слабость. Кто-то (радикальные оппозиционеры) даже усматривает сдачу национальных интересов. Но, как мне кажется, поведение Зеленского на том же «нормандском саммите», где не были перейдены «красные линии», доказало, что он не собирается сдавать национальные интересы.

Признавая безальтеративность Минских договоренностей, действующая власть пытается добиться подвижек, согласно этим самым соглашениям. И получает волну критики от Порошенко и Ко, которые сами эти соглашения поддержали, а сейчас, критикуя их, не предлагают какой-то реальной альтернативы.

Зеленский понимает, что достигнуть мира без прямых контактов с Кремлем – невозможно. Потому и пытается договориться с тем, от кого реально зависит завершение войны – с Путиным. И старается вести диалог спокойным языком, учитывая позицию РФ, но и не сдавая интересы Украины. Если продолжать в стиле Порошенко «майданную риторику» по отношению к Кремлю, движения вперед в переговорах не будет.

Это не означает, что мы должны сдавать территории или признавать аннексию Крыма. Но это означает, что мы должны реально воспринимать ситуацию. У РФ есть геополитические интересы. Создавая горячие точки, Кремль показывает свою позицию на геополитической карте мира. И Украина как член НАТО является для РФ стратегической угрозой. Поэтому Россия будет делать максимально нестабильной украинскую территорию (которую ей не удалось так контролировать, как белорусскую), отдаляя по максимуму возможность вступления Украины в НАТО.

Обострение конфликта ведет к истощению Украины. Любые формы прямых столкновений – военных, информационных – нами будут проиграны. Но такая ситуация истощает и Россию, которая все больше страдает от санкций и ограничений, теряя рынки, в том числе – энергетический.

В то же время мы видим, что украинская власть идет на определенные уступки российской стороне (к примеру, снятие судебных претензий к Газпрому) – и может пойти еще дальше. В законе о национальных меньшинствах, вероятно, учтут языковые, этнические и прочие приоритеты (в том числе, для будущей интеграции временно неподконтрольных частей Донетчины и Луганщины). Также могут быть новые уступки по транзиту газа, разблокировка торговых отношений с РФ по определенным направлениям.

В ответ от России будут ждать снятия вето в Совбезе ООН касательно ведения миротворцев на Донбасс, деэскалацию конфликта, разведение войск, обеспечение доступа со стороны СММ ОБСЕ ко всем объектам, конструктивной работы в рамках встреч в Минске. Предполагаю, что в 2020 году конфликт не будет завершен. Но на Донбассе резко уменьшатся обстрелы, снизится количество убитых и раненых.

Несмотря на определенные потепления в отношениях между Киевом и Москвой, Россия останется для Украины страной-агрессором. Наиболее вероятная риторика украинских властей: РФ – наш оппонент, возможно, враг, но с ним нужно договариваться.

Олег Белоколос, эксперт-международник, глава правления неправительственной организации «Майдан закордонних справ»:

– На прошлогодней встрече в «нормандском формате» Украина продемонстрировала свою добрую волю и желание осторожными шагами, прежде всего гуманитарного характера, найти выход из очень непростой ситуации (Минский процесс зашел в глухой тупик). В аналогичной ситуации оказались и контакты по возвращению граждан Украины, незаконно удерживаемых в России.

Сегодня многое будет зависеть, от того, готов ли Кремль в полной мере и достаточно ответственно содействовать выполнению положений документа, согласованного на саммите 9 декабря 2019 года в Париже.

Не думаю, что Украина может пойти на существенные односторонние уступки РФ. Сегодня на стороне Киева явная поддержка наших постоянных зарубежных партнеров и друзей. В тоже время, в Украине всем (и, прежде всего, активной части общества) очень важно понимать, то, что почему-то ускользало ранее: нас далее поддержат и нам также помогут, если мы сами будем делать то, что необходимо внутри страны (реформы) и то, что в наших силах на международной арене.

Многое будет зависеть от того, насколько искусно Киев будет использовать информационные инструменты и возможности. При этом вряд ли из украинского политического лексикона по отношению к России к концу 2020 года исчезнет термин «страна-оккупант».

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять