RU
Все новости

Прага, бизнес и путешествия: Бывшие пленные «ДНР» поделились планами на будущее (Фото)

Медико-социальный центр для ветеранов войны в с. Цибли
Медико-социальный центр для ветеранов войны в с. Цибли / Фото: dnews.dn.ua

Вечером 29 декабря в аэропорту «Борисполь» приземлился самолет с 76 пассажирами на борту. Все они – бывшие пленные «Л-ДНР», освобожденные в рамках второго крупного обмена. В тот же день украинцы были доставлены в клиническую больницу «Феофания». После тщательных обследований, операций и лечения людей переселили: большую часть (36 человек), направили в госпиталь для ветеранов войны «Лесная поляна», что в Пуще-Водице, 16 – в медико-социальный центр для ветеранов войны в селе Цибли (в 20-ти км от Переяслав-Хмельницкого).

У пациентов в Пуще-Водице – гости каждый день. Больше всего тут журналистов. В день, свободный от процедур, можно прогуляться по Киеву. В этом плане меньше повезло тем, кого направили на реабилитацию в Цибли: от медико-санитарного центра до Крещатика – 110 км. Автобус из села в столицу ездит по расписанию – редко и долго. Поэтому за несколько недель мало кто из них выбирался в сторону Киева.

Когда наша небольшая делегация из 6-ти человек приехала в Цибли, оздоровительный центр, где живут освобожденные, будто бы ожил. Для себя я сразу решила, что не буду «пытать» земляков вопросами о пребывании в застенках. Меня в первую очередь интересовало, каким они видят свое будущее после освобождения.

«Мы привезли вам посылки от "Блакитного птаха", разбирайте!», – кричу я в коридоре. Как раз время обеда и пациенты спешат в столовую, попутно забирая свой пакет. Кому-то волонтеры передали пену для бритья и бритвенный станок, зубную пасту и мыло. Кто-то получил долгожданные лекарства или необходимую в повседневной жизни одежду.

Я сильная женщина, у которой все получится!

Одной из первых в столовую идет Марина Чуйкова. Летом ей исполнится 49 лет. Женщина выглядит хорошо, много шутит и улыбается. И это несмотря на то, что в плену она пробыла год и 9 месяцев

В списке, обнародованном Офисом президента Украины на следующий день после освобождения, она значится под номером 74. «Чуйкова Марина Владимировна, гражданская, медсестра. Проживала в оккупированной Горловке Донецкой области. Была задержана в марте 2018 года на блокпосту, когда возвращалась с оккупированной территории от больной матери в Бахмут Донецкой области. Боевики обвинили ее в "шпионаже" и сотрудничестве с СБУ. Из ее квартиры изъяли компьютер, планшет, несколько мобильных телефонов».

Марина Чуйкова

«Когда я была в плену, много мечтала и все представляла, как вернусь на свободу. Там, в четырех стенах, у меня было много идей, много планов на дальнейшую жизнь. Но прошел месяц, и я стала более приземленной в своих мечтах», – призналась она.

Тому виной пошатнувшееся здоровье. Еще в «Феофании» Марину качественно обследовали, обнаружили ряд заболеваний, и в первую очередь – гормональное. Оно обострилось, т.к. будучи в плену женщина не принимала положенных лекарств. «И стоматологические проблемы, которые требуют продолжительного лечения, протезирования. Тут у нас практически каждый нуждается в новых зубах», – отметила собеседница.

До ареста Марина работала медсестрой-анестезисткой в наркозных операциях, но так как работа была недостаточно оплачиваемой, ей пришлось устроиться еще и продавцом-консультантом. «У меня есть желание и силы работать. Я уже практически восстановилась. Легко мне это далось, и в этом большая заслуга психологов. Они видят во мне сильную женщину, у которой все получится. Их вера сделала меня уверенней и сильней», – отметила она.

Марина Чуйкова

«Я из Горловки мало куда выезжала, поэтому Украину знаю плохо, и знакомых по стране практически нет. Мечтаю проехаться по нескольким десяткам городов, чтобы прочувствовать их дух и понять для себя, хочу тут дальше жить или нет. На сегодняшний день мои дети – сыновья Артур и Савва – живут в Харькове, и после госпиталя собираюсь к ним. Но останусь ли я там, для себя еще не решила. Время покажет», – улыбнувшись сказала Марина Чуйкова.

Для счастья – за чашкой чая в кругу семьи

Следом за Мариной в столовую направляется Галина Ивановна. 67-летняя дончанка живет в одном номере с Чуйковой. В списке она под номером 70. «Терещенко Галина Ивановна, гражданская. Проживала в оккупированном Донецке, где и была захвачена в августе 2017 года. Вела списки боевиков, записывала номера авто в "МГБ". Галине инкриминировали "шпионаж"».

Помимо пакета от «Блакитного птаха», от себя дарю календарь, на котором 12 фотографий с красотами Донбасса, Галина Ивановна с нескрываемым восторгом его рассматривает. Вот подсолнухи на фоне терриконов, а тут донецкая степь с ковылем. А еще дончанка Ирина Шитикова, которая взяла Галину Ивановну под опеку, привезла ей раннее обещанные очки для чтения.

«Последние 3 года своей мирной жизни работала дезинфектором в Донецком городском кожно-венерологическом диспансере. Арестовали по пути на работу (кожвендиспансер находится в Калининском районе и окна Галины Ивановны выходили как раз на "МГБ ДНР" и расположенную рядом военную часть, – ред.). Я подошла посмотреть, что за машины стояли возле "МГБ", ко мне вышел простой рядовой солдат и попросил документы, а потом попросил следовать за ним. Меня обыскали и нашли в сумочке записки. Потом был обыск на работе, где нашли документы о моей работе на Украину», – рассказывает она свою историю.

За 2,5 года плена ее ни разу не пытали, наверное, из-за возраста. «На допросах в "МГБ" меня сажали на стул и рассказывали о том, какое "ДНР" прекрасное молодое "государство", и что я подрываю в Донецке его основы. Они добивались информации – кому я передаю сведения. Физически пострадала уже в тюрьме и СИЗО. Но как ни странно, били не работники, а заключенные. В одной камере в СИЗО одновременно было от 6 до 14 человек. Сидели все вместе – кто попал по политическим убеждениям и те, кто за различные уголовные преступления», – продолжает Галина Ивановна.

Когда к ней в «Феофанию» приезжали журналисты, женщина признается, что первое время сильно терялась, с трудом могла подобрать слова. Был какой-то испуг, растерянность. Сейчас она уже пришла в себя. «Очень помогают занятия в госпитале с психологом, приезжают родные и друзья, что для меня сейчас важно. Здоровье, конечно подорвала. Проблемы с щитовидкой, скачет давление, упало зрение. И зубы. Это проблема у многих пленных. Но я уже с новыми коронками. В ближайшее время хочу заняться оформлением пенсии. Она у меня небольшая – до войны была 1 267 грн, сколько сейчас насчитали – даже не знаю. Если получится восстановить выплаты в Киеве – хорошо. Но для начала надо решить вопрос с документами – всем тем, у кого в плену забрали паспорт, уже делают», – сказала пенсионерка.

«Каким я вижу свое будущее? Мне немного надо – в холодный вечер чашка горячего чая с чем-то сладеньким в кругу семьи. Семья – моя дочка, сестра, племянники. Но не со всеми я сейчас могу собраться за столом, на подконтрольной территории сейчас живет только сестра. Поэтому без выбора – после лечения поеду в село Галициновка, это в Марьинском районе Донецкой области», – поделилась Галина Ивановна.

В плену придумал, как Украине быть газонезависимой

Свой пакет от волонтеров получает и Яков Кривошеев. Мужчине всего 42 года, но время, проведенное в плену, сполна отразилось на нем. Половина лица не работает, глаз дергается. Все это результат уколов галоперидола, который назначают людям с серьезным расстройством психики. Но все же глаза у него «говорящие», а на лице улыбка. В списке он под номером 53. «Кривошеев Яков Михайлович, гражданский. Был задержан НВФ в июне 2016 года во время рейда в компьютерном клубе в оккупированном Донецке. Также обвинялся боевиками в "шпионаже"».

Накануне «референдума» 11 мая 2014 года Яков до 4 часов утра ходил по Киевскому району и срывал со стен объявления с призывами приходить на избирательные участки. Спустя годы мужчина до сих пор помнит, что уничтожил 874 объявления. «Оставаться в стороне и делать вид, что ничего не происходит, не мог и не хотел. Меня моя покойная мама так воспитывала и говорила: сынок, как бы жизнь не сложилась, всегда сохраняй верность своей семье и своей стране. Поэтому стал помогать украинским военным – сообщал места дислокации оккупантов и данные их пособников. Взяли меня в интернет-клубе 20 июня 2016 года, как раз на мой 39-й день рождения. Просто один из посетителей заглянул ко мне в монитор и тут же настучал администратору интернет-клуба, а тот уже в "МГБ"», -– вспоминает он тот день.

Сначала Кривошеев был в СИЗО, а в августе 2018 года его перевели в психиатрическую больницу. Его приговорили к принудительному лечению. В медучреждении Яков подвергался пыткам и карательной психиатрии. «В психушке я лежал в палате на 6 человек среди алкашей и наркоманов, большинство из которых поступили в больницу как раз из рядов так называемого "ополчения ДНР". Они бравировали передо мной, расписывая, как храбро воевали и сколько "укропов" покрошили, и какие наши бойцы слабаки и пьяницы. И это мне рассказывали алкаши и наркоманы…», – поделился он воспоминанием.

В свое время Яков с отличием отучился на инженера-физика в Донецком национальном университете. После была аспирантура и несколько лет преподавательской деятельности в стенах родного вуза. «Последние 6 лет до попадания в плен занимался наружной и интернет-рекламой. В далеком 2005 году моя будущая супруга сообщила, что ждет ребенка. Я тогда представил перед собой весы. На одной чаше – возможность заниматься наукой, а на второй – зарабатывать для достойного обеспечения своей семьи. Выбрал вторую чашу», – признался он.

Находясь на реабилитации, Яков постоянно думает о том, как дальше строить свою жизнь. «Первоочередная задача – работа и жилье. Конечно же, мне хотелось вернуться в науку. Но те деньги, которые получают ученые, это в нынешних реалиях копейки. В плену частично придумал проект, инвестиции в который исчисляются цифрами с шестью нулями. Черное море богато газовыми гидратами. Представьте себе камушки, которые содержат внутри себя метан. И эти камушки лежат под водой. И если эти камушки собирать, используя нужные технологии, и извлекать их них метан, то у нас будет столько газа... Это покроет не только потребность внутри страны, можно будет еще и экспортировать», – поделился Яков.

У мужчины подрастают две дочери. Софии – 14 лет, Веронике всего лишь 4 года. Младшая родилась, когда ее папа был уже в застенках. Он до сих пор не видел Вероничку. «Жена с девочками живет в Днепропетровской области, они туда к родственникам уехали еще в самом начале войны. Уеду ли я после госпиталя к ним? Скорей всего, нет. Жена рекомендует оставаться поближе к столице, потому как Днепр не очень перспективен – это касается поиска жилья и работы. Когда найду более-менее стабильную работу с хорошей зарплатой и благоприятный вариант арендного жилья, то супруга с дочками переедут», – поделился он планами на ближайшее будущее.

Яков Кривошеев

Несмотря на годы, проведенные вне науки, Яков продолжал много читать. Его друг Денис Бердник, с которым дончанин познакомился в тюрьме, подарил смартфон. «Скачал уже более 200 книг. В основном это научная фантастика, книги об истории ХХ века, а также Михаила Булгакова и работы Стивена Хокинга. Я часто обращаюсь к истории войн ХХ века и понимаю, что нынешний конфликт на востоке Украины – это не последнее испытание на прочность для нашей страны. Будут еще. Важно быть готовым. Как говорили древние, хочешь мира – готовься к войне. В истории ХХ века был человек, который предотвратил третью мировую войну еще в 1963 году. Это Джон Кеннеди. Он говорил: "Не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас, спросите каждый себя, что вы можете сделать для своей страны". Это один из моих жизненных принципов. Никто кроме нас, украинцев, не наведет порядок в собственном доме, никто кроме нас не защитит и не перестроит страну», – делится мужчина.

«Мне хочется быть максимально полезным своей стране. Наверное, осознание того, что я не выполнил в этой жизни свою жизненную программу, не позволило мне поломаться как человеку», – считает Яков Кривошеев.

Напишу книгу и поеду по миру

Своему коллеге, журналисту и блогеру Олегу Галазюку (псевдоним «Мирослав Тямущий») привезла несколько книг, среди которых «Олег Сенцов» авторства Александра Мымрука. Преподавателя философии из ныне временно неподконтрольного украинской власти Тореза (после переименования – Чистяково, Донецкая обл.) за сотрудничество с украинскими СМИ в «ДНР» «приговорили» к 16 годам «с лишением права осуществлять публикации в средства массовой информации и интернет-ресурсах сроком на 4 года, с отбыванием наказания в колонии строгого режима». В списках освобожденных он под номером 40. «Галазюк Олег Дмитриевич, гражданский, 1964 года рождения. Блогер. Проживал в оккупированном г. Торезе Донецкой области, работал преподавателем местного факультета Харьковского института экономики рыночных отношений и менеджмента. В июне 2014 года его брат Виталий сообщил в дежурную часть Торезского ГО ГУ МВД Украины в Донецкой области об исчезновении Олега. Датой исчезновения считается август 2017 года».

«В скором времени собираюсь в Прагу, пригласили в центральный офис "Радио Свободы". Буду выступать, давать интервью иностранным журналистам. Но пока проблема с загранпаспортом и еще надо зубы подлечить», – говорит Олег.

Во время реабилитации мужчина начал писать книгу. Говорит, что уже готовы 4 печатных страницы. «Книга будет называться "Галазюк Олег: Від тортур до зірок. Думки філософа про війну на сході України". Начинается она с того момента, когда Путин проиграл борьбу за Тузлу. И с тех пор у него была задача – забрать у нас Крым. Пусть не обижается Игорь Козловский, но в книге буду затрагивать Украинское реестровое казачество, его руководителя [Анатолия] Шевченко, Донецкий институт искусственного интеллекта как рассадник ряженых людей, которые потом превратились в реконструкторов. То есть, по сути, они позвали войну и стали играть в эту войну, в которой гибли и продолжают гибнуть люди», – рассказал Олег о будущей книге.

Галазюк мечтает, что после выхода книги в Украине, она будет переведена на несколько европейских языков. «И тогда я мог бы всему миру рассказать о режиме Путина, о путинском проекте под названием "Л-ДНР". Как известно, побеждает всегда правда. Но не в нашем случае. Пока ложь, льющаяся из российских СМИ, преобладает. И мы проигрываем им информационную войну по всем фронтам», – констатировал 55-летний Галазюк.

Олег Галазюк

Еще Олег хочет на YouTube запустить собственную программу. Чтобы работать самому и быть независимым. «Буду сам себе хозяин – писать и говорить, как хочу, что хочу и о чем хочу. Еще собираюсь преподавать, я ведь специалист по античной философии. Знаю греческий язык и латынь. Предпочитаю не быть привязанным к определенному вузу, хочу на контрактной основе читать лекции по античной философии», – поделился он.

Журналист также мечтает попутешествовать на собственном автомобиле, который ему подарит правительство Швеции. После того, как он станет лауреатом Нобелевской премии. «Сначала будет премия Союза журналистов Украины, потом – Шевченковская премия, а после – уже Нобелевская», – улыбаясь делится мечтами бывший пленник.

Пускать корни в каком-то конкретном городе Олег не собирается – хочет путешествовать. «Первым делом исколесить западную часть Украины. А потом дальше, к границам соседних стран. И везде буду рассказывать то, о чем напишу в своей книге. И в первую очередь о войне на моем Донбассе», – заключил Олег Галазюк.

Раньше стремился к роскоши – сейчас все по-другому

С Андреем Женчусом пообщаться удалось в самом конце. Он проходит реабилитацию в «Лесной поляне» и вместе с нами приехал к своим друзьям, с которыми много месяцев сидел в одной камере. В списке он под номером 46. «Женчус Андрей Видмантасович, гражданский. Проживал в оккупированном г. Донецке. Пропал на блокпосту "Еленовка" в апреле 2018 года».

В мирное время Андрей работал на швейном предприятии. Был соучредителем этого небольшого бизнеса. В основном занимался тем, что заключал договоры, реализовывал готовую продукцию и контролировал доставку, а также искал комплектующие максимально выгодные для предприятия.

«Недавно сдал документ на восстановление паспорта гражданина Украины. Лечение еще продолжается, а у меня в голове уже куча мыслей, что делать дальше. Во мне не угасла предпринимательская хватка. В каком конкретно направлении хочу реализовать себя, еще точно не решил. Конечно, понимаю, что для старта нужны деньги, которых у меня нет. Раньше были. По донецким меркам я был человеком среднего достатка. Квартира, несколько машин, приносящий прибыль бизнес. Готов работать и "на дядю", и "на тетю", прежде чем получится организовать что-то свое», – мечтательно говорит собеседник.

Находясь в плену, 34-летний Андрей говорит, что многое повидал. Людей не спасали ни статус, ни деньги. Это повлияло на переоценку его жизненных принципов. «Раньше я стремился к достатку, к роскоши. Рестораны, дорогая одежда, машины менял, квартиру большую купил. Чтобы соседи знали и видели, какой я. Сейчас все по-другому», – уверяет он.

Андрей Женчус

Если бизнес, который был отжат, еще можно попробовать восстановить на мирной территории, то потерянное здоровье Андрею в полной мере никто не вернет. «В "Феофании" меня прооперировали – вырезали опухоль на левом боку. К счастью, она оказалась доброкачественной. Еще надо сделать операцию на носу. "Добрые люди", когда со мной общались, "случайно" сломали нос – засовывали в нос карандаш и им сломали перегородку. Это все было "в шутку". Точно также "шутя", вырывали ногти на руках. Глядя на нос и не скажешь, что с ним что-то не так. Но на самом деле травма доставляет большой дискомфорт, так как дышу, по сути, каждой ноздрей на 50%. Мне пообещали, что за государственные средства буду прооперирован в одной из лучших клиник нашей страны, и что скоро мой нос будет в том же состоянии, как до плена», – надеется Андрей.

«Каждый день благодарил Господа, что проснулся, открыл глаза и продолжаю жить. Мне многого не надо – просто хочу быть счастливым человеком», – заключил Андрей Женчус.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять