RU
Все новости

Без квартир, но с непогашенными кредитами: Переселенцы рассказали, как приобретали в Донецке льготное жилье

Донецк / Фото из открытых источников
Донецк / Фото из открытых источников

В конце прошлого года у большинства переселенцев разговоры только и были что о пилотной программе льготного жилищного кредитования, которую в народе кратко прозвали «Ипотека под 3%». С 3 по 5 декабря региональные управления Государственного фонда содействия молодежному жилищному строительству («Держмолодьжитло») принимали заявки от желающих, лелеющих надежду наконец-то обзавестись собственным жильем под минимальные 3%. За три дня поступило 10 180 заявок от внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) и участников АТО/ООС. Это свидетельство того, что программа актуальна и нужна людям.

Но не все переселенцы могут воспользоваться «Ипотекой под 3%», даже если программа будет продолжена в этом году (как надеются чиновники). Дело в том, что «Держмолодьжитло» реализовывало жилищные программы еще задолго до войны, данный госфонд существует 27 лет. И согласно утвержденному положению по «Ипотеке под 3%», «данная программа не распространяется на лиц, которые за счет бюджетных средств получили государственную поддержку или денежную компенсацию, или кредиты на льготных условиях на строительство (приобретение) жилья». Иными словами, те жители Донецкой и Луганской области, которые до войны воспользовались хотя бы одной из программ «Держмолодьжитла» (а сейчас, например, таковых 4 государственные и 118 региональных), не имею права претендовать на трехпроцентную ипотеку.

Но переселенцы, взявшие кредиты на жилье до 2014 года, столкнулись еще с рядом проблем. Во-первых, долги нужно отдавать. Хотя глава «Держмолодьжитла» и акцентирует, что по программам фонда кредиты «заморожены», но люди стараются не рассчитывать на такие блага, которые могут аннулироваться в один момент. Во-вторых, люди вложились в программы, выплачивают кредиты, но квартиры так и не получили – в тех же Донецке и Луганске остались недострои по программам «Держмолодьжитла». В-третьих, ипотечная недвижимость – в залоге у банка или фонда, продать ее практически невозможно.

Вот и остались такие переселенцы без квартир на «неподконтролке», которые можно было бы продать, без жилья на «подконтролке», со старыми кредитами на руках, да еще и не имеют права воспользоваться жилищными государственными программами для внутреннее перемещенных лиц.

«Донецкие новости» пообщались с переселенцами, которым в довоенный период удалось поучаствовать в программе молодежного кредитования жилья. Одни из них успели пожить в своей квартире, а другие – видели только каркас дома…

Никто не верил: льготное жилье – без взяток?

В Донецке у семьи Качановых осталась трехкомнатная квартира на площади Шахтерской, что недалеко от торгового центра «Маяк». Льготный кредит на жилье в новострое был оформлен в конце 2002 года. На льготное жилье Анна и ее супруг Станислав претендовали как молодая семья – на тот момент в семье был только один ребенок, полуторагодовалая дочка.

«Как-то случайно узнали о программе и заинтересовались. Пошли по указанным фондом адресам, там действительно шло строительство домов. Стали собирать документы. Сказать, что бумаг было много, это ничего не сказать. Собрали все честно: ради справок со штампами выстаивали огромные очереди, потом визировали их у депутатов. Во всех инстанция присутствовали лично, никому никаких взяток за справки не давали», – говорит Анна.

Ни коллеги Анны, ни ее мужа до последнего не верили, что государство способно обеспечить жильем молодые семьи. «Они ехидно-снисходительно улыбались и говорили: ну как можно верить государству и играть с ним в игры, где на кону стоят деньги? А в это время, несмотря на возражения скептиков, наш дом строился. И в декабре 2004 года мы получили ключи от своей квартиры. Когда мы открыли дверь, от радости практически ничего не осталось. Квартиру сдали не так, как было изначально заявлено в документах. По факту в квартире не было ничего кроме стен, деревянных окон и дверей. Сантехника, мойка, ванная, унитаз – все это отсутствовало. "Голая" квартира. И практически все такие в нашем доме. И всего лишь в нескольких был ремонт со всем необходимым. Именно туда и водили журналистов во время открытия дома. Одним словом – квартиры для красивой телевизионной картинки», – продолжила 42-летняя Качанова.

В квартире ремонт семья делала своими силами, в выходные и праздничные дни, приезжая после работы. Анна говорит, что где-то полтора года ушло на обустройство жилья. «Точно знаю, что в нашем доме мы самые последние заселились. Это были первые выходные марта 2006 года. Не обошлось без приключений. Мы собрали вещи, вынесли на улицу, а накануне был сильный снегопад, и грузовое такси никак не могло заехать во двор. Нам пришлось обратно все заносить домой. Взяли только постельное белье и поехали ночевать в свою квартиру. И только на следующий день удалось все-таки перевезти вещи», – вспоминает собеседница.

Супруги оплачивали кредит исправно. Платеж был раз в квартал и составлял менее 1000 грн. «Это сейчас смешные деньги, а в те годы для бюджета нашей семьи – довольно серьезная сумма. По договору, наша квартира без ничего в районе Шахтерской площади нам обошлась примерно столько, за сколько можно было купить трехкомнатную в центральном Ворошиловском районе в состоянии "заходи и живи". Но такой суммы у нас на руках не было, поэтому и выбирать не приходилось. Радовало то, что кредит был беспроцентный. А когда родился сын (второй ребенок), сумма ежеквартальных платежей даже уменьшилась», – говорит Анна.

«Активизировались коллеги – и мои, и мужа. Каждый хотел узнать подробности программы. И при этом каждый второй не верил, что мы смогли взять беспроцентный кредит без взяток и без знакомств», – добавила она.

Кредит супруги выплачивали вплоть до начала 2017 года, но пока полностью не погасили. К тому времени семья уже 2,5 года жила в другом городе на мирной территории. «Все платили своевременно, иногда даже с небольшим запасом на будущее. А потом нам стало тяжело финансово, т.к. дочка окончила 11 класс, и надо было думать о дальнейшей учебе. Сейчас ситуация такова: сколько мной выплачено за квартиру и что дальше делать с жильем, тоже не ведаю. Возможно, будет перерасчет в сторону увеличения, ведь дочка уже стала совершеннолетней», – отметила Анна.

Узнав о программе «Ипотека под 3%», переселенка понимала, что согласно условиям программы, она не может претендовать на льготный кредит. Как говорится, нельзя дважды войти в одну и ту же реку. «А вот если внести изменения в Порядок, впоследствии можно одну из квартир переуступить назад фонду. В принципе, тут есть разумное зерно и его стоит обдумать руководству. После окончания конфликта соискатель должен выбрать, какую квартиру оставляет себе, а какую отдает назад в "Держмолодьжитло". Но это из ряда фантастики, и применимо, например, только к нашей ситуации, когда донецкую квартиру мы еще не полностью выкупили», – сказала Анна Качанова.

«Мы в таких же в равных условиях с теми земляками, которые до войны жили в домах и квартирах, купленных не в кредит. Мы все остались без крыши над головой, и все хотим жить в своем доме, а не скитаться по арендованным четырем стенам», – заключила переселенка.

Не живу, но кредит выплатила

В своей трехкомнатной квартире в Донецке уже более пяти лет не живет и Татьяна Колодий.

Она, как и семья Анны Качановой, участвовала в программе «Льготное молодежное кредитование» от фонда «Держмолодьжитла».

«В микрорайоне Текстильщик, по улице Пинтера, был недострой. Этот дом Фонд взял в оборот. Был произведены строительные работы и в декабре 2005 года в порядке очередности молодым семьям с детьми раздали беспроцентный кредит. Многодетные шли без очереди. Все жители нашего дома получили кредит на 30 лет. Ежеквартальный платеж моей семьи составлял 1200 грн. Свои обязательства мы выполнили – недавно кредит был погашен в полном объеме», – рассказала она.

Построено 4 этажа, а моя квартира – на 6-м…

Мечта о собственной квартире для 41-летнего Олега Батюка и его семьи так и осталась мечтой. Дом в Буденновском районе Донецка, недалеко от гипермаркета «Ашан», так и остался недостроенным.

«О Фонде я знаю достаточно давно. Интересовался программами, но особо в нюансы не вдавался, потому что был одинокий. А когда уже женился и родился ребенок, стал детально изучать предлагаемые Фондом варианты покупки жилья. Активно взялся за это, что даже удалось выбить деньги из областного бюджета на строительство дома по улице Багратиона. На строительство дома было выделено 3,5 млн грн, при том, что курс доллара был 8 грн. Помимо моей семьи были еще десятки, которые выступили заемщиками. Мне еще пришлось заплатить за превышение площади и цены за квадратный метр. В итоге, вышла приличная сумма – 200 тыс. грн или 25 тыс. долл.», – подсчитал он.

Программа, по которой семья Батюк ударила по рукам с «Держмолодьжитла», была рассчитана для молодежи. Льготный кредит мог получить официально трудоустроенный человек с определенным доходом. Условия были таковы: если в семье не было детей, тогда нужно было платить 3% годовых, один ребенок – никаких процентов, два и более – 25% от суммы кредита списывали. У Олега и его супруги на тот момент был только один ребенок.

«В декабре 2013-го мы заключили договор с Фондом. Первый платеж сделал в январе 2014-го. В апреле родился второй ребенок. И последний платеж был в июне 2014-го, тогда еще банки в Донецке работали. К концу года мы неоднократно обращались в Фонд, мол, что же нам дальше делать? Фонд делал несколько раз дополнительные соглашения, в которых говорилось о том, что нам дают льготный период на погашение кредита. А в последующие годы и этих соглашений не было. "Держмолодьжитла" молчит, главное – пока ничего не требует. Тем более глава фонда Сергей Комнатный говорил, что можно не платить. Но ждать можно все что угодно, например, в один прекрасный день нам позвонят и скажут, что мы должны 350 тысяч и будьте добры оплатить», – говорит собеседник.

Известную пословицу о падении и спасительной соломке в реалиях 2014 года и в случае Олега можно перефразировать так – знал бы, что будет война, не вкладывал бы деньги в строительство. «Мне на тот момент было полных 35 лет, и скажем так, я успел заскочить в последний вагон. Ведь одним из условий программы – получателем льготного кредита могут быть граждане не старше 35-ти лет. Но могу с уверенностью сказать, что не будь того, что произошло, наш дом был бы достроен», – считает он.

Немногим больше повезло соседям Олега. Соседний дом был сдан в эксплуатацию в декабре 2013 года. «Люди в этом доме получили ключи от квартир и могут либо там жить, либо продать. А у нас выбора нет. Моя будущая квартира – на 6-м этаже, а было построено всего 4 этажа. И без квартиры, и без денег. Трехкомнатная квартира площадью 90 квадратов так и осталась мечтой. И участвовать в программе "Ипотека под 3%" для ВПЛ тоже не могу, при том, что физически у меня в Донецке квартиры нет, думаю, что уже и не будет. Недавно получил из Министерства развития громад и территорий Украины ответ на свой запрос, что "денег на эту программу в бюджете страны не предусмотрено. Но если деньги все же найдутся, то мы будем рассматривать изменения…". Вот такие дела», – резюмировал переселенец.

И жить нельзя, и продать тоже – плачу за воздух

Наталье Аксеновой 43 года. Она родом из западной Украины. Вместе с супругом жила и работала в Киеве, а в 2011 году мужу предложили интересную работу в Донецке, куда они без раздумий переехали. Так как в Киеве у Аксеновых своего жилья не было, как и большинство приезжих – арендовали.

«В 2013 году, рассматривая доступные варианты приобретения жилья в Донецке, в отделе продаж одной из компаний-застройщиков, мы узнали о программе удешевления стоимости ипотечных кредитов, которую предлагал Фонд содействия молодежному строительству. По условиям программы, я являюсь заемщиком по ипотечному кредиту в банке (нами был выбран "Ощадбанк"), а фонд частично компенсирует процент за пользование кредитом. Обратились в фонд, узнали условия. Оказалось, что мы полностью подходим: отсутствие собственного жилья, официальное трудоустройство, возраст, доход», – перечислила Наталья.

В ноябре 2013 года семья сдала все необходимые документы и, после детальной проверки со стороны «Ощадбанка», в декабре они подписали договор, согласно которому Аксеновы получают ипотечный кредит на 15 лет. Стоимость квартиры по тогдашнему курсу (8 гривен за доллар) составляла 500 тыс. грн. Первоначальный взнос со стороны Аксеновых составил 300 тыс. грн. (37,5 тыс. долл.). С января 2014 года был произведен первый платеж за тело кредита и процент за пользование кредитом. Итого – 3,5 тыс. грн ежемесячно.

«Мы выбрали 2-х комнатную квартиру у известного и авторитетного в Донецке застройщика. Дом находился на стадии строительства. Из-за событий весны 2014 года строительство было приостановлено. В городе было ощущения страха, пропадали люди, у людей с помощью оружия забирали машины. Поэтому в Донецке мы оставались до середины июля 2014 года, а потом вместе со знакомыми уехали с небольшой сумкой самых необходимых вещей. Все говорили о том, что это ненадолго, несколько недель. В связи со стремительным ухудшением моего здоровья, было решено перебраться поближе к моим родственникам на Западную Украину», – поделилась Наталья.

С начала 2015 года помимо арендуемого жилья Аксеновы ежемесячно платят за квартиру в Донецке, в которой даже не успели начать делать ремонт. «Согласно договору, каждый месяц я обязана оплачивать услуги Фонда, за то, что он выполняет взятые на себя обязательства – оплачивает часть процентов по моему кредиту, а специалисты Фонда ведут меня как партнера Фонда и заемщика по кредитному договору. Все свои платежи произвожу вовремя, несмотря на то, что у меня инвалидность 1 группы и нашей семье приходиться платить за аренду жилья. Я являюсь добросовестным заемщиком в отличие от фонда, который периодически пропускает свои платежи и тогда мне приходится платить и за себя по процентам за пользования кредитом, и за те обязательства, которые взял на себя Фонд. В 2015 году был период, когда Фонд не переводил банку средства несколько месяцев. Такое повторилось и в прошлом году – Фонд не платил с августа по декабрь. И все это легло на плечи моей семьи. Ведь в банке не спрашивают, почему Фонд не платит. Я же – основной заемщик, значит, и с меня спрос. Конечно же, очень трудно оплачивать одновременно аренду и кредит», – посетовала переселенка.

В прошлом году Наталья обратилась в региональное представительство «Держмолодьжитла» в Донецкой области (сейчас находится в Мариуполе) с вопросом, почему прекратились платежи со стороны Фонда. На что женщина получила ответ: нет финансирования, и посоветовали обращаться к высшему руководству. «В 2015 году отсутствие финансирования объясняли тем, что со стороны "Ощадбанка" с опозданием предоставляются реестры заемщиков, участвующих в программе. Я в Facebook написала главе правления Сергею Комнатному, который обещал разобраться. По факту на данный момент компенсированы платежи только за август, сентябрь и октябрь, задолженность со стороны Фонда – ноябрь-декабрь и уже январь этого года. В связи с этим для меня был неожиданным запуск в декабре 2019 года программы по приобретению жилья для переселенцев со схожими условиями. Получается, что на новую программу есть финансирование, а на текущую – нет», – говорит Наталья.

«Сейчас мы заложники этой ситуации: всей суммы для покупки квартиры у нас нет, ни один банк не даст мне второй ипотечный кредит. Не платить по кредиту мы не можем. Банк на контакт не идет, есть договор – платите. Также, согласно договору, в случае моей задолженности Фонд разрывает наши договорные отношения, а банк переводит наш кредит с частичным погашением процентов на полную оплату, а это еще больше сумма в месяц. Просрочка в платежах отразится на моей кредитной истории, и ни одно банковское учреждение не согласует мне кредит в будущем, даже если этот текущий кредит будет погашен. Никого не волнует, что это оккупированная территория и то, что у меня проблемы со здоровьем. Для них я буду недобросовестным заемщиком. Даже не знаю, удастся ли когда-то нам вернуться в Донецк и будет ли достроен наш дом, но, тем не менее, мы продолжаем выплачивать кредит. Платим за абстрактное жилье, фактически за воздух, грубо говоря. И жить там не можем, и продать его, т.к. дом не достроен», – с грустью констатирует собеседница.

В тоже время Наталья рада, что у людей, которые вынужденно покинули свои дома, есть возможность приобрести жилье по льготным условиям. «Но почему же о тех заемщиках, которые уже воспользовались услугами Фонда, забыли? Ровно 7 лет уже я оплачиваю кредит в банке за квартиру, которой не только не пользуюсь, но и не имею возможности продать, и даже нет доступа к ней. А дальше что? Вот уже 7 лет не принимается более глобальное решение для переселенцев, попавших в такую ситуацию как я, более того, даже не поднимается этот вопрос. Я не прошу "простить" мне этот кредит или вернуть заплаченные деньги. Но я считаю, что должна быть политическая воля для решения проблемы – что делать с такими как я? Кредит у меня на 15 лет, из них уже 7 прошло. Когда же я выплачу всю сумму, что по факту получу?», – сетует переселенка.

Есть новый шанс на квартиры

Глава правления «Держмолодьжитла» Сергей Комнатный в комментариях «Донецким новостям» подтверждает, что в программе «Ипотека под 3%» не может участвовать кандидат, который ранее участвовал в льготных госпрограммах по жилью. «К сожалению, на данный момент – не может. Это прописано в п. 7 Порядка», – говорит он.

Но по мнению Комнатного, переселенцы, которые в мирное время приобрели квартиры благодаря программам «Держмолодьжитла», также должны иметь право участвовать в нынешних льготных программах для ВПЛ. Ведь их прежние квартиры остались на временно неподконтрольной Украине территории. «Для этой категории граждан, возможно, нужно сделать исключение. В целом же, если не брать во внимание переселенцев, запрет на повторное участие [в программах "Держмолодьжитла"] – это правильно: семья выбирает этот механизм один раз», – считает глава Фонда.

При этом Сергей Комнатный отметил, что принимать данное решение по переселенцам – уровень профильного министерства.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять