RU
Все новости

Марина Черенкова: Трансформация конфликта на Донбассе, или Отчего же Донбасс не реинтегрируется

Марина Черенкова
Марина Черенкова

За 6 лет конфликта на Донбассе государство Украина допустило все возможные ошибки, которые были сделаны правительствами других стран с похожим вооруженным противостоянием.

Скажем прямо, в определенных аспектах мы превзошли всех.

Во-первых. Международное сообщество говорило о необходимости выплат пенсий, предлагало варианты еще в 2015 году, но государство «решительно возмутившись» зафиксировало сначала в медиа-пространстве, а затем и законодательно – «финансирование сепаратистов – преступление».

На прошлой неделе, уже молодые и «прогрессивные» депутаты ВРУ не проголосовали за закон, который позволил бы почувствовать мирным пожилым людям, проживающим на неподконтрольных Украине территориях, что изменения в стране наступили. И комментарии тут излишни. Это дежавю – такое ощущение что сейчас 2015-2016 годы.

Результат – крайне негативное отношение пенсионеров к государству Украина. Отношение пожилых и очень старых людей, проходящих через унизительные процедуры и коррумпированные схемы получения пенсий теперь изменить будет крайне сложно. Продолжающиеся смерти наших людей при переходе линии разграничения – это приговор такой политике и политикам.

Во-вторых. Большинство профессиональных дипломатов, частных дипломатических организаций, международных миссий настаивали на диалоге с мирными жителями неподконтрольных правительству Украины территорий практически с начала конфликта.

В 2014 году они формулировали это как «борьбу за умы и сердца людей», объясняя, что только так возвращаются территории.

Результат – на подконтрольной территории люди, которые только пытались начать разговор о мире и диалоге попадали в списки «Миротворца», да и дела на них заводились в СБУ.

В-третьих. Это же международное сообщество пришло в шок, когда была объявлена экономическая блокада. Конфликтологи и медиаторы с минимум двадцатилетним опытом работы в горячих фазах вооруженных конфликтов по всему миру уже откровенно нервничая подчеркивали, что именно бизнес способен начать диалог, ибо у бизнеса одна простая цель – прибыль. Особо смелые публично говорили о том, что блокада приведет к коррупции космических масштабов. Результат – коррупция у нас не космических масштабов, мы превзошли и это.

Много можно перечислять «удивительных решений и дел», которые действительно привели нас к началу конца умной внутренней политики. Не вижу смысла смотреть в прошлое – изменить его невозможно.

Честно говоря, те кто меня знает лично или по работе понимают, что вопрос «Кто виноват?» – не моя епархия и это прошлое. Вопрос же «Что делать?» – это вопрос будущего, вопрос консенсуса и хорошего управления (good governance) – это необходимо в любой сфере.

Для того, чтобы начинать любую деятельность в сфере реинтеграции, главное – честно ответить себе на следующие вопросы.

1) Понимаем ли мы, что конфликт уже трансформировался, и на какой стадии трансформации он находится?

2) Знаем ли мы какой должна быть Национальная Гуманитарная Политика в сфере реинтеграции, ибо реинтеграция и примирение – это неотъемлемые части такой политики.

3) Отдаем ли мы себе отчет, что для разработки качественной политики нам необходимы как теоретические, так и практические обоснования, то что в английском языке называется Policy rationale.

При условии, что ответ на вопрос №3 – положительный, в таком случае идем дальше.

3.а) Формальное и неформальное общение с жителями неподконтрольных территорий становится необходимым условием для разработки политики реинтеграции. Вежливо говоря, невозможно написать ни одной строчки в документе, не понимая, что хотят люди на неподконтрольных территориях. Наивно полагать, что после 6-ти лет молчания, игнорирования и унижений, люди с готовностью «ворвутся» в диалог. Соответственно, необходимо тщательно продумать, как начинать такой процесс, кому его начинать и при помощи кого его начинать.

4) Готовы ли мы говорить сами с собой честно, прежде, чем предлагать диалог другим? Я не скрываю, что очень лояльна к президенту Зеленскому, таким как я он дал надежду на мирное решение кровавого конфликта. Но. Я стараюсь быть объективной, поэтому утверждаю, что все посылы, публичные высказывания и действия президента не системны и не оформлены в Национальную Гуманитарную Политику. Политику понятную для всех, разработанную для людей и решающую проблемы людей.

4.а) В подтверждение вышесказанному в пункте 4: отсутствие координации внутри правительства – это просто следствие отсутствия единой Национальной Гуманитарной Политики по реинтеграции.

Я не собираюсь критиковать – это легко делать, этим занимается каждый второй в нашей стране. Могу предположить, что есть дефицит времени и кадров, однако за 6 месяцев можно было обществу предложить, по крайней мере проект для обсуждения и начинать создавать архитектуру из уже существующих институтов власти – у нас всего в избытке. За время вооруженного конфликта создано такое количество НГО (неправительственных общественных организаций), аналитических центров, платформ по примирению и «размирению», что мне иногда становиться боязно – столько аналитиков на одну страну, в которой так и не появился свой собственный план мирного урегулирования, не прочитаны 3 страницы Минска-2 и нет государственной политики для переселенцев – это тоже своеобразное «достижение».

Ну и самое неприятное для многих.

5) Готовы ли мы принять тот факт, что почти за 6 лет на неподконтрольных территориях выросла другая и абсолютно новая элита? Я не беру в кавычки это слово.

Продолжительный смех и сарказм в отношении людей, которые находятся сейчас там в системе управления – серьезный сигнал для нас! Мы что все действительно считаем, что они остались на уровне 2014 года? Они не ездили учиться? Они не выезжают на конференции в ЕС? Регулярно не бывают в Страсбурге в Совете Европы? Не общаются с депутатами других стран? Мы правда прибываем в этих иллюзиях? Если мы продолжаем так думать, то это серьезная проверка на нашу адекватность восприятия реальности.

6) Консолидация, объединение и создание одной повестки для всех институций, которые готовы работать на реализацию политики реинтеграции и примирения. Уж если гражданское общество и может помочь власти, то именно в этом аспекте. Четкая, понятная и краткая повестка для всех тех, кто за возвращение людей Донбасса в Украину, даст возможность власти разработать и сформулировать эффективную национальную политику.

Так что же делать?

Для того, чтобы написать хотя бы три предложения в этом абзаце, всем нам необходимо ответить на выше перечисленные вопросы. Ответить честно, даже если это невероятно болезненно. Найти место и время для обсуждения этих вопросов, забыв об амбициях и личных рейтингах.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять