RU
Все новости

Совместный с «Л-ДНР» контроль границы: Эксперты оценили предложение Зеленского

Владимир Зеленский / Фото из открытых источников
Владимир Зеленский / Фото из открытых источников

Украина соглашается на совместный контроль границы с представителями ОБСЕ и «Л-ДНР» как условие для проведения местных выборов на Донбассе. Об этом заявил президент Владимир Зеленский в Мюнхене на конференции по безопасности. Глава МИД Вадим Пристайко подчеркнул, что при этом будут учитывать опыт Хорватии. Эксперты оценили для «Донецких новостей» возможность реализации этой идеи, а также ее позитив и риски.

Мария Кучеренко, руководитель проектов в Центр исследований проблем гражданского общества, аналитик:

– Заявление о «совместных патрулях» не является какой бы то ни было сенсацией. Несколько прошлых лет вуковарская модель урегулирования считалась доминирующей во внутриукраинском дискурсе. А именно совместные патрули и являлись частью этого сценария – на территории Хорватии, которая была не отвоевана, а реинтегрирована с помощью временной администрации для Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема. Там действовала похожая модель полиции: патруль состоял из хорватов, сербов и сотрудников ООН. И, задавая вопросы о травматичности этого опыта Вуковара, несколько предыдущих лет легко можно было нарваться на обвинения в противодействии «единственному реалистичному плану мирного урегулирования в ОРДЛО».

Сама по себе идея не новая, тем не менее, остается неприемлемой для Украины по целому ряду параметров.

Во-первых, сербо-хорватская война никак не сопоставима с российско-украинской – ни по своим причинам и предпосылкам, ни по соотношению сил сторон. Во-вторых, происходящее на Донбассе наверняка не является межэтническим конфликтом, т.е. речь не идет о том, что там проживало некое «бунтующее национальное меньшинство», которому теперь необходимо предоставлять какие-то дополнительные права.

Так на каком основании представители незаконных вооруженных формирований (НВФ) должны входить в какие бы то ни было «совместные патрули»? Или, тем более, требовать вхождения в такие группы российских офицеров, которым легко выдадут «документы» псевдореспублик?

А можно не сомневаться, что РФ будет настаивать на том, чтобы это были именно боевики, ведь в текстах политологов, приближенных к кураторам урегулирования, постоянно фигурировали такие термины как «трансформация силовой компоненты». Т. е. позиция РФ сводится к тому, что члены НВФ должны быть преобразованы в ту самую «муниципальную милицию», которая прописана у нас в законе об особом статусе.

На деле же такие патрули не приведут нас к урегулированию, а дадут лишь легализацию бандформирований, ведь эта отговорка о том, что «прощены будут только те, кто просто взял в руки оружие, но не убивал» является глубоким непониманием сути вопроса – доступ на оккупированные территории все эти годы был сильно затруднен даже для СММ ОБСЕ, не говоря уже об органах и структурах, которые могли бы расследовать совершение боевиками преступлений. И потому на практике легко может оказаться, что виновные будут «прощены» – за недоказанностью лично их преступлений. Хотя по факту все члены «народных милиций» являются преступниками – членами НВФ.

Любая попытка легализации этих людей в украинском правовом поле создаст огромную травму для украинских военнослужащих, и приведет к тому, что страна будет жить с травмой поражения, что в сочетании с нашей традицией сакрализировать собственные страдания, даст страшные последствия на долгие десятилетия вперед.

Никита Трачук, политолог:

– Для начала я бы отметил, что пока что это лишь слова Зеленского и, частично, Пристайко. Как оно будет на самом деле — неизвестно, так как слова нового главы государства уже не раз расходились с действиями.

Меня удивил и насторожил момент с хорватским опытом. Насколько я помню, хорватский опыт решения подобной проблемы – это массированная военная операция, после чего хорватские командиры и военнослужащие много лет отбивались от обвинений в геноциде и массовых чистках. Мне кажется, любому адекватному человеку не хотелось бы так решать проблему Донбасса.

Касательно того, будет ли идея реализована: думаю, что это не самый плохой вариант. Он компромиссен для всех сторон конфликта, что делает его возможным – но не стопроцентным. Данная идея не идет в явное противоречие с интересами РФ и «Л-ДНР», а Украине помогает сохранить лицо. Важно не забывать, что патрулирование должно будет происходить под эгидой ОБСЕ, то есть под международным наблюдением. Да, это не лучший вариант для обеих сторон, но на то он и компромисс: при компромиссе недовольны все.

Риски мне видятся, прежде всего, в возможности боестолкновений между теми, кто еще недавно сидел в окопах друг напротив друга и стрелял. Эти настроения, а также внедрение в общественный дискурс тезисов о «зраде» обязательно будут разгоняться с обеих сторон. Чтобы не допустить социальных конфликтов, необходимо проводить с обществом разъяснительную работу. Проконтролировать же людей с оружием, к сожалению, почти нереально, так что инциденты неизбежны.

Как бы больно и неприятно не было, какой бы дикой не казалась идея, что вчерашний враг сегодня уже, разумеется, не друг, но и не фигура в прицеле автомата – важно понимать, что все войны однажды заканчиваются. И их окончание почти всегда болезненное. Но это не значит, что воевать нужно вечно.

Олег Жданов, военный эксперт:

– Идея совместного патрулирования, я думаю, самая прогрессивная из всего, что вообще сегодня происходит вокруг Минских договоренностей. Зеленский пытается загнать Путина в угол и поставить его в очень неудобное положение.

Фишка в том, что если наши пограничники вместе с ОБСЕ попадут на государственную границу между Украиной и Россией, то ОБСЕ придется зафиксировать факт присутствия на нашей территории вооруженных сил РФ. Для России это неприемлемо. Но если она откажется от такой инициативы, то покажет себя противником Минского процесса. Так что, есть шанс, что России придется выводить войска с нашей территории.

И еще очень важный момент: президент Зеленский подчеркнул, что проведение выборов на временно оккупированных территориях Луганской и Донецкой области без контроля над границей невозможно. То есть, он ставит в прямую зависимость проведение выборов и контроль над границей. И тут же предлагает вариант совместного патрулирования границы… Очень сильный с точки зрения политики ход президента Зеленского.

Юрий Подорожний, политтехнолог, эксперт Украинского центра общественного развития, кандидат философских наук:

– Президент Украины во время Мюнхенской конференции по факту признал, что власть готова идти на российский вариант будущего Донбасса. Владимир Зеленский сделал два взаимоисключающих заявления о возможности проведения местных выборов на Донбассе.

Первое заявление предусматривает возможность проведения выборов при полном контроле украинской властью границы с РФ на оккупированной территории. Второе – возможность совместных патрулей, которые будут состоять из представителей Украины, ОБСЕ и террористов из так называемых «Л-ДНР».

В это же время министр иностранных дел Вадим Пристайко подтвердил вариант с общим патрулированием, при этом отметив, что будет учитываться Хорватский вариант развития событий. В этом контексте следует обратить внимание, что президент демонстративно напомнил о наличии в стране 200 тысяч военнослужащих, а в случае необходимости способность нарастить количественный состав армии до 300 тысяч.

Хорватский сценарий установления контроля над оккупированными территориями из уст чиновников звучал чуть ли не с первых войны. Суть его заключалась в том, что хорватская армия начала операцию «Буря» и мощным военным ударом зачистила территорию самопровозглашенной республики Сербская Краина. Кстати, в этой операции участвовали 200 тысяч хорватских военных. Не знаю, совпадение ли это, может, президент пытался дать какой-то сигнал, но странным образом во время Мюнхенской конференции звучало именно это количество украинских военных.

Но скорее всего, украинский министр, говоря о хорватском опыте, имел в виду сценарии послевоенной интеграции Донбасса.

Остается непонятным, в каком контексте глава МИД вспоминал Хорватию, ведь совместное патрулирование не было ключевым моментом в решении конфликта, тем более что Минские договоренности – это немилитарные инструменты установления мира.

К тому же Вадим Пристайко, который на Мюнхенской конференции также сделал взаимоисключающие заявления относительно сроков проведения встречи в Нормандском формате, не стал хедлайнером внешней политики и с усилением влияния Андрея Ермака, назначенного главой Офиса президента, только теряет. Именно в этом контексте можно рассматривать отказ главы МИД РФ Сергея Лаврова проводить встречу с коллегами по «нормандской четверке» по украинскому вопросу. Скорее всего, это означает, что в Кремле нет решения о встрече Н4 в апреле.

Если все же заявление Владимира Зеленского о совместном патрулировании является посланием Москве о проведении выборов на условиях Путина, то очевидно, что украинская сторона готова форсировать события и готовиться к одновременным местных выборам, в том числе и на неподконтрольном Донбассе. А они, в свою очередь, могут состояться только при условии признания так называемых «Л-ДНР» в той или иной форме (соответствующие месседжи уже звучат из Кремля в ответ на идею президента Украины).

Мне кажется, президент Зеленский идет на большой риск, фактически признавая, что в Украине идет гражданская война. Именно это и нужно России, которая таким образом запустит процессы снятия санкций. И это вовсе не означает, что РФ даст провести эти выборы на Донбассе.

Олег Стариков, эксперт по вопросам сектора обороны и безопасности:

– Мне нравится, что высшее военно-политическое руководство начало изучать опыт урегулирования вооруженных конфликтов в других частях мира. Так было в Хорватии, в Восточной Славонии. Нужно не выдумать украинский велосипед, а больше читать, господа, документов управления миротворчества ООН, и тогда у вас все получится.

Переходная администрация (будет готовить проведение выборов, а также контролировать режим постконфликтного миростроительства), совместные патрули, совместная полиция – это уже испытанный опыт. При этом важно, чтобы нам его не навязывали, чтобы предложения исходили именно от украинской стороны.

Юрий Кочевенко, военный и политический эксперт директор Международного центра противодействия российской пропаганде:

– РФ продолжает заманивать украинскую власть в трясину псевдозамороженного конфликта. Сперва – используя не прекращающиеся обстрелы как форму принуждения к так называемым «прямым переговорам». Не добившись этой цели прямо, нам теперь предлагают формат «совместного патрулирования», которое якобы должно привести к снижению напряженности.

По факту же это будет еще один шаг в сторону фактического признания марионеточных псевдогосударственных образований как некой стороны конфликта. Что даст возможность российской пропаганде представить свою агрессию, как «гражданскую войну» (то, чего они собственно и добиваются с самого начала войны). Это одновременно выполнит две стратегические для РФ задачи: снятие санкций и блокировку любых евроитеграционных устремлений Украины.

Руслан Бизяев, политический эксперт:

– Идея президента Зеленского относительно совместного контроля границы (представители Украины, временно неподконтрольных территорий и ОБСЕ), на мой взгляд, является одним из инструментов переформатирования «Минска-2» в документ, который смогут выполнить все стороны конфликта. Он станет своеобразным «предбанником» проведения выборов на неподконтрольной части Донбасса.

При этом стоит учитывать вариант введения миротворческих сил ООН на границу – как компромиссный.

Основные риски любого сценария (в том числе и хорватского) заключаются в том, какая именно редакция закона об амнистии участников событий на востоке Украины будет принята нашим парламентом.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять