RU
Все новости

Принуждение к капитуляции: Эксперты дали оценку эскалации боев на Луганщине

Утром 18 февраля незаконные вооруженные формирования «ЛНР» атаковали украинские позиции в Луганской области (вблизи Новотошковского Орехового, Крымского, Хутора Вольный). Была использована ствольная артиллерия, велась стрельба из танка и минометов. Подразделения Объединенных сил дали огневой ответ и удержали полный контроль над ситуацией. Среди украинских военных есть один погибший, четверо получили ранения. Потери противника: один погибший, пять – тяжело раненых.

По словам начальника Генерального штаба ВСУ Руслана Хомчака, члены НВФ «ЛНР» реально планировали продвинуться вперед на линии разграничения и именно в годовщину Дебальцевской трагедии. Также Хомчак уточнил, что после нападения противника на наблюдательный пункт «Баня» ВСУ покинули этот пункт, но не отошли с позиций.

Эксперты рассказали «Донецким новостям», с чем связано данное обострение вооруженного конфликта и какие могут быть последствия эскалации.

Влад Волошин, экс-спикер Генштаба ВСУ, военный эксперт:

– Я ждал, что будет подобная провокация. Украина и ее политическое руководство очень далеко продвинулись на пути к мирному урегулированию. И инициативы, с которыми выступил президент Зеленский на Мюнхенской конференции по безопасности (о совместном патрулировании границы, о возможных выборах в ОРДЛО осенью по украинскому законодательству, о важности сближения разорванного войной Донбасса), вынудили Россию срочно сорвать это движение к примирению. Как результат – мы получили обострение на Луганщине.

Начальник Генштаба ВСУ генерал Руслан Хомчак сообщил, что штурмовали наблюдательный пост «Баня» 72-й отдельной механизированной бригады. В бой вынуждена была вступить и 93-я бригада.

Как правило, такие наблюдательные посты расположены в «серой зоне». И оккупанты надеялись, взяв его, получить возможность огневого контроля за участком разведения сил и средств в районе Золотого-4. Сначала они пустили в ход минометы, гранатометы, под прикрытием которых пошли вперед. А когда встретили ожесточенное сопротивление, подключили артиллерию и танки. Рассчитывали, что будет серьезная «ответка».

Не даром РФ заранее созвала Совбез ООН. Там представители России хотели устроить очередное шоу под названием «Украина срывает мирные договоренности, на которых сама настаивает». Но просчитались. Наши воины героически отстояли позиции. И дали при этом хороший отпор из разрешенных средств поражения. Как было заявлено на Совбезе ООН, СММ ОБСЕ зафиксировало резкое увеличение числа нарушений прекращения огня, более 2300 взрывов. Но основная их часть исходила как раз со стороны оккупантов.

Вполне логично, что наше военно-политическое руководство обратилось к мировым лидерам. И на заседании Совбеза ООН все указывало на вину России в попытке срыва процесса мирного урегулирования на Донбассе.

Все прекрасно понимают, что за провокациями четко видны башни Кремля. Так что думаю, будет усилено политическое (а, возможно, и экономическое) давление на Москву. И мир еще больше будет прислушиваться к позиции Украины, которая демонстрирует реальное стремление к мирному урегулированию.

Пока сложно прогнозировать, будут ли усилены санкции. Но можно сказать однозначно, что Украина ведет себя достойно, защищает свою территорию и показывает, что при этом готова придерживаться взятых на себя договоренностей. В том числе – несмотря на обострение – не возвращает войска на ранее отведенные участки. Хоть провокация к этому подталкивает. Мы действительно заинтересованы в мирном урегулировании.

Сегодня, 19 февраля, собирались презентовать Национальную платформу примирения и единства. Но (что вполне логично) мероприятие перенесли из-за атаки российских незаконных вооруженных формирований на востоке Украины.

Ну, а Путин в очередной раз показал, что о чем-то договариваться с нынешней РФ невозможно. Так что – надеемся на помощь мирового сообщества в усилении давления на Москву.

Виталий Бала, директор Агентства моделирования ситуаций:

– Атака оккупантов произошла после «гениального» заявления президента Зеленского о совместном с представителями созданных Россией квазиобразований «ДНР» и «ЛНР» патрулировании границы. И была четкая реакция Кремля – садитесь за стол переговоров с этими самыми «представителями».

Практически сразу после этого Россия дала «добро» на атаку. И традиционно заявила, что она тут ни при чем. Мол, пусть Киев договаривается с Донецком и Луганском о выборах, совместных патрулях, прекращении обстрелов и так далее. Вот тогда, мол, войны и не будет.

То есть мы стали свидетелями очередного демонстративного принуждения к прямым переговорам между украинскими властями и кремлевскими марионетками в «Л-ДНР». Чтобы тем самым легализовать последних. Это хотели сделать через выборы, но РФ, видя слабость украинской власти, решила поднажать…

Лично для меня позиция украинской власти неприемлема. Она или не понимает, что творит, или делает все умышленно.

Действующая власть, несмотря на то, что происходит на Донбассе, продолжает стремиться в ловушку, которую выставил Кремль. Мы реально сдаем национальные интересы Украины. Давайте вспомним, что говорили при разведении сил и средств: если будут какие-то обстрелы, обострение, мы всегда вернем защитников Украины на ранее оставленные позиции. Эскалация есть. А вот возвращения сил ОС – нет.

После случившегося нужно было четко заявить: все, что мы пытались сделать, идя на компромиссы со страной-агрессором, не помогло. Поэтому мы меняем стратегию, и предлагаем то-то и то-то…

На самом деле, есть лишь один вариант, эффективный с точки зрения прекращения военный действий, гибели людей, демилитаризации. А именно – вернутся к вопросу миротворцев и международной временной администрации. Только это может дать нам шанс хотя бы перемирие. А мира быть не может, пока часть Донбасса оккупирована, а Крым – аннексирован.

Реакция же, которую мы увидели вчера после заседания СНБО – никакая. Выйти и сказать пару минут о войне, а потом говорить о коронавирусе – это ни в какие ворота…

Мы стали в очередной раз свидетелями того, что власть не понимает, что у нас идет война с Россией. А продолжать рассказывать сказки о том, что мы сможем договориться – это путь в никуда.

Евгения Колесник, политический эксперт:

– Когда мы говорим о событиях, которые произошли на территории Донбасса, важно понять, что в этом контексте речь, скорее, идет о том, что обе стороны (как украинская, так и РФ с ее пророссийскими сторонниками из «Л-ДНР») могут говорить о нарушении базового принципа «Минска» – прекращении огня.

Президент Украины сейчас пытается усидеть на двух стульях, которые немного шатаются. При этом эскалация может дать возможность Зеленскому в будущем показать свою власть и запустить процесс пересмотра Минских соглашений – как неэффективного решения этого вооруженного конфликта. Скорее всего, это положительно повлияет на его рейтинг.

Со стороны Москвы мы увидели демонстрацию: Киеву показывают, что менять выполнение политических пунктов они не намерены. Скорее всего, такая реакция вызвана заявлением о «секторальном разведении вместо полного».

Важно понять, что Москва никогда не согласится на подобные уступки, выполняя все желания Киева.

Вызовет ли это какую-то отрицательную реакцию со стороны Запада относительно РФ? Я в этом сомневаюсь, ибо доказать окончательно «кто первый начал» – сложно. Да и сегодня Европа сама намекает Киеву на то, что нужно выполнять весь комплекс «Минска», а не только то, что украинская власть считает более релевантным.

Александр Кондратенко, политтехнолог:

– Вчерашнее обострение на Донбассе – демонстрация того, насколько ошибается президент Зеленский в суждениях о желании Путина закончить войну. Если глава государства в своих высказываниях «лично для себя ее закончил», то эскалация конфликта в очередной раз доказывает опасность любых «заигрываний» со страной-агрессором.

Когда на неофициальных переговорах достигнуты определенные договоренности, а при встрече в «нормандском формате» оказывается, что Зеленский не такой уж и сговорчивый, это приводит в действие механизмы давления со стороны Кремля. А чтобы эффект от этой так называемой провокации был на 100% доходчиво понятен украинской власти, эскалация осуществляется в памятные для нашей страны дни. Так сказать, «поздравление» с началом расстрелов на Майдане и «дебальцевским котлом». Нечто похожее наблюдается и в преддверии серьезных международных событий для дискредитации украинкой власти в глазах международных партнеров.

РФ часто использует такой метод ведения гибридной войны, после чего дожидается «правильных» месседжей со стороны Украины и представляет информационную картину в других красках. В данном случае это были высказывания главы парламентской фракции «Слуги народа» Давида Арахамии о якобы недостоверной информации: кто конкретно наступал, с какой стороны наступали и т. д. Эти слова будут использованы россиянами для обвинения Украины в нарушении «Минска». Фактически Арахамия поставил под сомнения официальные данные, озвученные командованием ООС.

Эскалация конфликта ставит большой вопросительный знак на том, состоится ли встреча в «нормандском формате» в апреле. Хотя я считаю очевидным, что о ней можно забыть. Для Путина нет никакого смысла вести переговоры с Зеленским до тех пор, пока тот окончательно не переступит «красные линии», связанные с внесением изменений в Конституцию Украины об особом статусе Донбасса на постоянной основе и выборах на условиях Кремля. Самые главные требования, выдвигаемые из-за поребрика, наш лидер пока еще не поддержал, и хотелось бы верить, что так будет и дальше.

До тех пор, пока Зеленский не перестанет играть в поддавки с Путиным и не проявит свою действительно проукраинскую позицию, отстаивая национальные интересы, переломить ход событий будет крайне сложно. Подобные обострения могут возникать все чаще.

Виктор Каспрук, политолог:

– Обострение ситуации на Донбассе можно объяснить тем, что у Путина не удовлетворены темпами, которыми Украина сдает свои позиции перед Москвой.

И одновременно Москва не отказывается от своей идеи фикс – заставить президента Зеленского вести прямые переговоры с так называемыми «ДНР» и «ЛНР». А также «дожимает» президента Украины, чтобы он выполнил в одностороннем порядке все требования Кремля до «нормандского саммита», который должен пройти в апреле.

События 18 февраля наглядно показали: сколько бы Зеленский не заглядывал в глаза Путину, желание мира он в них не увидит.

Необходимо обратить внимание на то, что бой был спровоцирован Россией именно на линии разведения войск. Так кого же тогда «разводит» Москва, постоянно показывая, что никакие договоренности с Киевом она не собирается выполнять?

Украина хочет мира, это очевидно. Но то, что предлагает постоянно нашему государству Кремль, больше выглядит как принуждение к капитуляции.

Очень хочется надеяться на то, что Путин этой провокацией на Донбассе, наконец, снимет с Зеленского «розовые очки». Ведь на какие бы компромиссы и уступки типа совместного патрулирования с российскими боевиками не шел Зеленский, Путину этого будет мало.

Поэтому разведение, патрулирование и выборы на Донбассе можно проводить только после того, как российские террористы покинут оккупированную ими территорию Украины. Россия хочет дожать Зеленского на полное выполнение «формулы Штайнмайера» и принятие изменений в Конституцию Украины.

С другой стороны, разве украинское население не хотело быстрого примирения с Россией? А процесс «примирения» в исполнении Москвы именно так и выглядит.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять