RU
Все новости

Мы должны бороться за этих людей – фотограф из Киева, снимающий жителей «серой зоны» (Фото)

Фото из проекта Сергея Моргунова «Jus In Bellum»
Фото из проекта Сергея Моргунова «Jus In Bellum»

C 2014 года и до сегодня киевский фотограф Сергей Моргунов – ранее войну не видевший и занимавшийся кинопроизводством – регулярно ездит в зону ООС и снимает ее жителей. Если во время обострения в 2014-2015 годах он приезжал на фронт как волонтер – возил воду, еду, свечи, стиральный порошок военным и гражданским, то сегодня, когда все это у людей уже есть, только с фотоаппаратом в руках.

16 февраля в киевской галерее «Мистецький Барбакан» открылась его выставка «Jus In Bellum» («Нравы и обычаи войны», свод правил, по которым регулируются военные конфликты во всем мире – прим.) с портретами обычных украинцев, которые остались жить под огнем с двух сторон, сообщает «Радио Свобода».

«Выставка в «Барбакане» – это часть проекта, который значительно шире, снимается он с 2014 года и по сей день. То есть, у него пока нет даты окончания. Это мое наблюдение за жизнью местного населения зоне проведения ООС, а до этого АТО. Снимаю с 14-го года на территории, подконтрольной Украине, на ту территорию я не рискую заезжать в силу своих активностей, – рассказывает Моргунов.

По его словам, в ноябре 2014 года он услышал о селе, недалеко от Дебальцево, о том, что там люди оказались в достаточно сложных условиях. Тогда только начиналась зима – первая зима в этой войне. «Люди, понятное дело, не были готовы к этому, у них не было ни электричества, ни тепла. Военные, которые мимо проезжали, чем могли им помогали. Но они не останавливались, а прямо на ходу сбрасывали им что-то: тушенку, сигареты, что-то еще. Меня очень сильно впечатлил тот факт, что эти люди в какой-то момент начали дежурить возле дороги и ждать, когда военные будут проезжать, чтобы те в случае чего что-то кинули им. Когда я об этом узнал, понял, что есть чем заниматься – отсюда и началась моя волонтерская история. Сейчас интересно наблюдать за тем, как поменялось их положение. Когда я начинал их фотографировать, тогда было достаточно туго. А сейчас уже у них магазины работают, и даже банкоматы есть, поэтому как бы отчасти это даже неактуально. Люди пытаются избежать воспоминаний о войне, забыть это», – отметил он.

Он говорит, что за каждой фотографией есть своя история и рассказывает их.

Вера и Леонид из Трехизбенки, сами из Луганска. Леонид строил дом в течении 30 лет, в их дом прилетало три раза – это на момент 15-го года. Сами они вдвоем с супругой живут в летней кухне, которая рядом расположена, и он мечтает достроить все-таки свой дом.

Там девочка Катя есть, которой на момент съемки было 6 лет, сама она из Снежного. Они с дедушкой и с мамой оттуда уехали и думали спрятаться от войны в Трехизбенке тоже, точнее в селе Калаус, оно рядом. В итоге их и там настигло. Ее дедушка занимался тем, что помогал военным, готовил для них, убирал, и в итоге все закончилось тем, что он сам подписал контракт и пошел служить.

«Я задаю вопрос об эмпатии, понимании, что это часть нашей истории, что это не где-то далеко, а что это происходит рядом, сегодня и сейчас. И происходит именно с нами, потому что мы часть этого общества. Мы отчасти ответственны за этих людей. Это, конечно, все очень поверхностно и банально звучит, но в целом это – основная проблема нашего общества, то что люди не замечают. Например, там есть один снимок, я его сделал в январе 18-го года, это село Жованка, обобщенно его больше называют Зайцево – в Зайцево три села входит. Женщина сидит в подвале у соседей, потому что в ее доме нет подвала. Дом, в котором этот подвал, где она живет со своим супругом, разрушен, зато там остался целый подвал. Вся их улица была просто дотла сожжена еще в августе-сентябре 17-го года. Для многих война активная закончилась в 14-15-м годах, что по-честному есть ошибочным мнением, и вот история с этой женщиной Анной – один из примеров», – поясняет он.

«Мы должны бороться за этих людей. Неважно, какие у них взгляды, какая у них сейчас позиция. Давайте будем откровенны, много людей в тот момент поддержали «русскую весну» в этом регионе. И когда я ездил в регион в качестве волонтера, у меня была возможность с одними и теми же людьми общаться раз в месяц. Когда люди были в изоляции информационной, у них сильно поменялось мнение о том, кто ведет эту войну, откуда летит и кто такая Украина. И, например, когда мы были в селе Первомайское недалеко от Донецка, там местное население достаточно агрессивно было настроено против украинской власти. Но так сложилось, что там три или четыре месяца не было электричества. Там что-то перебило провода, восстановили, снова перебило, и в какой-то момент поняли, что это гиблое дело все время его восстанавливать. А это значит, что не было телевидения, не было радио. И когда эти люди были в изоляции информационной, у них как-то очень сильно поменялось мнение о том, кто ведет эту войну, откуда летит и кто такая Украина. Было интересно отслеживать то, как меняется мнение людей достаточно в короткие сроки», – резюмировал он.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять