RU
Все новости

Жилье не под контролем или обещания в Украине: Что победит у переселенцев?

Мурал, посвященный переселенцам, в Днепре
Мурал, посвященный переселенцам, в Днепре

Несколько дней назад бывший заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВОТ) Георгий Тука сделал весьма примечательное заявление по поводу обратной миграции переселенцев на неконтролируемую Украиной территорию.

Власть их игнорирует

«Как бы ни прискорбно было говорить, но и прошлая, и нынешняя власть, с моей точки зрения, слишком мало внимания посвящают решению проблем тех людей, которые переселились с востока [Украины] или из Крыма. По сути, власть не демонстрирует желания решать проблемы переселенцев с жильем и работой. Исходя из этого невнимания к проблемам людей, часть вынуждена была вернуться на оккупированную территорию. По оценкам наших международных партнеров, реальное количество людей, которые физически проживают в качестве вынужденных переселенцев, а не тех, которые зарегистрированы как переселенцы, была примерно вдвое меньше, чем цифра в 1,5 млн, которая декларируется все эти годы», – сказал Тука.

Уже давно и многими замечено, что бывшие правительственные чиновники куда более откровенны в своих высказываниях и оценках, чем во времена, когда они были при власти и защищали «честь мундира». Но, в данном случае, это не так.

«По данным Минсоцполитики, зарегистрированных переселенцев – 1,7 миллиона. Но по оценкам международных организаций, проводивших исследования на Донбассе, на территории Украины реально находятся около 800 тысяч. Мы должны понимать и говорить откровенно: приблизительно половина людей, около 800 тысяч, которые хотели жить на территории, контролируемой правительством Украины, благодаря бездеятельности как парламента, так и всех ветвей власти, были вынуждены вернуться назад», – заявил в июне 2016 года все тот же замглавы МинВОТ Георгий Тука.

Впрочем, тогда он не объяснял причин такого странного поведения «всех ветвей власти». Сейчас он это сделал.

«У меня был разговор с одним высокопоставленным чиновником в 2018 году. Я был недоволен тем объемом финансирования бюджета, который был предусмотрен на решение жилищных проблем переселенцев. Было выделено "несчастных" 32 млн грн. Я говорю, что понимаю – это огромные средства, но давай стартовать хотя бы с миллиарда. Тогда этот человек мне ответил: "На миллиард ты обеспечишь, условно говоря, тысячу семей. А если я построю дорогу, про нее будут знать 20 тысяч семей. Мне, с точки зрения политтехнологий, выгодней строить дорогу, чем решать жилищные проблемы конкретных людей". К сожалению, такой подход сохраняется до сих пор», – рассказал Тука.

Никаких кардинальных изменений

Интересно, что практически синхронно с этим действующий заместитель главы Министерства по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (МинВВОТ) Руслан Калинин заявил, что в ближайшее время между регионами будет распределена целевая субвенция из госбюджета на обеспечение переселенцев временным жильем по программе, реализуемой МинВВОТ. По этой программе 70% финансирования обеспечивает госбюджет, а 30% – местные бюджеты.

«За 3 года временное жилье по этой программе получили 800 переселенцев. Всего было предусмотрено 85 млн грн. Потребность в финансировании программы на год составляет минимум 80 млн грн. В бюджете 2020 года выделено 20 млн грн. Это даст возможность обеспечить жильем приблизительно 50 семей. Но в ближайшее время министерство распределит эти средства между регионами и будет работать над внесением изменений в бюджет, чтобы предусмотреть дополнительное финансирование программы», – сказал Калинин.

Как известно, согласно оценкам самого МинВВОТ, сейчас острую потребность в жилье испытывают по меньшей мере 400 тыс. семей переселенцев. И, хотя, кроме вышеупомянутой, в Украине сейчас действуют еще 4 государственные жилищные программы, в которых участвуют переселенцы, результаты всех этих программ удручают.

Это просто «туристы»

Насколько правда то, что половина (!) переселенцев вернулась на неконтролируемую территорию из-за непреодолимых жилищных проблем?

Первые данные о том, что переселенцы возвращаются обратно на неконтролируемую территорию, появились в начале осени 2017 года. К этому времени официальная статистика Украины начала выдавать цифры, демонстрирующие заметное уменьшение количества внутренне перемещенных лиц (ВПЛ). Так, если по состоянию на конец ноября 2016 года в Украине официально насчитывалось почти 1,67 млн ВПЛ, то к концу августа 2017 года их осталось лишь 1,58 млн. Игнорировать такое массовое «исчезновение» переселенцев стало уже невозможно.

Финансовая статистика подтверждала ситуацию. В суперпопулярных у переселенцев – Донецкой и Луганской областях – за год, по данным Министерства труда и социальной политики, объем социальных выплат ВПЛ снизился на 6,1 млн грн и 4,6 млн грн. соответственно.

Именно тогда в Минсоцполитики задали сакраментальный вопрос – а был ли мальчик? – и двинули в массы тезис о том, что «расправившая крылья» верификация переселенцев просто обнажила существующую реальность. «Исчезнувшие» переселенцы вовсе не были переселенцами. Они были «пенсионными туристами», которые просто маскировались под переселенцев.

Эту мысль поддержал и тогдашний глава общественной организации «Всеукраинская Ассоциация Переселенцев», а ныне заместитель главы МинВВОТ Руслан Калинин. «Большая часть зарегистрированных переселенцев оформили пенсионные выплаты именно в этих [Донецкой и Луганской] областях, но по факту не проживают на этих территориях. Пообщавшись с работниками УТСЗН в различных городах, я узнал, что количество реально проживающих ВПЛ в приграничных областях составляет порядка 20-30% от официальной цифры. Таким образом, это количество по Донецкой области будет составлять около 100-160 тыс. человек. В общем же можно говорить, что общее количество переселенцев, реально проживающих на территории Украины не превышает 1 млн человек, с учетом тех, кто переселился, но не регистрировался в отделениях УТСЗН», – сообщил он.

Впрочем, он признал, что отрицательная динамика числа переселенцев связана и с внутренней миграцией. Однако, поскольку неконтролируемые территории Донбасса считаются украинской территорией, возврат переселенцев обратно также можно было считать внутренней миграцией. А можно было и не считать…

Они действительно возвращаются. Из-за жилья

Но в начале октября 2017 года Благотворительный фонд «Право на защиту» («Право на захист») обнародовал свой мониторинговый отчет «Пересечение линии столкновения через контрольные пункты въезда-выезда». Два месяца до этого волонтеры опрашивали пересекавших линию разграничения через КПВВ. Данные получились впечатляющие. Более 91% опрошенных тогда сообщили, что до начала конфликта постоянно проживали на Донбассе. 27% сказали, что после начала военных действий в 2014 году они выехали на контролируемую Украиной территорию. И 46% из тех, кто выехал на подконтрольную Украине территорию, к лету 2017 года… вернулись обратно домой, на неконтролируемую часть Донбасса. Это были не «пенсионные туристы», а реальные ВПЛ…

Согласно опроса фонда «Право на защиту», 42% возвратившихся назвали главной причиной своего поступка высокую арендную плату на жилье.

А вскоре, Международная организация по миграции (МОМ) расставила все точки над «i». МОМ тогда озадачилась проблемой – почему переселенцы возвратились на неконтролируемую территорию?

Ответ определил, как ключевую, именно жилищную проблему. 73% вернувшихся основной причиной своего поступка назвали наличие в «Л-ДНР» своего жилья. На тот момент статистика МОМ показывала, что лишь 2% ВПЛ смогли обзавестись своим жильем. Примерно 66% переселенцев арендовали жилье, а 22% жили у своих родственников. Еще 6% ВПЛ проживали в коллективных центрах и 3% в общежитиях. Причем, как мы помним, 42% из арендовавших жилье, сообщили, что это им не по карману.

«Многие выбрали Украину, пытались зацепиться настолько, насколько было возможно, но не смогли вытянуть материально. Поэтому им пришлось вернуться. У многих переселенцев арендная плата отнимает львиную долю заработка семьи. Если еще в течении первого года можно было оправдать чиновников, что им нужно было время для разработки стратегии, то спустя 3,5 года это уже системное безответственное отношение к каждому украинцу», – заявила тогда глава Всеукраинской организации по делам внутренних переселенцев Оксана Ермишина.

5 лет спустя

Через 5 лет после начала конфликта ситуация оставалась той же. Согласно отчета Национальной системы мониторинга ситуации с ВПЛ, обнародованном МОМ в апреле 2019 года, 19% опрошенных переселенцев вернулись на неподконтрольный Донбасс. Интересно, что, сопоставляя данные, МОМ сделал осторожный вывод: «В декабре 2018 года количество переселенцев, вернувшихся домой, увеличилось на 5% в сравнении с аналогичным периодом 2017 года». Но их данные показывали, что в каждом сезоне 2018 года возвращались домой на 4-6% больше переселенцев, чем в 2017 году.

Тройка главных причин, по которой ВПЛ возвращались, выглядела так же, как и раньше:

  • отсутствие собственного жилья – 37%;
  • нехватка денег (на аренду жилья) – 19%;
  • проблемы с оплатой коммунальных услуг (арендованного жилья) – 11%.

Все это можно было выразить одним пунктом – отсутствие собственного жилья и перспектив его получения, а также невозможность заплатить за арендованное жилье – 67%.

В октябре прошлого года Национальная мониторинговая система ситуации с ВПЛ, представленная представительством МОМ в Украине, обнародовала новые данные: 21% опрошенных ВПЛ на тот момент вернулись и проживают на неконтролируемой Украиной территории. При этом 76% из них назвали причиной возврата владение частной собственностью, в связи с чем они не должны оплачивать аренду жилья…

Впрочем, несколько дней назад все тот же МОМ констатировал, что число ВПЛ, которым удалось купить свое жилье в Украине увеличивается. По их информации, в своем жилье живут уже 17% переселенцев. Тем не менее арендуют жилье 57%, живут с родственниками или в принимающих семьях – 15% и в общежитиях и коллцентрах – 7%. При этом, две трети ВПЛ сообщили, что владели своим жильем до выезда с Донбасса и их жилье в результате конфликта не пострадало.

Новые надежды

С другой стороны, правительство «грозит» принять единую государственную программу обеспечения жильем ВПЛ и ветеранов уже в первом полугодии нынешнего года (ее концепцию Кабмин утвердил 19 февраля). Но многим ли она поможет?

Кстати, Минсоцполитики расширило категории населения, которые могут претендовать на помощь от государства в виде социального жилья. Переселенцы, у которых нет своего жилья или чье жилье разрушено в результате военного конфликта на Донбассе, теперь имеют право. «Лица, которые нуждаются в социальной защите и имеют недостаточный для покупки или аренды жилья доход, смогут быть взятыми на социальный квартирный учет и в дальнейшем получить социальное жилье», – сообщила министр социальной политики Юлия Соколовская.

Когда получить? Ну… в дальнейшем.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять