RU
Все новости

Марина Курапцева: Пенсии жителям неподконтрольных территорий рано или поздно придется выплачивать

Марина Курапцева
Марина Курапцева

Я понимаю, что уже на этапе прочтения заголовка часть нашего молодого украинского, пытающегося стать гражданским общества, вполне может «пойти врукопашную». Но, тем не менее, факт остается фактом: пенсии гражданам Украины, которые проживают на временно неподконтрольных украинскому правительству территориях, таки рано или поздно придется платить. Причем, не с момента возвращения под контроль Украины ныне оккупированных частей Донетчины и Луганщины, а всю задолженность, накопившуюся за почти шесть лет.

Эти слова – «почти шесть лет» – не несут никакой смысловой нагрузки для тех людей, которые никогда не выстаивали многочасовые очереди на блокпостах, не хоронили близких в собственных огородах (потому что обстрелы, под одним из которых и погиб человек, еще продолжаются, и до кладбища никак не добраться), не платили за информацию о месте захоронения близких, не болели в одиночестве в населенных пунктах, где отсутствуют аптеки, врачи и «скорая помощь», не видели, как голодают дети, и не голодали сами, не смотрят каждый день на соседей, у которых снарядом убило 15-летнюю дочь. Список можно продолжать до бесконечности, и речь будет идти о всех сферах жизнеобеспечения. О том, что и в голову не придет человеку на подконтрольной Украине территории: очереди за питьевой и технической водой, подвалы, оборудованные всем необходимым для жизни – на случай жестких боевых действий, невозможность получить документы государственного образца, невозможность закрыть даже базовые потребности…

Как это все связано с выплатой пенсий указанной категории граждан? Тут есть очень тонкий, больше психологический момент. Все описанное, и все не описанное (чего гораздо больше) идет в нагрузку к невыплате пенсий и необходимость врать собственному государству, чтобы получить свою законную пенсию. Почему – врать? Да потому что пенсии всех «донецких» и «луганских» привязаны к справке переселенца – внутренне перемещенного лица, а справка выдается только на основании фактического пребывания (проживания) на подконтрольной Украине территории. И, поскольку выезжать пенсионерам элементарно некуда, да и не на что, то им приходится проходить мытарства, необходимые для получения статуса «переселенец», а далее – участвовать в как минимум двух квестах, чтобы получить свои выплаты: речь идет об очередях на блокпостах и регулярных проверках/идентификациях/верификациях. А между тем, выплата/невыплата пенсий – это ведь абсолютно не предмет спора: украинская Конституция черным по белому гарантирует всем без исключения гражданам нашей страны равные права. И аргументы о солидарной и накопительной пенсионных системах превратились в щит, при помощи которого отражаются человеческие боль и слезы. А все это вместе складывается в простой и логичный вопрос: «За что?», на который вместо Разума и Сострадания преимущественно, увы, отвечает ненависть. Ненависть, не присущая украинскому народу, ненависть, искусственно привитая нам.

Дело в том, что украинское государство, будучи не готовым к вооруженному конфликту и его последствиям (первым из которых являются страдания мирного населения), фактически самоустранилось от решения проблем как переселенцев, так и, тем более, жителей оккупированной территории, – и изначально допустило ситуацию, когда общество внезапно сочло выплату пенсий части украинских граждан темой для обсуждения с вопросительной интонацией, а далее – уже с возмущением. Даже не сосем так: часть общества полагает, что имеет право решать, быть или не быть, то бишь, платить или не платить.

А между тем, ставка в этом споре, который даже спором не должен был стать, – человеческие жизни. Люди умирают на блокпостах чуть ли не каждую неделю в течение пяти с лишним лет. И я всегда думаю об этом именно как о гибели, поскольку смерть бывает от болезни, от старости; а когда человек умирает, являя собой иллюстрацию к словам «последствия войны», это именно гибель. Мне страшно было даже смотреть на так называемый «мост» в пункте пропуска «Станица Луганская», до ремонта он был опасной шаткой конструкцией, – а люди ходили по нему годами. Правозащитники говорят о том, что уровень понимания некоторыми даже «профильными» чиновниками проблем Донбасса – практически нулевой. А тем временем спектр этих проблем расширяется, углубляется и усугубляется.

Пенсии – не только пенсии. А вот люди – всегда люди, и человеческая жизни одинаково ценна. Должна быть одинаково ценна, точнее. И мне бы хотелось верить, что чиновники наконец задумаются над тем, что есть вопросы, которые решать нужно сейчас (на самом деле, еще за годы до «сейчас»), пока они не превратились в снежный ком, который может похоронить верховенство права, равенство прав, да и вообще – права человека в Украине.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять