RU
Все новости

Ждет ли нас серьезное обострение в тупике Нормандского формата?

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

Несколько дней назад министры иностранных дел Украины и России почти синхронно заявили о том, что ранее запланированные переговоры на высшем уровне в Берлине в рамках Нормандского формата в апреле нынешнего года, скорее всего, не состоятся. Такое удивительное единодушие оппонентов по формату говорит о том, что такой исход – уже практически решенный вопрос.

Два министра с одной точкой зрения

Сначала информацию о подготовке нового саммита в Нормандском формате 26 февраля решительно опроверг глава МИД России Сергей Лавров. Он сообщил, что подготовка нового саммита начнется только после выполнения решений предыдущего саммита и согласования проекта итогового документа.

«Я не слышал, что через месяц планируют встречу министров [иностранных дел] Нормандского формата. Наши коллеги говорят, что нужно уже в апреле назначить очередной саммит Нормандского формата. Мы довели до них нашу позицию. Во-первых, мы будем разговаривать о сроках следующего саммита только когда, будет выполнено все то, о чем говорили в Париже, включая нормализацию на земле и разминирование, и политические вопросы, связанные с "формулой Штайнмайера", и закреплением аспектов особого статуса [временно неподконтрольной украинской власти части Донбасса] на постоянной основе в законодательстве Украины. И второе требование: мы будем говорить о сроках саммита, когда подготовим и подпишем проект итогового документа. Чтобы уже в ходе саммита опять не было попыток разрушать уже достигнутые договоренности», – пояснил он.

По сути, это была реакция на заявление министра иностранных дел Украины Вадима Пристайко, сделанное накануне. Глава украинского МИД сообщил, что министры иностранных дел «четверки» соберутся уже через месяц (т.е. в двадцатых числах марта), чтобы обсудить подготовку встречи глав стран, входящих в «нормандскую четверку».

При этом, украинский министр отметил, что и Украина, и Россия отмечают отсутствие прогресса в выполнении договоренностей лидеров «нормандской четверки» по Донбассу, достигнутых в Париже. Однако, это никак не мешает встрече лидеров четырех стран.

Более того, Вадим Пристайко фактически анонсировал создание нового переговорного форума для решения вопроса возврата Украине ранее аннексированного Россией Крыма. «Тяжелые бои и потери на Донбассе в 2014-2015 годах заставили нас ограничить Минские договоренности лишь вопросами Донбасса. Как следствие, проблема Крыма несколько отошла на второй план в мировой политике. Россия вообще считает, что Крым – закрытый вопрос, который рассмотрению не подлежит. Но нигде в Минских договоренностях не сказано, что вопрос Крыма снимается с повестки дня. Качественные сдвиги здесь возможны в случае создания отдельного Крымского международного форума. Пусть сначала и без России. Мы потом заставим ее сесть за стол переговоров», – заявил глава МИД Украины.

Однако спустя два дня тональность заявлений украинского министра несколько изменилась. «Меня спросили, состоится ли встреча лидеров в апреле. Хотел бы, чтобы состоялась. Мы планировали, что будет через четыре месяца. Все посчитали, что через 4 месяца это в апреле. Но мы сейчас видим по реакции России, российская сторона начинает "съезжать с темы". Мы не должны ставить – апрель и все. Наша задача выполнить все 7 пунктов (коммюнике Нормандского формата в Париже)», – сообщил Вадим Пристайко.

Эти 7 пунктов звучат так:

  • полное прекращение огня с выполнением дополнительных мер по его поддержке;
  • разработка и выполнение плана по разминированию;
  • разведение сил и средств на трех новых дополнительных участках;
  • обмен пленными по формуле «всех на всех»;
  • в течение 30 дней соглашение по новым пунктам перехода через линию соприкосновения;
  • согласование в Контактной группе в Минске всех правовых аспектов «особого статуса»;
  • интеграция «формулы Штайнмайера» в украинское законодательство.

Безальтернативные?

Выражение «съезжать с темы», по-видимому, зацепило российского визави, и он дал развернутое пояснение причин такого «съезжания». Он обвинил Украину в том, что она продолжает саботировать выполнение Минских соглашений и договоренностей, достигнутых в Париже, а Франция и Германия – ничего не делают, чтобы «убедить» Украину все это выполнять.

«Вместо этого они на передний план выдвигают, как самоцель, созыв еще одной встречи в верхах "нормандской четверки", независимо от того, будет выполнена предыдущая договоренность или нет. Мы слышим множество конкретных идей, которые расшифровывают мысль господина Пристайко о необходимости внесения изменений в Минские соглашения, включая заявления о том, что нужно разогнать органы власти в самопровозглашенных республиках, ввести войска ООН и взять весь периметр этих территорий под контроль, а уже потом проводить выборы и многое другое. Но Минские договоренности — безальтернативные, а после утверждения резолюцией Совета безопасности ООН они стали частью международного права. Поэтому нам такие пустые саммиты ради саммитов не нужны. Мы так об этом нашим партнерам сказали», – сообщил глава российского МИД. Крым он не стал даже упоминать.

Из этого пространного пояснения видно, что не только Украина, но и Германия с Францией, в принципе, склонны провести очередной саммит «нормандской четверки» в Берлине в апреле нынешнего года. Причем, тезисы министра иностранных дел Украины о внесении изменений в Минские договоренности, их как бы сильно не смущают.

Впрочем, это стало очевидно, еще когда канцлер Германии Ангела Меркель на итоговой пресс-конференции нормандского саммита в Париже как бы поддержала Владимира Зеленского в вопросе таких изменений. «Есть вопрос: этот документ [Минские договоренности] окаменевший или его можно менять? Ведь есть определенные предложения президента Зеленского по поводу его изменения... Мы надеемся, что этот документ снова будет гибким, и его оживят», – заявила она тогда.

Граница – главный камень преткновения

Сам глава украинского МИД Вадим Пристайко в последний раз на эту тему публично говорил пару недель назад. И говорил вот что: «Мы все еще не достигли мира на Донбассе. Поэтому мы считаем, что этот документ [Минские договоренности] не просто можно, а нужно менять, ведь некоторые его пункты реализовать невозможно. Украина работает над тем, чтобы убедить всех участников соглашения, что Минские договоренности исчерпали себя и требуют перемен. Некоторые изменения в эти соглашения уже внесены, в частности, "формула Штайнмайера" и разведение сил. При этом Россия против этих действий не возражала. Украина работает над новой редакцией Минских договоренностей, несмотря на позицию России, которая публично выступает против внесения в них изменений».

Синхронно с ним на эту тему высказался и министр обороны Украины Андрей Загороднюк. Он заявил, что Минские соглашения Украину устраивают. В принципе. Поскольку там предусмотрена передача территорий под контроль Украины, разоружение незаконных формирований и вывод иностранных войск. Однако…

«Мы прекрасно знаем, что получили Минские соглашения в наследство с 2015 года. Писались они при определенных обстоятельствах, которые сейчас неактуальны. В них есть моменты, которые можно толковать двузначно. Это касается и безопасности, и границы. Но любой договор можно усовершенствовать», – сказал он.

О каких именно изменениях и усовершенствованиях в Минские соглашения идет речь, еще в конце января нынешнего года сообщил представитель Украины в политической подгруппе Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по урегулированию конфликта на Донбассе в Минске Алексей Резников. По его словам, изменения касаются, прежде всего, очередности контроля над границей и местных выборов на неконтролируемой ныне Украиной территории Донбасса.

Очередность выполнения, по мнению украинской стороны, должна быть такой:

  • разоружение незаконных вооруженных формирований (НВФ) на Донбассе;
  • установление режима полной тишины (прекращение огня);
  • вывод всех НВФ с территории Украины;
  • установление украинского контроля над восточной границей с Россией;
  • проведение местных выборов на неконтролируемых территориях Донбасса.

«Невозможно провести выборы, если украинская граница с Россией не контролируется украинскими военными. Об этом свидетельствует международный опыт... Мы настаиваем, что как минимум в этой части Минские соглашения подпадают под пересмотр и обновление. Такая позиция и была провозглашена во время нормандского саммита [в Париже] президентом Зеленским», – заявил Алексей Резников.

Именно такой позиции, по некоторым данным, и придерживается сейчас украинская делегация на заседаниях ТКГ в Минске. Более того.

Призрачный Минск-3

Еще в начале января все тот же Вадим Пристайко в очередной раз заявил, что существуют временные ограничения для последней попытки Украины реализовать Минские соглашения перед тем, как Украина начнет искать им альтернативу.

«В идеале, выборы на Донбассе должны состояться осенью нынешнего года параллельно с местными выборами на остальных частях Украины. Но, то, что Украина согласилась закрепить "формулу Штайнмайера" в своем законодательстве, еще не означает, что эти выборы будут проведены при любых обстоятельствах и в целом. Если же в 2020 году на оккупированных территориях не состоятся выборы, или процесс разведения войск продлится слишком долго, тогда минский процесс можно будет считать проваленным и нужно рассматривать возможные альтернативы Минску. Это может быть миротворческая миссия», – заявил он тогда.

В России согласились с тем, что можно вести переговоры об изменении Минских договоренностей. Но… «Это возможно. Но кто может работать над "Минском-3"? Две стороны [конфликта]. Поэтому если эксперты из Киева сядут в Контактной группе или за ее пределами с экспертами из ДНР и ЛНР, то они, по всей видимости, смогут работать над какими-то некими изменениями или дополнениями к Минскому комплексу мер», – заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

В принципе, ход неплохой. С одной стороны – есть согласие на компромисс. Теоретическое. Но все это перечеркивает требование прямых переговоров Киева с «ДНР» и «ЛНР». Как неоднократно заявляли представители Украины, никаких переговоров с представителями «республик» (за исключением ТКГ в Минске) не будет ни при каких условиях.

Неудачные попытки

Крайние попытки России как-то надавить на Украину в вопросе Минских соглашений оказались не удачными. Сначала 14 февраля во время телефонного разговора президент России Владимир Путин, по сообщениям его пресс-службы, «в связи с известными высказываниями представителей украинского руководства прямо поставил вопрос – намерен ли Киев реально выполнять Минские договоренности». Что ответил «Киев» – легко себе представить, исходя из заявлений официальных лиц.

А накануне, 13 февраля Россия запросила заседание Совета Безопасности ООН по поводу выполнения Украиной Минских договоренностей. Само заседание состоялось 18 февраля. На нем постоянный представитель России в ООН Василий Небензя пытался обсудить «украинский саботаж Минска». «Минские договоренности были закреплены в резолюции ООН, но Украина и западные страны их не выполняют. На волну саботажа "Минска" настроены многие влиятельные украинские чиновники. Из всех пунктов Минских соглашений Киевом выполняются только два, и прогресс или его отсутствие в соблюдении этого документа станут для нас решающим фактором оценки целесообразности или нецелесообразности новой встречи в Нормандском формате», – заявил он тогда.

Однако, случившееся утром того же дня обострение на линии соприкосновения на Донбассе, обнулило любые потуги России по поводу давления.

На нет и суда нет

Обоюдное признание украинского и российского министров иностранных дел в том, что встречи в Нормандском формате в апреле не будет, прежде всего, говорит о том, что стороны по-прежнему занимают слишком непримиримые позиции в отношении возможных механизмов урегулирования ситуации на Донбассе. И свести их к какому-то взаимоприемлемому компромиссу не в состоянии. И перекладывание ответственности за случившееся (вернее то, что не случится) друг на друга никак этого факта не меняет.

Однако, все равно остается простой вопрос – саммит Нормандской четверки в Берлине просто откладывается на более поздний срок или отменяется вовсе?

В любом случае ощущение дежавю крепнет на глазах. Потому, что все это уже было. 19 октября 2016 года в Берлине состоялся Нормандский саммит. По итогам саммита тогдашний президент Украины Петр Порошенко заявил, что Нормандский формат утвердил предложения по «дорожной карте» урегулирования конфликта на Донбассе.

«Договорились продолжить на уровне экспертов и рабочих групп работу по подготовке концепции избирательного законодательства, имплементации "формулы Штайнмайера". До конца ноября 2016 года министры иностранных дел на своей встрече утвердят основу проекта "дорожной карты" и определят основные направления, которые она должна содержать», – заявил он тогда.

А потом была пауза в 3 года. В течение которых Нормандский формат не собирался как раз из-за невозможности зафиксировать единый план действий по Донбассу, которого не было. Очень похоже, что история эта повторяется…

Кстати, в декабре 2016 года, после того, как стало ясно, что следующий Нормандский саммит после встречи «четверки» в октябре 2016 года не состоится, случилось серьезное обострение на линии соприкосновения в районе Светлодарской дуги.

Тогдашний представитель Госдепартамента США Джон Кирби по этому поводу даже заявил: «США глубоко озабочены. Только за последние два дня были убиты 6 украинских военнослужащих, еще 33 – получили ранения в результате российской сепаратистской попытки захватить дополнительную территорию Украины. Это самый высокий показатель людских потерь за два дня с июня 2015 года».

Не хотелось бы ожидать чего-то подобного сейчас.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять