RU
Все новости

Консультативный совет и Донбасс: Что мы получили в Минске – шанс на реинтеграцию или капитуляцию?

Решение о создании Консультационного совета
Решение о создании Консультационного совета / Фото: zn.ua

В Минске 11 марта, на заседании Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по урегулированию ситуации на Донбассе, договорились о создании Консультативного совета (КС) с участием представителей Украины и «Л-ДНР». Правда позже, глава Офиса президента Андрей Ермак уточнял, что в Совет войдут не «властные» представители «Л-ДНР», а граждане Украины, проживающие на неподконтрольной территории и не связанные напрямую с вооруженным конфликтом. (При этом в тексте документа четко говорится, что ОРДЛО сами определяют своих представителей). Он настаивает, что КС не легитимизирует «республики» и не изменяет формат «Минска», в вооруженном конфликте сохраняются две противоборствующие стороны – Украина и Россия. А вице-премьер, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников акцентировал, что в КС войдут представители не «Л-ДНР», а отдельных районов Донецкой и Луганской областей, и что ОРДЛО и «Л-ДНР» – это абсолютно разные вещи.

Согласно обнародованному протоколу о намерении создать КС, основной задачей новообразования является диалог, консультации и выработка предложений касательно политической части «Минска» – судя из пояснений инициаторов, речь идет о совместной разработке (согласовании) законов Украины об «особом статусе» Донбасса, амнистии и выборов в ОРДЛО. В состав Совета с правом решающего голоса входят 10 представителей от Украины и 10 представителей ОРДЛО, а также по одному (с правом совещательного голоса) от ОБСЕ, Российской Федерации, Германии и Франции. Ожидается, что окончательно решение о создании КС будет оформлено 25 марта – на следующей встрече ТКГ в Минске.

Опрошенные «Донецкими новостями» эксперты восприняли создание КС довольно неоднозначно. Одни называют это государственной изменой, другие говорят о прорыве в формате переговорного процесса.

Владимир Манько, политический эксперт, директор Communication group:

– Консультативный совет – площадка, предназначенная для прямых контактов представителей Украины и ОРДЛО («Л-ДНР»). От имени Украины свои подписи под протоколом поставили Леонид Кучма и Андрей Ермак. От России подписался замглавы Администрации президента Дмитрий Козак.

Господин Ермак сообщил, что Консультативный совет будет состоять не из официальных лиц или политиков, а из представителей народа с обеих сторон конфликта. То есть следует понимать, что из общественных активистов.

Посадить за стол переговоров Украину и ОРДЛО без посредников является давней мечтой Кремля. В таком случае всему миру будет продемонстрирована якобы внутренняя причина конфликта на Донбассе. Мол, противоборствующие стороны воевали, а теперь договариваются. А нас (России) там нет.

Дальше – больше. Отмена санкций и избежание ответственности за последствия, вызванные войной. Этот сценарий Кремль никак не мог реализовать раньше. Сейчас, как видим, им это удается. Сначала они добились от Украины подписать «формулу Штайнмайера», а теперь – прямых переговоров с ОРДЛО.

И хотя там официальных представителей сепаратистов, как уверяет Ермак, не будет, все же есть вопросы – какие такие общественные активисты будут вести диалог с Украиной? Мы же понимаем, что независимых активистов там нет и быть не может. То есть в Минск приедут люди от местной власти (а действующим т.н. «премьером ДНР», напомню, является гражданин России Пашков).

Вместо того, чтобы увеличивать международное давление на агрессора, украинская власть стала на скользкую дорожку «договорняков» с ним. Что им обещает противоположная сторона – не известно. Не исключено, что какие-то гарантии личной безопасности и убежища в РФ в случае чего.

А тем временем российские войска продолжают атаковать ВСУ на линии разграничения…

Даниил Богатырев, эксперт Украинского института политики:

– Я проявляю сдержанный оптимизм по поводу создания этого Консультативного совета. Дело в том, что само по себе создание каких бы то ни было органов не способно ни приблизить, ни отдалить мирное урегулирование, если в этих органах не будет вестись эффективная и конструктивная работа. На протяжении предыдущих 6-ти лет, мы уже видели, как саботируется работа в Минской контактной группе и даже в Нормандском формате. Что уж говорить о новосозданной структуре.

Впрочем, при условии наличия реальной политической воли к мирному урегулированию, вопреки критике агрессивного меньшинства, эта инициатива имеет некоторые шансы на успех. Судить о них более основательно можно будет по итогам первого заседания данной группы.

Андрей Бодров, политический консультант, специалист по GR:

– Тематика войны на востоке страны остается в топ-3 проблем, волнующих обычного украинца, и требующих, с его точки зрения, наискорейшего разрешения. Это прекрасно осознают не только социологи, но и их постоянные заказчики – политики.

Для ряда решение о создании Консультативного совета с участием представителей Украины и ОРДЛО – надежда на спасение своего рейтинга от обрушения на фоне не выполненных обещаний. Для некоторых – шанс этот рейтинг обрушить.

Наиболее прискорбным является то, что пикировка вокруг этого события происходит не в залоге «как достичь мира и защитить национальные интересы», а в рамке решения чисто внутри внутриполитических, тактических «задачек».

Власть, проводя закрытые переговоры с РФ и Западом, наверняка, обладает пониманием нужности такого шага. Иначе она не шла бы на риск обострений с нацпатриотическим группами.

В свою очередь, невозможность раскрытия деталей дает прекрасную «питательную среду» для упреков в «зраде».

Вопрос – кто и как использует эту среду? Анализ даже внешних проявлений конфликта дает возможность выделить три группы:

  • Порошенко и Ко. Задача – обрушить рейтинг власти, надеясь на реванш в местных выборах;
  • т.н. «соросята» транслируют позицию внешних игроков, обеспокоенных излишней «самостийностью» Зе-команды;
  • глава МВД Арсен Аваков предупреждает об излишне резких движениях Офиса президента в его сторону.

Таким образом, вопрос создания Консультативного совета – это экзамен на структурную и психологическую устойчивость власти, лично президента и его окружения. И первый зондаж тематик под весенние встречи на нормандском и минском треках.

Что победит: понятное желание «закончить войну» и спасти свой рейтинг или страх перед улицей?

Думаю, что этого еще не знают даже непосредственные участники событий на многогранной внутриполитической баррикаде.

Иван Ступак, бывший работник СБУ и консультант Комитета Верховной Рады по вопросам национальной обороны безопасности:

– То, что произошло 11 марта в Минске на встрече ТКГ по Донбассу – это первый шаг к легализации «Л-ДНР», к признанию вооруженного конфликта на востоке Украины гражданской войной, а также к выходу России из-под санкций ЕС и США.

В тексте подписанных в Минске документов нет ни одного слова о прекращении огня. Есть обмен пленными, открытие новых КПВВ. Но нет реального прекращения обстрелов.

Невероятно тревожным звоночком является достигнутая договоренность о создании Консультативного совета – якобы с целью «всеобъемлющего политического урегулирования конфликта».

В состав такого КС должны войти представители Украины и ОРДЛО, а также с правом совещательного голоса ОБСЕ, РФ, Германии и Франции. Такой хронологический порядок в документе говорит о том, что РФ незаметно и плавно выходит на второй план мирных переговоров, уступая свое место представителям «Л-ДНР».

Это означает, что де-юре исчезает факт российской агрессии, а есть обычный внутренний конфликт в рамках одного государства. И при этом России отводится исключительно миротворческая роль. В итоге, через определенный (но довольно короткий) период времени представители РФ заявят мировой общественности, что выполнили свою «миротворческую миссию» – усадили стороны «внутреннего конфликта» (Украина – «Л-ДНР») за стол мирных переговоров.

В конце концов, Россия оставит Украину наедине (но не без стабильной военной и методологической помощи ОРДЛО) с этими «отдельными районами», а сама активно будет инициировать снятие с себя ранее наложенных США и Евросоюзом экономических санкций.

Максим Семенов, директор Центра изучения украинской политики:

– Создание Консультативного совета с участием представителей Украины и «Л-ДНР» мне не кажется какой-то «зрадой». Отдельные районы Донецкой и Луганской областей (как в документе обозначены «ДНР» и «ЛНР») фигурируют в мирном процессе еще с первого «Минска». То есть, если говорить о каком-то «признании», то оно произошло еще в 2014-2015 годах усилиями Верховной Рады и Совбеза ООН. Ничего нового сейчас не произошло.

Также совершенно очевидно, что прямые переговоры являются единственным механизмом урегулирования конфликта. Если США и откровенные террористы из «Талибана» могут вести переговоры и заключать мирные договоренности, то почему Украина и неподконтрольный Донбасс не могут поступить аналогично?

Реализация Приднестровского сценария кажется весьма вероятным. Но что бы сейчас ни создавали, у Украины и России принципиально разные и противоречащие один другому подходы. Поэтому в настоящее время я не вижу условий, при которых деятельность нового Консультативного совета реально принесла бы плоды.

Катерина Коваль, политтехнолог, эксперт в вопросах национальной безопасности и обороны:

– В контексте этой ситуации получается, что Украина будет напрямую вести переговоры с представителями временно оккупированных территорий – непризнанных «республик». Россия же будет выступать в качестве не стороны переговоров, а скажем так, арбитра. Наряду с представителями Германии, Франции и ОБСЕ.

То, что предложено (и что пытаются закрепить) – вне правового поля. Потому что в правовом поле не существует непризнанных «республик», а есть территория Украины и страна-агрессор – Российская Федерация. Чтобы сейчас ни происходило в рамках этого Консультационного совета и на подобных переговорных форматах, это не имеет под собой правового фундамента.

Действиям наших переговорщиков можно инкриминировать статью 111 Уголовного кодекса Украины – государственная измена. Потому что они пытаются вывести РФ из статуса страны-агрессора.

В данном случае следует идти с файер-шоу не под посольство РФ в Украине (как это делали в субботу в Киеве во время марша добровольцев), а к тем людям, которые отвечают за внешнюю политику в Офисе президента Украины. А именно – к господину Ермаку.

Считаю, что нынешней власти нужно как можно скорее исправить допущенную в Минске ошибку. Пока она не обошлась слишком дорого.

Надеемся на мир, но не забываем, что любые переговоры напрямую с представителя непризнанных «республик» – неправомерны и опасны.

Олег Белоколос, эксперт-международник, глава правления неправительственной организации «Майдан закордонних справ»:

– Гуру внешней политики в стиле реализма Генри Киссинджер в своем более чем основательном и не менее известном труде «Дипломатия» отмечал: «Роль лидера заключается в том, чтобы принять на себя бремя действия, а для этого необходим дар предвидения и способность влиять на ход событий. В противном случае кризисы будут умножаться, а это обозначает одно – лидер утерял контроль над происходящим». Сказано блестяще.

Именно способность (или неспособность) влиять на ход событий будут определять успех или неуспех Украины во внешних делах. Вероятно, не горячие споры о чьей-то легитимности или набившие оскомину дискуссии о переговорных прорывах нужны нам сегодня, а – понятный алгоритм осознанных действий на международной арене.

Если первоначальные шаги Киева в 2019 году по осторожному поиску возможных выходов из минского тупика выглядели достаточно обнадеживающими, то недавние – вызывают массу вопросов.

Сегодня, в отсутствии реального прекращения вооруженных провокаций на линии соприкосновения, проведение любых консультаций (и заключение договоренностей!) в Минске выглядит более чем непонятным. Непонятным как с точки зрения политической логики, так и с точки зрения дальнейшей перспективы.

Вероятно, внешнеполитический успех в эпоху мощного влияния общества практически на всё, находится именно в плоскости понятности. Именно понятности сегодняшних и будущих дипломатических шагов настойчиво требует сегодня украинское общество. А чрезмерная сложность и противоречивость, наоборот, могут привести к утере контроля над процессом. И тогда любой сценарий, как бы он не назывался, будет явно не в нашу пользу.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять