RU
Все новости

Надежды и риски «Платформы примирения»: Ждать ли Донбассу перемен к лучшему

В Украине презентовали «Национальную платформу примирения и единства» (НППЕ). На презентации, которая состоялась 12 марта в Киеве, говорилось, что НППЕ призвана объединить профессионалов из всех сфер жизни (экспертов, политиков, общественников, бизнес, академическое сообщество) для урегулирования конфликта на Донбассе.

Одним из самых спорных моментов Платформы стала инициатива переговоров с представителями неподконтрольной украинской власти части Донбасса. Лидер команды НППЕ, советник секретаря СНБО Украины Сергей Сивохо пояснил, что взаимодействие будет не с лицами из «республиканской власти», а с общественными организациями, которые занимаются гуманитарными вопросами.

Мероприятие не обошлось без эксцессов. На презентацию пришли ветераны батальона «Азов», они были возмущены услышанным с трибуны и планируемая, видимо, дискуссия быстро переросла в потасовку.

Своими мнениями по поводу перспектив Платформы с «Донецкими новостями» поделились эксперты.

Дмитрий Воронков, политический эксперт:

– Национальная платформа примирения и единства, которая была презентована Сергеем Сивохо и его командой, на мой взгляд, не имеет ничего общего с приближением мира без потерь для Украины. Это, скорее, популизм, а возможно и двойная игра в пользу РФ. Сейчас поясню.

Первое – следует понимать, что в «Л-ДНР» далеко не народовластие. Там есть ставленники Кремля, которые выполняют роль «властей». И есть незаконные вооруженные формирования, имитирующие собственную «республиканскую армию». То есть, создана абсолютная иллюзия «государственности», в том числе для мирных жителей оккупированных территорий. И они в нее верят, а проукраински настроенные граждане просто побоятся пойти против этой «системы» в силу царящего беззакония.

Соответственно, что бы общество из отдельных районов Донецкой и Луганской областей (эксперты, территориальные громады, общественные организации) не обсуждали со свободной Украиной, реальные решения все равно будут приниматься на уровне геополитики – между Киевом и Москвой. И никакие решения или идеи специалистов из разных сфер (в плоскости «Л-ДНР») не будут панацеей, и не растрогают Путина. Это что касается популистской стороны данного проекта.

Второе – с моей точки зрения, эта программа (НППЕ) могла бы сыграть хорошую службу исключительно как реабилитационный проект, но сугубо после деоккупации Донбасса. Тогда я бы сказал, что это вариант вернуть украинскую самоидентификацию жителям раннее оккупированных территорий. Поскольку тогда данная программа воспринималась бы ими как шаг навстречу, желание услышать их проблемы и консолидироваться для их решения.

Но в нынешних реалиях, когда часть Донбасса по-прежнему «под замком» и курируется Россией, такая идея может сыграть Украине медвежью услугу. Это может быть началом поступательной трансформации «ДНР» и «ЛНР» из непризнанных «республик» в «государство»-партнера Украины. Что можно будет потенциально расценивать как своеобразное признание Украиной оккупированных территорий в качестве самостоятельных территориальных единиц. А это только придаст уверенности псевдореспубликам в возможности существовать успешно и без Украины.

Поэтому нельзя также исключать и сценарий в виде капитуляции, когда будет условный мир, без обстрелов, но Украина навсегда и безвозвратно потеряет Донбасс.

И еще... Народ по природе своей не может самоорганизоваться (во всяком случае надолго). Всегда есть лидер, который будет задавать ориентиры, вести за собой. И мы понимаем, кто задает ориентиры на той стороне, и кто – на нашей. Поэтому решение этого конфликта возможно только на высшем политическом уровне. В частности, в случае утраты интереса России к ОРДЛО как буферной зоне и политическому инструменту давления на Украину.

Ева Антоненко, эксперт Украинского института политики:

– Все инициативы по налаживанию мира в Украине в основном разрабатывались «сверху вниз»: решения принималась наверху без достаточного диалога, в особенности, с представителями неподконтрольных территорий, и часто были неэффективными.

Запуск данной Платформы – шаг, который в комплексе с другими инициативами мог бы стать одним из элементом для формирования действенной государственной гуманитарной политики по информационному сшиванию страны. Слишком много за последние годы было внедрено идей, разделявших украинцев, и давно пора искать такие, которые объединяли бы большинство. А учитывая ожидаемый высокий уровень профессионализма участников Платформы (к ней должны быть привлечены представители общественных организаций, в том числе из ОРДЛО, конфликтологи, госинституты, различные эксперты и т. д.), результаты ее работы могут оказаться положительными.

Реакция отдельных сил на проведение данной Платформы является показательной: намеренно создавалась медийная картинка, формирующая мнение, что в стране не возможен ни консенсус, ни примирение, и ее также увидели и представители неподконтрольных территорий. Кроме того, создается впечатление, что достаточные меры безопасности для участников Платформы не были обеспечены намеренно. Поэтому есть вероятность, что внутренние и внешние силы, заинтересованные в продолжении войны, будут мешать проведению мероприятий, консолидирующих сторонников мира и объединения.

В такой ситуации, наверное, главное – реакция первых лиц государства, их политическая воля для поддержки данной Платформы. И – достаточная силовая защита проводимых мероприятий и лидеров Платформы от агрессивно настроенных праворадикалов.

Александр Вербицкий, политический консультант:

– К сожалению, ни политические эксперты, ни социология не могут сказать о мнении жителей ОРДЛО (или «республик») ничего внятного, кроме того, что и они желают мира. Вопрос «В составе чего?» тоже остается открытым.

Если смотреть на процесс установления статус-кво Донбасса как, допустим, региона (о чем говорили в Минске ранее и в последние дни), необходимо определить главное – его нынешнее финансово-экономическое состояние. А потом перейти к военной составляющей.

Сегодня «Л-ДНР» финансируются Россией. Основной платежной единицей является рубль. Это оружие сильнее, чем танки, орудия и БТР. Оно сравнимо с российским паспортом. И если говорить о чем-то серьезном, с нашей стороны, то начинать нужно с гривны и границы. А еще с того, как быть с армейскими корпусами «республик».

Но это – государственный уровень переговоров. А на уровне простого диалога, Платформы, поиска того, что может объединять простых людей, жителей Украины, ее граждан – придется начинать с обыденного: с тарифов на тепло, на газ, воду, цен на продукты, вопросов поиска работы и так далее. И, конечно, с «придут, не придут?» (это – о националистах-радикалах) и «посадят, не посадят?» (это о тех, кто сотрудничал с «республиканскими властями»). И даже если заверить в том, что «не придут, не посадят», тарифы на коммунальные услуги в ОРДЛО – значительно ниже. Ведь аргумент, да?

В итоге всех переговоров, разговоров, сравнений плюсов и минусов, культурного обмена и прочих мероприятий, все равно все понимают, что даже относительная финансовая стабильность «Л-ДНР» – это Россия. И военная «мощь» – это тоже Россия (что логично и понятно, наверное, каждому, или должно быть понятно). И даже если граждане на основе неформальной Платформы народной дипломатии о чем-то договорятся, это сможет только послужить неким фоном для легализации каких-либо шагов для политиков (в минском или нормандском форматах). Или провокаций и манипуляций в их руках.

Донбасс в перспективе потребует не просто восстановления, но создания на его базе нового промышленного комплекса. Об этом сегодня почти не говорят. Может быть, надеясь на чудо? Но и здесь возникает вопрос: за какие денежные средства, чьими руками? Именно поэтому я предлагаю рассматривать вопрос переговоров с перспективы и гривны. Это как раз и есть та самая основа для сближения простых людей – «новый Донбасс!».

На мой взгляд, сегодня Платформа для народного общения нужна. Но ее работа возможна только в рамках желания сторон переговорного процесса. В противном случае – все будет проходить в интернет-форумах, на неофициальных встречах, которые сложно станет формализовать.

И здесь опять возникает вопрос о том, кто с кем и о чем станет вести переговоры в том же Минске. Существует ли на сегодня мандат народного доверия в Украине и ОРДЛО, и будет ли он выше политических амбиций?

Ираклий Джанашия, эксперт по национальной безопасности и обороне Украинского института будущего:

– С моей точки зрения, идея с такой платформа хороша только в том случае, если (я подчеркиваю) обе стороны хотят примирения. А это возможно только в случае изъятия элемента России из наших с оккупированными территориями отношения. И будем реалистами – это сегодня невозможно.

Сама Платформа, равно как и последние действия и заявления нашей власти, выглядят крайне наивной в надежде, что все пойдет по нашему плану: обе стороны перестанут стрелять, найдут общие роторные точки, станут взаимодействовать, наладят и укрепят отношения, а Россия будет просто смотреть и ничего не делать.

Михаил Дяденко, руководитель Центра правового анализа и исследования политических рисков:

– Тот факт, что подобная Платформа появилась, что удалось договориться о принципах ее создания, подписать соответствующий документ, – уже огромный плюс. Поскольку это начало реального диалога по вопросу возвращения временно оккупированных территорий под контроль Украины.

К сожалению, наши ура-патриоты, которые кричат «зрада», не понимают, что без диалога, без взаимных уступок не случится факта возвращения этих территорий. Разве что военным путем. Но это фантастика, поскольку понятно, что Россия тут же введет свои войска (а не якобы добровольцев) – и произойдет кровавое месиво, жертвами которого могут стать уже не десятки, а сотни тысяч человек.

Так что единственный на сегодня вменяемый план – это диалог. Да, он сложный, особенно с учетом того, что некоторая часть украинского общества, причисляющая себя к патриотическим силам, жестко настроена против. Но я думаю, что президенту, который обещал завершить войну, все же необходимо опираться на ту часть общества, которая хочет того же – реального мира. А он не бывает без взаимного диалога, без компромисса, без каких-то уступок.

Также надо понимать, что за эти годы и на временно оккупированных территориях есть немало людей, которые плохо настроены в отношении возврата под контроль Украины. Поэтому и необходим предметный и достаточно глубокий диалог. И формат «Национальной платформы примирения и единства» является важным шагом к такому диалогу.

Алексей Полтораков, политический социолог:

– Внешне НППЕ, действительно, выглядит как позитивная, перспективная площадка диалога и примирения. Однако «глубинные» подтексты этого проекта, мягко говоря, настораживают.

Прежде всего, на временно оккупированных территориях нет хоть минимально легитимных «органов» власти и/или самоуправления и т. п. «объединений», могущих «представлять интересы территорий».

Ситуацию дополнительно усугубляет неоднозначный статус инициатора проекта – Сергея Сивохо. Либо это его личная, общественная инициатива – либо в чем-то сознательно провокационное деяние, косвенно «благословляемое» СНБО Украины, советником секретаря которого Сивохо является и постоянно позиционируется в этом статусе. В виду крайне неоднозначного общественного восприятия и самой фигуры Сивохо, и продавливаемого им проекта, представление Нацплатформы является как минимум тупиковым (общество еще не готово к таким «прожектам»), а как максимум – опасным, «токсичным» проектом, который очень легко может использовать Россия для реализации своих антиукраинских сценариев.

Валерий Клочок, политический эксперт:

– Презентация «Национальной платформы примирения» от Сергея Сивохо имела очень контраверсионный характер и признаки вторичности именно из-за срыва самой презентации. В течение первых дней после инцидента СМИ активно обсуждали «избиение» Сивохо, который собственно и пытался представить НППЕ. Презентацию якобы сорвали, при этом сам Сивохо утверждает у себя на странице в Facebook, что презентация состоялась.

Интересно, что секретарь СНБО Украины Алексей Данилов, осудив инцидент, во время которого толкнули его советника, заявил, что Сивохо не уполномочен представлять позицию ведомства. Однако последний у себя на странице в Facebook написал, что «в презентации приняли участие журналисты, конфликтологи, работники Офиса президента и нового Министерства реинтеграции оккупированных территорий». Как-то не коррелируются слова Данилова и самого Сивохо, если судить по официальности мероприятия.

И здесь конечно возникает вопрос: а кому этот шум и скандал нужен? Для чего толкнули в спину Сивохо? Для чего был этот реально цирк, который так активно подхватили все СМИ?

Ответ в моем понимании кроется в документе, который опубликовали впоследствии в «Зеркале недели». Как по мне, «Национальная платформа примирения» от Сивохо – это лишь прикрытие создания в Минске Консультативного совета, который должен формализовать факт прямых переговоров с боевиками (их назвали представителями ОРДЛО). Это то, чего так долго добивается Россия.

Это означает безусловное выполнение Минских соглашений:

  • официальное признание внутреннего гражданского конфликта;
  • закрепление особого статуса ОРДЛО в Конституции (как – пока не ясно, проект изменений в Конституцию отозван президентом), а дальше ждем цепную реакцию по другим областям (также с требованием впоследствии подобного особого статуса);
  • Крыма в этой истории нет и не будет;
  • новая непризнанная граница Украины по линии разграничения, где будут продолжать работать КПВВ;
  • местные и впоследствии общенациональные выборы в ОРДЛО.

Некий новый гибрид государства в государстве.

Все вышеперечисленное – не ново. Эту стратегию подписал Леонид Кучма еще в 2015 году в Минске по поручению Петра Порошенко. Зеленский просто ее завершает.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять