RU
Все новости

Сработали несколько факторов: Встречаем гривну по 30, и верим в лучшее

Фото из открытых источников
Фото из открытых источников

За последнюю неделю ситуация на валютном рынке Украины серьезно осложнилась. Только за период с 11 по 18 марта официальный курс доллара по отношению к гривне прибавил 6,9%, играючи выйдя на рубеж 27,06 грн за доллар. В обменных пунктах и на черном рынке курс продажи доллара забрался еще выше – 28,5 грн. И, похоже, останавливаться не намерен, несмотря на все усилия Нацбанка Украины.

Дополнительная пикантность сложившейся ситуации заключается в том, что еще неделю назад большинство украинских финансовых экспертов сходились во мнении, что доллар в Украине в ближайшем обозримом будущем не перейдет отметку в 30 грн. Однако, если рост его курса выдержит такой темп еще хотя бы неделю, то отметку в 30 грн преодолеет не только курс в обменных пунктах, но и официальный курс Нацбанка Украины. И что дальше?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, нужно оценить влияние на ситуацию сразу нескольких значимых факторов, влияющих на стабильность (или не стабильность) украинской валюты. Главных из них четыре.

Наполнением валютных закромов в Украине более или менее последовательно и системно занимаются: экспортеры, гастарбайтеры, Международный валютный фонд (МВФ) и международные спекулянты.

Сколько валюты дадут окатыши и кукуруза?

Из когорты украинских экспортеров, приносящих наиболее весомую валютную выручку за проданную за границу продукцию, можно отметить аграриев и металлургов. По данным Минэкономразвития, в минувшем 2019 году лидирующая тройка по валютным поступлениям в Украину выглядела так: экспорт кукурузы – $5,2 млрд, экспорт подсолнечного масла – $3,78 млрд, экспорт пшеницы – $3,65 млрд.

Далее к процессу подключалась металлургия: экспорт окатышей из железной руды – $1,6 млрд, экспорт железных концентратов – $1,42 млрд, экспорт железных кабелей – $1,32 млрд и экспорт полуфабрикатов из углеродистой стали, ПВХ или полученных непрерывным литьем – $1,29 млрд.

Проблема в том, что основными потребителями украинского экспорта являлись страны Евросоюза, Китай, Индия и некоторые развивающиеся страны. Что изменится сейчас?

«Точные последствия от пандемии коронавируса для украинского сельского хозяйства, как и для всей украинской экономики – пока непредсказуемы. Но в любом случае пандемия повлияет на экспорт украинской агропродовольственной продукции, и удар будет существенным. Украинский аграрный экспорт является значительной частью всего украинского экспорта – более $20 млрд ежегодно и поэтому даже падение на 10%, 15%, или 20% может составлять до минус $4 млрд валютных поступлений в государственную казну. Это достаточно существенный показатель для нашей слабой экономики», – сообщил пару дней назад президент ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» Алекс Лисситса.

Аналогичная ситуация и с экспортом металлургической продукции. «Уже сейчас, если посмотреть на биржевые котировки и фьючерсы, мировые цены на металл падают. Поэтому есть очень большая вероятность, что в этом году в Украине будет падение экспорта металлопродукции. А для Украины металл является очень важным элементом валютных поступлений», – сказал президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Гастарбайтеры возвращаются

Не лучше и ситуация с гастарбайтерами. В прошлом 2019 году, по предварительным данным того же Минэкономразвития, денежные переводы украинских трудовых мигрантов в Украину составили более $12 млрд. «Эти переводы от мигрантов являются не только серьезным источником валютных поступления в страну, но и существенно влияют на обменный курс», –заявил в конце октября прошлого года тогдашний замминистра экономики Сергей Николайчук.

Сейчас довольно большая часть украинских гастарбайтеров в связи с пандемией коронавируса возвращается в Украину. Немалая часть их все еще остается в Европе, но в связи со сложившейся ситуацией рассчитывать на переводы валюты в Украину от них в обычном объеме явно не приходится.

«По предварительным данным НБУ, объем переводов в Украину находящихся на заработках за границей украинцев по итогам 2020 года может снизиться на $0,5-1 млрд из-за пандемии коронавируса», – сообщил заместитель главы Нацбанка Дмитрий Сологуб. Так что, здесь валютный баланс также ухудшается.

Облигации теперь валюту… забирают

Положение с международными валютными спекулянтами, регулярно продававшими в Украине валюту, чтобы купить украинские облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ), также кардинально изменилось.

До начала марта нынешнего года иностранные нерезиденты (спекулянты или инвесторы, кому как нравится) купили украинских бумаг почти на $5 млрд. Это не только поддерживало курс гривны, но даже явилось одной из причин роста ее курса относительно доллара в недалеком прошлом.

Однако в начале марта доходность украинских ОВГЗ резко упала. Как и их привлекательность для иностранцев. В результате, Украина не только не смогла больше продавать свои ОВГЗ, но спекулянты начали обратный процесс – продажу ОВГЗ, конвертацию денег в валюту и ее вывод за рубеж. Ключевым фактором здесь стал отчет американского инвестиционного банка Morgan Stanley, где он порекомендовал своим клиентам распродавать украинские бумаги. И те, кто раньше поддерживали и укрепляли гривну, моментально начали делать наоборот.

Население не осталось в стороне

В результате действия этих трех факторов курс гривны быстро покатился вниз, набирая обороты. Если 28 февраля доллар в Украине официально стоил 24,56 грн, то 4 марта – 24,94 грн, 11 марта – 25,31 грн, а 18 марта – 27,06 грн. Тревожная динамика процесса вполне прослеживается невооруженным глазом.

В такой ситуации украинцы сделали то, что они обычно и делают в подобных ситуациях. Они перестали расставаться валютой и стали ее усиленно закупать. «С начала прошлой недели (т. е. с 9 по 17 марта, – авт.) украинцы купили $300 млн. Общий же спрос составил $2,1 млрд. Большая часть валюты была куплена украинскими компаниями, которые покупали эту валюту для оплаты по импортным контрактам, а также для платежей по долговым обязательствам. Но Нацбанк имеет достаточно резервов для поддержания рынка. В прошлом году он смог выкупить в резервы почти $8 млрд и сейчас резервный фонд Нацбанка находится на достаточном уровне – $25 млрд», – сообщил пару дней назад заместитель главы Нацбанка Украины Олег Чурий.

По его словам, основная причина девальвации – это панические настроения, вызванные коронавирусом и мировым кризисом. Но Нацбанк и дальше намерен поддерживать стабильной ситуацию на валютном рынке, для чего будет удовлетворять все заявки на валюту и не склонен вводить какие-либо ограничения по этому поводу.

Одновременно с призывом к украинцам «не паниковать» выступила первый заместитель главы Нацбанка Екатерина Рожкова. «Есть некоторые сложности с наличным долларом, но это связано лишь с тем, что наличную валюту в банковский сектор до мероприятий, связанных с карантином, завозили самолетами из-за границы. Мы сейчас вместе с банками работаем над тем, чтобы наладить другую систему доставки наличной валюты в Украину. Поэтому, не паникуйте – просто подождите», – призвала она.

Примечательно, что по данным самого Нацбанка, для поддержки курса гривны с начала нынешнего года (в основном в последние пару недель) банк продал уже около $1 млрд. Точнее – с начала нынешнего года баланс между покупкой и продажей валюты Нацбанком составил минус $1 млрд.

У Нацбанка резервов… не хватит

Не менее примечательно, что еще неделю назад глава Совета Нацбанка Богдан Данилишин заявил, что главному банку страны не хватит своих резервов, чтобы противостоять экономическому спаду. «Из $26,6 млрд резервов только примерно $17,6 млрд – это чистые золотовалютные резервы, которыми НБУ может распоряжаться самостоятельно. Сглаживание курсовых колебаний при панических настроениях на валютном рынке требует наличия достаточных резервов. Сценарный же принцип анализа показывает, что объема чистых резервов в $17,6 млрд недостаточно для покрытия дефицита при наличии внешних шоков. Таким образом, возрастает значение сотрудничества Украины с международными кредиторами – МВФ, Всемирным банком, Евросоюзом. Также правительство должно принять программу антикризисных мер», – сообщил он.

Это почему же Украине не хватает столько резервов? Этот ларчик открывается просто. В нынешнем 2020 году Украине (правительству, НБУ, предприятиям и банкам) нужно вернуть чуть более чем $17 млрд долгов. Структура государственного и гарантированного государством долга такова: 33% суммы – еврооблигации; 33% суммы – внутренние долги в гривне; 22% – долги международным финансовым организациям (в т.ч. МВФ); 8% – внутренний долг в валюте и 3% – другие внешние долги. С учетом всего этого, украинские резервы не кажутся такими уж большими, а ситуация – банальной паникой…

МВФ последней надежды

Учитывая это, большинство украинских экспертов считает, что только вмешательство МВФ в ситуацию на валютном рынке Украины могло бы переломить ситуацию к лучшему. Под вмешательством подразумевается выдача фондом Украине стабилизационного валютного кредита. Причем, чем больше он будет, тем лучше.

Кроме желанной валюты от фонда, факт получения кредита от МВФ несет в себе и дополнительные «плюшки» в виде дополнительных кредитов от международных финансовых организаций. Дело в том, что МВФ, в отличие от большинства заемщиков, имеет возможность проводить комплексный анализ состояния экономики страны. В этой связи остальные потенциальные кредиторы обычно смотрят на его поведение. Если фонд выделяет деньги, они также их выделяют. Если нет – нет. И тут – без вариантов.

Как известно, Украина уже около года ведет переговоры с МВФ об открытии ей новой кредитной линии и выделении первого транша в $5,5 млрд. Не известно, на какой стадии были переговоры, но 4 марта Верховная Рада отправила правительство Алексея Гончарука в отставку. Авторитетное мировое бизнес-издание Bloomberg по этому поводу немедленно сообщило, что переговоры Украины с МВФ о $5,5 млрд кредита откладываются в связи со сменой правительства Украины. Тогда же инвестиционная компания Concorde Capital в своем аналитическом отчете написала, что «компания не видит возможности для получения транша Украиной от МВФ в 2020 году».

Скорая «коронавирусная» помощь

Однако несколько дней назад МВФ заявил, что готов мобилизовать $1 трлн на кредиты для оказания помощи странам в борьбе с коронавирусом. «Фонд может предоставить около $50 млрд развивающимся странам и до $10 млрд могут быть выделены странам-членам с низкими доходами под нулевую ставку. Также у МВФ сейчас 40 действующих соглашений на общую сумму $200 млрд. Во многих случаях эти соглашения станут еще одним инструментом для быстрого предоставления кризисного финансирования.Мы также получили запросы еще от 20 государств, и будем следить за ними в ближайшие дни», – заявила директор-распорядитель МВФ Кристалина Георгиева.

В связи с этим по инициативе президента Владимира Зеленского, премьер Денис Шмыгаль немедленно поручил Министерству финансов провести переговоры с МВФ о финансовой поддержке для преодоления последствий коронавируса. Однако как минимум быстрого результата здесь достичь не удалось. По некоторым данным, МВФ отказался подтвердить готовность предоставить Украине соответствующий кредит. Это еще больше «подогрело» ситуацию.

«Ключевая задача украинского правительства – завершить пакет с МВФ на $5,5 млрд и безотлагательно начать переговоры об увеличении пакета хотя бы до $10 млрд. $5 млрд, которые должен предоставить МВФ, недостаточно для преодоления кризиса, но лучше иметь 5, чем не иметь ничего. Закрываются внешние рынки. Из украинских облигаций выходят. Если выходят, то новые покупать не будут. Нынешнее правительство уже сейчас должно звонить, ехать "на перекладных" в Вашингтон, к директору-распорядителю и спросить только одно: что нам нужно сделать, чтобы увеличить пакет финансовой помощи с $5 млрд до $10 млрд. Как минимум. Произойдет ли дефолт без программы с МВФ? Вероятность, что без МВФ Украина будет объявлена банкротом, очень высока», – заявил экс-премьер Украины Арсений Яценюк.

Как известно, ранее о том, что в мае нынешнего года в Украине вероятен дефолт, сообщил депутат Верховной Рады (фракция «Слуга народа») Александр Дубинский. Однако потом он передумал.

В свете всего этого, прогнозы на перспективы гривны у экспертов стали существенно пессимистичнее, чем неделю назад.

Это еще не падение. Падение еще впереди…

«У Нацбанка высокий уровень резервов. Если НБУ будет продавать валюту тем же темпом что и на прошлой неделе – $1 млрд за неделю – то чистые валютные резервы упадут до уровня ноября прошлого года только к середине апреля. А падение чистых резервов до уровня 2018 года (около $7 млрд) может произойти только в конце мая. С другой стороны, если власти заиграют на печатном станке или вернут "ПриватБанк" старым владельцам (или простят им долг), что рассорит Украину с МВФ в самый неподходящий момент, тогда и 30, и даже 32-35 грн за доллар покажутся легкой прогулкой», – считает финансовый аналитик Эрик Найман.

«НБУ пытается гасить пожар, сжигая по $150–200 млн в день. Это абсолютно бессмысленная стратегия. Если действительно пытаться удержать курс, то "палить" придется по $500 млн – $1 млрд в день и так, вероятно, в течение ближайшей пары месяцев! А учитывая, что в его распоряжении всего $26,6 млрд резервов, то запас "дровишек" у нас, скорее, на пару недель, чем месяцев. А еще если учесть плановые выплаты по долгам, это верный путь в дефолт. С другой стороны, если не "палить" вообще, то курс уйдет за 40. Отсюда вопрос. Что хуже: потерять резервы или обвалить гривну? Тем более, что курс все равно вряд ли удастся удержать. Особенно, если мы говорим о среднесрочной перспективе.Так что не удивляйтесь тому, что происходит прямо сейчас. 27, 28, 29… — это не обвал гривны. Это откат. Обвал будет после», – уверен председатель совета Центра экономической интеграции и устойчивого развития Роман Комыза.

Впрочем, МВФ еще не сказал своего последнего слова.

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять