RU
Все новости

Обнаружили гражданина США: В «ДНР» рассказали о проблемах изучения ДНК погибших

Дмитрий Калашников / Фото: скриншот YouTube
Дмитрий Калашников / Фото: скриншот YouTube

В «ДНР» с целью идентификации погибших исследуют их генетический материал. Однако из-за отсутствия современного оборудования и нехватки сравнительных образцов родственников – эта работа ограничена. Об этом рассказал «начальник республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы ДНР» Дмитрий Калашников.

Данное бюро находится в Донецке, работает на базе морга клинической больницы им. Калинина.

«Собираем генетический материал с 2014 года – с начала конфликта. Брали у всех погибших, даже если были известны их фамилии. А уже лаборатория начала работать в начале 2017 года. И за это время мы сделали более 200 генотипов трупного материала, а также для сравнения и идентификации – порядка 50 генотипов живых родственников. 32 человека мы опознали, в 12-ти случаях было исключение», – сказал Калашников.

Он отметил, что дефицита специалистов в лаборатории нет – работает 10 экспертов, из них 6 – по исследованию ДНК.

Но есть нехватка оборудования и расходных материалов, что ограничивает возможности исследований. Например, чем больше участков генома (или локусов) анализируется при составлении ДНК-профиля, тем выше точность идентификации личности. «У нас можно исследовать только по 18 локусам, при этом в Украине – до 32. Но наши 18 локусов входят в состав этих 32-х в Украине. Просто у нас пока нет автоматического и полуавтоматического ДНК-оборудования, на котором работает Украина», – пояснил руководитель лаборатории.

«Мы не можем пока работать с костным материалом, а также с родственниками второго поколения. Мы можем работать только с кровными родственниками – отец, мать, ребенок… Например, был случай – парень погиб, осталась беременная его девушка. Она родила после его смерти. Ей нужно было доказать, что он отец ее ребенка. У нас остался трупный материал. Экспертиза установила, что он отец. И теперь семья будет получать дополнительную пенсию по утере кормильца», – добавил он.

В «ДНР» исследования по идентификации погибших в ходе вооруженного конфликта проводят бесплатно, так как оборудование и расходные материалы предоставляют международные организации. «Мы работаем на материалах и реактивах, которые нам дарят международные общественные организации. Больше всего нам помогает Красный Крест. А работа эксперта – за это он просто получает бюджетную зарплату… Будем просить Красный Крест о новой партии расходных материалов. У нас еще много необработанного генетического материала», – отметил Калашников.

В практике лаборатории был случай, когда по ДНК-анализу установили погибшего гражданина США. Тело мужчины было обнаружено в Шахтерском районе, на чьей стороне он воевал, Калашников не знает. «Был найден погибший парень европейского вида. Сначала подумали, что может быть и наш. Но на нас вышел кто-то из его сослуживцев, и сказал, что это такой-то парень, может, он гражданин США. В начале 2017 года был установлен генотип этого погибшего. Через международные инстанции нам из Америки передали генетические паспорта его отца и матери. Мы провели экспертизу, и с очень большой вероятностью это оказался их сын. На чей стороне он воевал – я не знаю. Он был найден в Шахтерском районе, но как он туда попал – мы не знаем», – рассказал руководитель лаборатории.

В «республике» тоже начали работу по составлению генетических паспортов. На середину января было сделано 32 таких паспорта погибших, которые выданы их родственникам. «В генетическом паспорте отражен генотип (совокупность генов, наследственных факторов, – ред.) человека, который не меняется всю жизнь. И с помощью цифровой информации можно установить родственную связь или ее отсутствие», – уточнил Калашников.

Генетический паспорт, выдаваемый в «ДНР»

Ведется работа над реестром пропавших без вести. «У нас есть психолог, который общается с родственником. Родственник рассказывает: при каких условиях и где предположительно пропал человек, когда он последний раз выходил на связь. У родственника расспрашиваем приметы человека – банальные рубцы, прижизненные операции. Эти данные заносятся в таблицы реестра. Если это кровные родственники, то мы у них берем генетический материал – это кровь из пальца. Этот материал будет храниться в бюро – если этот человек уедет или с ним что-то случится, у нас этот материал останется», – рассказал представитель «судмедэкспертизы ДНР».

Он отметил, родственники из иных стран в «республику» мало обращаются, в том числе с подконтрольной Украине территории. С украинской стороной прямого контакта нет, взаимодействие идет через международные организации.

Но нет взаимодействия даже с «ЛНР», где действует своя аналогичная лаборатория. «Даже представители ЛНР к нам не обращаются, мы считаем, что это плохо. Мы с экспертами ЛНР знакомы, но взаимодействие не выстраивается на межправительственном уровне… Мы хотим сделать базу, желательно объединить ее с ЛНР, т. к. многие дончане воевали в Луганске или наоборот. Также и родственники могут находится у нас или там», – сказал Калашников.

В «ДНР» есть еще не эксгумированные тела, есть захоронения в «серой зоне». «Как только будет возможность – будут подниматься скелетированные останки», – заключил руководитель лаборатории.


Как ранее сообщалось, в «бюро судебно-медицинской экспертизы ДНР» могут извлекать ДНК только из крови и ногтей. Работать с волосами и костью не могут – это требует других методик и оборудования. Лаборатория предоставляет также платную услугу определения отцовства по ДНК-тесту, ее стоимость в 2018 году составляла 31,5 тыс. руб. (13,3 тыс. грн). Для сравнения – цена такой услуги на тот период была 4200-4500 грн.

Текстовая версия подготовлена РПД «Донецкие новости» по видеоматериалам YouTube

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять