RU
Все новости

«Почему такое внимание именно к нашему рейсу?»: Переселенка о скандальном возвращении с Бали

Условия обсервации
Условия обсервации

В начале недели СМИ страны пестрели информацией об украинцах, вернувшихся из Индонезии. Застрявшие на острове Бали, а это более тысячи человек, три недели штурмовали дипломатические посольства, часами пытались дозвониться авиакомпаниям, записали видеобращение Владимиру Зеленскому, публиковали посты в соцсетях. За свои старания они были «вознаграждены» специальным рейсом, билеты на который они купили по завышенной цене. Хоть так, лишь побыстрее оказаться дома. Но не тут-то было. История с возвращением более трех сотен украинцев получила резонанс. Почему так вышло, «Донецким новостям» рассказала Екатерина, переселенка из Горловки, которая с началом войны живет в Киевской области. Текст публикуется со слов девушки.

***

– Я не верила своему счастью. Еще немного, и мои мытарства закончатся. Днем 29 марта два самолета, в каждом из которых было по 185 человек, улетели с острова. Все было отлично, люди были в предвкушении скорейшего возвращения домой. В столице Катара мы сделали пересадку на два чартерных рейса «Доха – Киев» авиакомпании SkyUp. И тут начались наши приключения, которые продолжаются и по сегодняшний день.

На взлетной полосе самолет ездил в течение часа. Мы не понимали в чем дело, экипаж тоже молчал. После непонятных маневров по территории аэропорта самолет подъехал к воротам и остановился. Стюардессы вышли, а через время вернулись с какими-то бумагами. И тут командир экипажа говорит, что нам сейчас раздадут документы, которые необходимо подписать. В случае отказа – самолет никуда не полетит. Мы получаем документы, где значится информация об обсервации после прилета в Киев. Это чистой воды шантаж: нам предложили либо подписывать, либо покинуть самолет и остаться в транзитной зоне аэропорта.

В документе были указаны два варианта обсервации сроком на 14 дней: либо бесплатно поселиться в отеле «Казацкий», это на Майдане в Киеве, или за 338 евро за одноместный номер – в отеле «Пуща конгресс», что в Пуще-Водице. В двух вариантах питание не предусмотрено. Конечно же, люди стали возмущаться. Мы все были изначально согласны на двухнедельную самоизоляцию и на анализы прямо в аэропорту, но не на обсервацию в гостиницах.

Три часа мы пытались донести свою позицию. Но все безрезультатно. В итоге, мы подписали этот документ – «с информацией ознакомлен». Как только последний человек подписал, самолет взлетел.

В Киев мы приземлились 30 марта в 02:30 ночи, хотя по расписанию должны в 29 марта в 23:00. В аэропорту «Борисполь» нас встречала Национальная гвардия и полиция. Нам опять раздали эти документы, но теперь нужно было написать, что мы согласны добровольно пройти двухнедельную обсервацию в указанных гостиницах. Около 20-ти пассажиров из нашего самолета сразу же подписали и вышли. Примерно столько же и из другого самолета. Я осталась. Через полтора часа нацгвардейцы сказали, чтобы мы выходили по 10 человек и садились в автобус. Мы отказались это делать, т.к. понимали, что против нашей воли нас повезут в отели.

Когда стало понятно, что мы остаемся, бортпроводники стали перекрывать подачу воздуха в салон. К тому же у нас не было что пить. Воду не предлагали и во время полета из Дохи в Киев, а это 5 часов, и все то время, пока мы были на борту. Дышать становилось нечем. Издевательство над людьми. А ведь среди нас были еще маленькие дети и даже груднички. В итоге, мужчины растолкали бортпроводников и открыли дверь, чтобы салон наполнился воздухом.

Свой отказ мы аргументировали тем, что применение к нам норм постановления Кабмина № 241 об обязательной обсервации неправомерно. Ведь решение об обязательном соблюдении режима обсервации для тех украинцев, которые возвращаются из-за границы, приняли 29 марта на внеочередном заседании Кабмина, а в это время мы летели из Дохи в Киев. И к нашему прилету в аэропорт «Борисполь» это решение, по нашему пониманию, не имело юридической силы. Поэтому сотрудники авиакомпании вместе с нацгвардейцами и полицией путем шантажа хотели нас заставить подписать документы на добровольную обсервацию.

Потом сотрудники авиакомпании вызвали полицию. Они сказали, если мы не покинем борт, то будем отвечать по закону и нам «пришьют» терроризм по оккупации самолета. В итоге, в около 10 часов утра мы вышли из самолета. Нас посадили в автобус, который, по словам сопровождающих, отвезет нас на паспортный контроль в терминал. Но транспорт выехал за пределы аэропорта. Нас везли в отели.

Меня поселили в Пуще-Водице. Отель охраняется Нацгвардией.

На наши вопросы, почему нас не отпускают на домашнюю обсервацию, и на каких основаниях мы силой удерживаемся в отеле, нам никто не давал ответов. Дело в том, что я ехала в третьем автобусе, пассажиры которого и стали заложниками в гостинице. В то время как людей, ехавших чуть ранее в двух других автобусах, отпустили домой. Они лишь расписались в каких-то протоколах.

Прежде чем нас поселили в гостинице, около 7-ми часов держали на холоде. В тот день было всего лишь 3 градуса тепла. У людей не было теплой одежды. Лично я была одета в кофту и штаны, на ногах – летние кроссовки. Мало того, мы еще почти двое суток не ели и не пили. Уставшие, все на нервах. От безвыходности у некоторых началась истерика, и у меня в том числе. А рядом стояли полицейские. Они откровенно с нас смеялись. И только несколько парней сжалились и заказали курьером для нас еды.

Потом к нам приехал первый заместитель министра инфраструктуры Украины Дмитрий Абрамович. У нас к нему была куча вопросов, но у него не было на них ответов. Он рассказывал, какие в этом отеле хорошие условия. Да, я согласна, тут намного лучше, чем в «Казацком» (на момент заселения вернувшихся туристов в номерах было +12 градусов тепла, а из кранов текла вода цвета ржавчины; питание нужно было заказывать в ресторане при отеле – только завтрак на одного человека стоил около 500 грн. – ред.). Но изначально за двухнедельное проживание в Пуще-Водице с нас хотели брать по 300 евро и это без питания. В итоге чиновник сказал, мол, мы должны быть благодарны, что для нас был организован спецрейс. На этом наша беседа с замминистром закончилась, и он уехал.

Меня эти слова чиновника возмутили, ведь мы летели не бесплатно. Для понимания, чтобы добраться до Бали, нужно лететь с пересадкой: сначала из Киева – в Доху (столица государства Катар), там пересадка, и уже из Дохи – в аэропорт Денпасар (это главный город индонезийской провинции Бали). Обратный полет – с такой же пересадкой. Так вот, сейчас перелет из аэропорта Денпасар в Доху людям обошелся в 800-1000 долл. в зависимости от авиакомпании, а из Дохи в Киев украинским спецрейсом – еще плюс почти 300 долл. Для сравнения: за две недели до вылета, в середине февраля, билеты на полный перелет катарской авиакомпанией Qatar Airways я покупала за 700 долл. – это туда и обратно. И при возвращении домой мне повезло, потому что катарская компания поменяла мой обратный билет, поэтому за перелет из аэропорта Денпасар в Доху я недоплачивала, оплатила лишь 300 дол. за спецрейс из Дохи в Киев.

Уже под вечер полицейские завели нас в помещение отеля «Пуща конгресс», где были включены обогреватели. Вроде бы это летнее кафе, которое сейчас не функционирует. Люди, которые живут в Киеве, попросили своих родственников и друзей привезти для всех еды и воды.

На протяжении всего дня нам обещали, что вот-вот приедут врачи, чтобы провести тест на коронавирус. Мы были только «за». И при отрицательном результате согласны были на двухнедельную самоизоляцию у себя в квартирах. Я готова, чтобы ко мне приходил участковый в любое время дня и ночи. Я прекрасно понимаю риски и что я могу быть потенциальным носителем вируса. Но нас обманом и шантажом заманили в отели, требовали за проживание деньги и из нашего приезда непонятно для чего сделали показуху.

Вечером 30 марта нас заселили. Бесплатно покормили. Со следующего дня завтрак и ужин доставляли в одноразовых пластиковых боксах, которые в пакетах оставляли под дверью номера. На завтрак 31 марта давали пару кусочков хлеба, столько же колбасы и сыра, два маленьких круассана, яблоко и сок. А на ужин – гуляш из картофеля и мяса и салат из крабовых палочек. Кормят нормально, жалоб нет.

Номер в отеле «Пуща конгресс»

Днем 1 апреля приезжали врачи. Нам сделали тесты. Ждать сказали пару дней. Мы переживаем, что некоторые тесты могут быть сфальсифицированы. По крайней мере такая инсайдерская информация здесь проходила. Это чтобы показать, что все «меры предосторожности», начиная с событий в Дохе и заканчивая многочасовым стоянием на улице возле отеля, были не зря. Так что пока ждем…

Знаю, что мы очень разозлили Арсена Авакова. Министр внутренних дел даже описал свое негодование на своей странице в Facebook, мол, мы полетели на Бали уже после призыва президента о возвращении в связи с закрытием границ. Но это не правда. Мы прилетели в Индонезию еще до этого, до 13 марта.

Интересно, что днем 29 марта до нас в «Борисполь» прибыл рейс из Хошимина. Из столицы Вьетнама прилетело 238 украинцев. В этот же день спецрейсом прилетели украинцы, которые застряли в Перу, Мексике и Польше. И все они сейчас находятся дома, никто им не препятствовал. И после нас прилетел самолет из Нью-Йорка и всех пассажиров отпустили домой. А еще был спецпоезд «Рига-Вильнюс-Минск-Киев» и тысячи заробитчан из Польши, которые пешком пересекли границу. И над ними так не издевались. Не понимаю, почему такое пристальное внимание именно к нашему рейсу?

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами политики конфиденциальности и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять